Может ли быть цветастым абсурд? Глядя на то, как над ним колдуют армянские старатели, как расходится он пышным соцветием, твердо можно дать утвердительный ответ. Однако абсурд в конечной точке вещь напрасная, ни на что не пригодная, потому приходишь к мысли, что рвение армянских горемык равносильно толчению воды в ступе.

Гораздые на экстравагантные политглупости армянские политтехнологи удивили, если не сказать развеселили, решив возбудить уголовные дела по факту нейтрализации армянских военнослужащих в ходе последних боев. Потери стали следствием провокаций самих агрессоров. Следственные органы, в мельчайших деталях обрисовав картину происшедших столкновений, решили, что азербайджанские военнослужащие «совершили действия, приведшие к смерти двух и более лиц».

Если вникнуть в детали обнародованных заявлений, то обращает на себя внимание психопатический оттенок контента. Это же надо дойти до такого маразма, чтобы, совершив массовое преступление против суверенной страны, периодически вынуждать его на ответные действия, а далее еще и обвинять в совершении преступлений. Словом, преступник угрожает пострадавшему   правосудием.

Спрашивается, чем не сюжет для серии армянских анекдотов?! Смело можно  предложить составителям без риска быть уличенным в цинизме и богохульстве. Есть же анекдот про Рачика, который, заказав гроб для усопшего соседа, расплачивался сторублевой купюрой. Не находя размена у гробовщика, клиент вместо 30 рублей решил взять сдачи в виде гроба для малолетки. Так что, все сходится, соответствуя духу армянской ментальности.

Вернемся к теме уголовно наказуемых преступлений, вокруг которых выстраивается пестрая инкрустация абсурда. Участившиеся в последние дни потери среди оккупантов и в самом деле наводят ужас на Ереван, потому он и пребывает в бешенстве, подписываясь под актами собственного бессилия.

Но, позвольте господа, было же сказано устами президента Ильхама Алиева,  коль не хотите смерти на азербайджанской земле, убирайтесь восвояси. Раз не вняли совету, уж извольте мириться с позорной участью.

Но возникает резонный вопрос – почему армянские оккупанты так активизировались в последние дни? Что их вынуждает идти на заранее проигрышный вариант, если так трепетно дорожат жизнью своих солдат и офицеров?

Ереван в последние дни крутит старую шарманку, чтобы в преддверии и в ходе визита сопредседателей Минской группы ОБСЕ в регион убедить дипломатов в нестабильности положения. Саргсян и его подручные отрабатывают сей вариант как по нотам. Важно дать знать пришельцам, что в  зоне конфликта миром не пахнет. Только такая реальность позволяет Саргсяну выводить за рамки повестки вопрос вывода оккупационных войск из азербайджанских территорий.

Для достижения цели все средства хороши, вот и расплачивается президент  за шкурные интересы жизнями молодых сограждан. Нарочитые потери позволяют ему быть убедительным в аргументации и непреклонным в политическом раунде, чтобы оправданно линять с поля обсуждений.

Посредством военных преступлений, совершаемых уже против  соотечественников, Серж Саргсян обеспечивает себе политическое долголетие, а также неприкосновенность. Он непосредственно причастен  к этническим чисткам, преступлениям против человечности и актам геноцида  в отношении азербайджанцев Ходжалы, Малыбейли, Агдама и других городов и населенных пунктов. Наступит момент и азербайджанские  следственные структуры разберутся с ним, с его сообщниками и добьются привлечения к ответственности. Но пока Саргсян полагает, что время работает на него, и заполняет пустоту для подрыва политического процесса.

Если не считать тактические шалости, рассчитанные на сопредседателей и сообщество, то ситуация на поле брани точно не складывается в пользу оккупанта. После апреля 2016 года, еле оседлав шок, Ереван наращивает мускулы, укрепляет линию передовой обороны и высокопарно превозносит небывало высокий боевой дух армии. Можно ли верить этому?

Если бы в реалиях все было именно так, то Ереван не стонал бы по поводу военных учений Азербайджана. Начавшиеся последние приготовления, в которых помимо тяжелой техники, авиации, артиллерийских орудий и прочего участвует свыше 23 тысяч солдат и офицеров, наводят страх на оккупанта. В высоких кругах ерзают, не отдавая себе отчета в том, что надвигающуюся обстановку в Южном Кавказе моделирует никто иной, как Баку.

Положение обязывает Саргсяна иносказательно готовить сограждан к худшему, подчеркивая, что «Армению и Азербайджан ожидает длительное противостояние, которое развернется не столько на поле боя, сколько между моделями развития двух стран, их цивилизационными векторами». Вдаваясь в лоно пустых мечтаний, он уверовал, будто Армения показывает черты технологически продвинутой страны, которой пора занять достойное место в сообществе.

Представляя положение в радужных тонах, он же признается, насколько важно сделать прорыв в новое качество, чтобы «граждане с новым мышлением смогли бы сделать страну союзником международного сообщества». В пресловутом контексте он не забывает о судьбе Карабаха, которому важно обеспечить «базу международной легитимности». Вот тут-то и зарыта собака, которая сводит на нет усилия и надежды лидера и его адептов.

Армения потому и застряла на международных маршрутах, что ее сковал Азербайджан. Запретный плод обернулся кошмаром и возвел Дамоклов меч над головами бандитов, позарившихся на чужую землю. Чтобы заложить основу качественной трансформации, гарантированной безопасности, о которых мечтает бесславный президент, нужно перешагнуть через судьбоносный барьер под названием Карабах. Боясь отважиться на решающую попытку, он и занимается воспроизводством абсурда, выводя доселе неизвестные его оттенки. Вот так чудак.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az