В Дохе отказались от поддержки Москвы

Каждая эпоха рождает не только своих героев и антигероев, но и свой «словарь». Язык, напоминают филологи — это живой организм, он чутко откликается на все перемены в жизни общества, вот и приходится регулярно переиздавать словари, включая в них новые, как говорят специалисты, «лексемы» и снабжая отжившие пометкой (устар.) — то есть «устаревшее». «Лихие девяностые» внесли в русский язык не только выражения в стиле «забить стрелку» или «сделать предъяву» — именно тогда в русский язык вошло множество коммерческих и «новых управленческих» терминов. В их числе и выражение «кризисный менеджер» — руководитель, который в самой сложной ситуации может принять верное решение и вывести свою компанию из кризиса с наименьшими потерями. А потом уже, рассуждая о политиках и лидерах целых стран, журналисты позволяли себе определения в стиле «на посту президента (премьер-министра, губернатора, канцлера) он проявил себя как прекрасный «кризисный менеджер»».

Только вот одно дело — обладать навыками «кризисного менеджмента» и в нужный момент пускать их в ход.  И совсем другое — считать провоцирование кризисов и игру на них основным содержанием своего, так сказать, «руководящего стиля». Что и проявляется в поведении РФ в ходе политического кризиса, возникшего вокруг Катара. Только вот российская «кризисная дипломатия» оказалась не ахти какой успешной.

«Дипломатия пустых прилавков»

Здесь, пожалуй, нелишне напомнить: в первые же часы после того, как Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и ОАЭ объявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив Доху в дестабилизации внутриполитической ситуации в арабских государствах, а также в поддержке террористических организаций, в том числе «Исламского государства» и «Аль-Каиды», жители эмирата принялись спешно закупать продукты питания. Катар, как и большинство «нефтяных эмиратов», страна пустынная, о продовольственной безопасности в силу географических реалий не приходится и мечтать, и почти весь ассортимент супермаркетов завозится из-за рубежа: что-то морем, что-то — по суше. И когда границы были закрыты, а у КПП начали выстраиваться многокилометровые очереди из десятков фур, груженных продовольствием, в Катаре и начали опустошать прилавки. На этом фоне Иран, Турция, другие страны предложили Катару помощь продовольствием.

Нечто подобное сделала и РФ. Но натолкнулась на весьма жесткую отповедь. «Россия предложила нам помощь на случай необходимости, но на данный момент такой необходимости не возникло», — такое заявление сделал министр иностранных дел эмирата Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани в эфире телеканала «Россия 24». Днем ранее, 10 июня, Аль Тани провел в Москве переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Глава МИД России заверил, что Москва готова сделать все возможное ради разрешения кризиса вокруг Катара. Только вот в Дохе от этой помощи отказались.  «Дипломатия пустых прилавков» не сработала. Очевидно, что для Москвы это по-настоящему масштабный политический провал. Особенно  если учесть, какие надежды возлагались на «катарский кризис» в РФ.

«Русские хакеры» против «исламского НАТО»

Конечно, исследование всех механизмов «катарского кризиса», который еще далеко не закончен, еще даже и не начиналось. Специалисты, занимающиеся расследованием авиапроисшествий, любят повторять: у авиакатастроф никогда не бывает одной причины. Они почти всегда становятся следствием сочетания — или совпадения — нескольких факторов. И точно так же кризис в Катаре тоже не «однолинейный». Понятно, что свою роль здесь, по всей видимости, сыграл тот самый миллиардный выкуп, выплаченный террористам в обмен на освобождение членов монаршей семьи: молодые принцы решили отправиться на соколиную охоту, но попали в плен к боевикам…Несомненно, что многие в столицах стран Залива раздражали и беспокоили попытки Катара сблизиться с Ираном и Турцией (заряд антитурецких настроений в этом регионе сохраняется еще со времен первой мировой войны, когда под подстрекательство Лоуренса Аравийского арабы поднимали восстание в тылу османской армии). Только вот не последнюю по важности роль здесь сыграла, если угодно, «война амбиций». Саудовская Аравия, крупнейшая «нефтяная монархия» региона, государство, чей глава официально  носит титул Хранителя двух святынь, не без оснований считалась бесспорным лидером по крайней мере среди других «нефтяных монархий» — куда более мелких и несравнимо менее влиятельных. Но теперь Катар, напомним еще раз, решил бросить вызов устоявшейся системе распределения влияния. На территории этой страны расположена не только крупнейшая военная база США, но и штаб-квартира популярного и острого телеканала «Аль-Джазира». Местные авиалинии «Qatar Airlines» вырываются на лидирующие позиции в мире. И самое главное, Катар открыто наводит мосты со странами, с которыми у Эр-Рияда не лучшие отношения. Словом, вопрос, в какой степени нынешний кризис стал этакой «войной амбиций», как минимум имеет право на «озвучивание».

И вот на этом фоне на сайте одного из катарских информагентств и появилась новость, где эмир Катара якобы слишком благожелательно говорил об Иране и даже Израиле. В Дохе вскоре «сенсационную новость» с сайта агентства убрали, заявили, что страница была взломана, но фейковая «сенсация» уже сыграла роль «перышка, которое ломает хребет верблюду». А теперь в СМИ США и Великобритании обсуждают новость, что за скандальным взломом стояли российские хакеры. Для которых игра, без сомнения, стоила свеч.

В самом деле, об этом сказано и написано уже бессчетное количество раз: кризис вокруг Катара разразился на весьма примечательном фоне. Визит Дональда Трампа в Саудовскую Аравию и проведенный там саммит многие эксперты поспешили расценить как попытку США создать этакий «антииранский союз», который тут же окрестили «исламским НАТО».

При этом понятно, что речь идет о задачах куда более долгосрочных, чем даже противостояние Ирану. Персидский залив — регион особый. Сегодня уже никто не позволит себе сказать о местных нефтяных монархиях что-то вроде высокомерной фразы «Не слишком ли много внимания для горсти песка?» Нефть, конечно, есть не только на побережье Персидского залива, но именно «черное золото», скрытое в местных песках, определяет «экономическую температуру» и Запада, и Востока, пусть даже в одних странах вспоминают как свой самый страшный кошмар «нефтяной кризис» семидесятых, а в других — головокружительное падение цен на нефть. Из чего уже следует простой вывод: в таком непростом регионе неплохо бы иметь твердые позиции.

Справедливости ради напомним: попытки создать некий аналог НАТО на Ближнем Востоке предпринимаются не впервые. В феврале 1954 года был подписан Багдадский пакт, закрепивший создание СЕНТО — Организации Центрального Договора. В нее входили Ирак, Иран, Пакистан, Турция, уже с 1952 года вступившая в НАТО, и Великобритания. Кроме того, в деятельности этой организации активное участие принимали США. Однако этот блок официально был распущен в августе 1979 года. Сначала из него вышел Ирак, где была свергнута монархия и к власти пришли баасисты, в 1979 году — Иран, где победила антишахская революция, утратила свои ближневосточные владения Великобритания…Приверженность блоку дольше всех хранила Турция, но и там решили, что со страны достаточно членства в НАТО.

Теперь политическая архитектура Ближнего Востока рушится на глазах, и в таком случае попыток США сколотить здесь новый союз по примеру СЕНТО следовало бы ожидать. Как и того, что созданию этого союза, да еще в таком чувствительном регионе, как Персидский Залив, попытаются воспрепятствовать, в том числе  и путем «внесения раскола». В том числе и со стороны РФ.

«Газовая игра» в версии 2.0, или Если враг не сдается, его душат в объятиях

Плюс ко всему Москва, по всей видимости, рассчитывала не только (и не столько) звонко щелкнуть по носу Дональда Трампа, поставив под вопрос планы создания в регионе нового варианта СЕНТО, который, если очень хочется, можно назвать и «исламским НАТО». Катар — не просто «углеводородный эмират». Эта страна за последние годы многократно нарастила экспорт газа, в том числе и сжиженного, который перевозится супертанкерами-газовозами.

Сказать, что «газовая стратегия» Катара заставляет нервничать Россию — ничего не сказать. Можно, конечно, долго спорить и дискутировать, что выгоднее, к примеру, для тех же Польши или Литвы — получать по «трубе» газ из Западной Сибири или же ставить у своего побережья плавучий газовый терминал и закупать «голубое топливо» в сжиженном виде в том же Катаре. Но эти рассуждения имели бы смысл, если бы для России так же, как для Азербайджана, Катара или Норвегии, газ был бы «экспортным товаром». А Москва еще в середине «нулевых» попыталась использовать свои поставки «голубого топлива» как средство давления на потребителей. Только вот не учла, что «трубопроводное оружие» можно использовать только один раз. А дальше страны-покупатели постараются диверсифицировать источники и снизить зависимость от ненадежного поставщика. Что и происходит сегодня на европейском рынке, где доля «Газпрома» неумолимо падает, а европейские страны активно отказываются от российского «голубого топлива» в пользу других источников, от Алжира и Катара до Азербайджана и Норвегии.

Сказать, что Катар с его колоссальными запасами газа и танкерными терминалами раздражал Москву — ничего не сказать. Но так как высадить на улицы Дохи «зеленых человечков» было все-таки затруднительно, то в Москве избрали другую стратегию — «задушить в объятиях». Катар, оказавшийся в жесткой политической блокаде, в статусе «региональной страны-изгоя», представлялся Москве этакой легкой добычей. А дальше…Дальше в «державных мечтах» рисовались самые радужные перспективы, от монополизации «Газпромом» катарских месторождений до появления у России военной базы в Персидском Заливе, где она лишилась своих позиций после падения диктатуры Саддама Хусейна. И самое главное, дело представлялось почти что решенным. Если эмирату не простили сближения с Ираном, а Саудовская Аравия сближается с Вашингтоном, то самое логичное для Катара в нынешней ситуации — это искать союза с РФ. Да и Россия не предлагала Катару открыть на его территории военные базы, послать  на помощь войска, вступать в ОДКБ или ШОС. Речь шла о невиннейших поставках продовольствия. Но российскую помощь Катар не принял, прекрасно понимая, что у нее последует политическое продолжение. И хотя пока что остается только гадать, когда и чем закончится катарский кризис, очевидно, что РФ его уже проиграла. И такое развитие событий еще раз показало, насколько «нерукопожатной» является Москва прежде всего на арабской улице, где не забыли (и в вряд ли забудут) и ту поддержку, которую она оказывает Башару Асаду, и угрожающие заявления в адрес того же Катара, с которыми выступал в ООН ныне покойный Виталий Чуркин, и многое другое. И все это делает российский провал еще более оглушительным.

Нурани, специально для Minval.az