В борьбе с террором человечество обречено быть в роли догоняющего, поскольку монстр с перекошенным и уродливым лицом действует нечестно и маскируясь. Даже при самых повышенных мерах безопасности осуществить надлежащие превентивные меры не представляется возможным.

Разгул террора в иранской столице еще раз показывает, насколько это опасная и неконтролируемая стихия. В Тегеране, по сути, имела место  террористическая атака международной джихадистской сети, во многом схожая с событиями 11 сентября 2001 года против США. Бесспорно характер, масштаб, использованные механизмы и наработки разные, однако почерк аналогичный. Стране объявлена война.

Почему никем не признанное Исламское государство теперь направило дуло смертоносных орудий в сторону Исламской Республики? Причин несколько. Исламская Республика всегда была и по-прежнему остается значимым и в чем-то непреодолимым барьером на пути расползания разрушительной стихии в регионе, играя для судеб будущего роль солнечного сплетения. Наравне с этим внутри страны давно идут позиционные бои с курдскими, арабскими и белуджскими террористическими формированиями, которые скооперированы и с Исламским государством, и с ан-Нусрой, и Аль-Каидой, и другими.

Периодически активность этих групп эхом взрывов и громких убийств отзывалась в повседневной жизни страны. В местах массового скопления людей, мечетях, базарах, и на оживленных перекрестках разных городов террор не раз оставлял кровавый автограф. Несколькими днями раньше в городе Шираз в торговом центре прогремел мощный взрыв, унесший жизни трех десятков человек. А обезвреженных терактов вообще не счесть.

Несмотря на бдительность спецслужб, подрывники, используя технологию и инструментарий сетевых войн, добиваются поставленных целей, чтобы сбить ритм жизни и посеять панику и хаос. Кровожадный враг добивается успеха за счет внедрения в среду агентов и джихадистских исполнителей.

Исламское государство, взяв на себя ответственность за совершенные акции в Тегеране, пытается подтвердить, что озвученные ранее угрозы против страны-еретика в лице Ирана находят подтверждение. Тегеран совместно с союзниками по так называемой восточной коалиции здорово насолил джихадистскому движению, имевшему мощную финансовую, милитаристскую поддержку со стороны ряда государств ради перекройки  ближневосточной политической карты.

Однако, если не считать распада Ливии, прихода беспощадной войны с гуманитарным хаосом в Сирию и Ирак, то базовые цели варварской массы, поставленные перед объединенным террористическим интернационалом, в пространстве значительно ограничились.

Как бы на Западе, с его подачи региональные недруги Тегерана не обвиняли его в поддержке международного террора, претензии не имеют доказательной почвы под собой. По сути, Иран сам является жертвой исламского террора, и неслучайно его заклятые враги за последние годы только интенсифицировали обороты идеологических нападок на Тегеран, обвиняя его во всех смертных грехах.

Надо помнить, что Иран добровольно вошел в эпицентр борьбы с салафитско-джихадистским интернационалом, чтобы поломать ему хребет и избавить регион от будущих напастей. Еще в 2010 году монархии Персидского залива щедро проплатили операцию по уничтожению Хезболлы, чтобы упростить решение следующих, не менее важных для себя задач. Предстояло свержение Башара Асада с дальнейшим расчленением Сирии, Ливана, Ирака с созданием новых карликовых образований, которые стали бы подконтрольными для определенных региональных сил.

Тегеран совместно с Россией и другими союзниками не только помешал чудовищным планам, но и смог навязать противникам свою игру. И теперь, когда ИГ практически вытесняется из ареалов, где не так давно чувствовал себя вольготно, переходит на тактику партизанской борьбы в тылу врага.

На поле боя с глазу на глаз Тегеран около 7 лет воюет с ИГ и другими ячейками на сирийском военном театре, а также в Ираке. Наряду с этим, все время нейтрализует подрывную деятельность арабских, курдских и белуджских  националистов, которым в роли маршрутизаторов помогают внешние вражеские силы. В непростых условиях ИГ все же напомнило о себе, как о маневренной силе.

Не исключено, что к подготовке совершенных терактов причастны региональные соперники Тегерана, их спецслужбы, без которых разработка и исполнение столь зловещих планов вряд ли возможны.

По мере выхода боевых действий в Сирии и Ираке на завершающую стадию сетевые структуры будут стараться вынести противостояние на поле врага. Навязать Ирану сложную позиционную борьбу не так-то просто, но  взбудоражить общественные настроения, посеять страхи террористические структуры в состоянии.

Теперь, когда Тегерану брошен дерзкий вызов, его спецслужбам, силам безопасности придется перестроить стратегию и постараться предвосхитить новые вылазки террористов. Должен начаться новый отсчет времени. Представляется, что с помощью профессионального сыска и расследований удастся пролить свет на исходные параметры совершенных атак.

Не исключено, что в данном контексте и без того напряженные отношения с рядом соседних государств выйдут на новый критический уровень. Окажется ли дипломатия в состоянии разрулить ситуацию — вот это вопрос вопросов. Однако Тегеран, если встанет необходимость вступить в бои без правил, не отступит. Как это он показал на полях сирийских и иракских сражений.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az.