Он вряд ли поможет «очистить» репутацию российской политики

В годы существования СССР, как, должно быть, помнят читатели старшего поколения, с косметикой была та еще «напряженка». Советская промышленность особым разнообразием подобных средств женщин не баловала, а косметика импортная, причем не только французская, британская или немецкая, но и та, что производилась в Польше, считалась невероятным дефицитом. И если помада, тушь для ресниц или французские духи на советский рынок еще как-то пробивались, особо ловкие могли раздобыть и крем, то обычное сегодня косметическое молочко для снятия макияжа было недосягаемой мечтой. Большинство советских женщин, ну, конечно, кроме обычного мыла, пользовались для очистки кожи лица средством под названием «Огуречный лосьон».

А теперь вот, похоже, при помощи «огуречного лосьона в версии 2.0» очистить пытаются уже не кожу лица, а имидж российской внешней политики на азербайджанском треке.

Напомним: в Москве, в посольстве Азербайджана, состоялся торжественный прием, посвященный главному государственному празднику — Дню Республики. Среди приглашенных была и госпожа Захарова, которая затем разоткровенничалась в своем «Фейсбуке»: «Была на приеме по случаю Дня Азербайджана. Зашла на десять минут, ушла через час. Посол Полад Бюльбюль-оглы пытался усадить за стол, ломившийся под тяжестью плова и всевозможных разносолов. Но народная волна подхватила, и понеслось живое общение. Уходя, прихватила бакинские огурец и черешню. На память о ломившихся столах. Кстати, азербайджанские огурцы лучшие». И даже разместила фотографию: огурец и черешенка на ладони. Все это вполне сошло бы за «милую деталь», если бы не весьма своеобразный политический фон.

Так у кого же «язык поскользнулся»?

Вряд ли имеет смысл напоминать: Захарова «постила» черешню и огурцы в своем «Фейсбуке» на фоне если и не полномасштабного политического кризиса между Баку и Москвой, то уж во всяком случае очевидной серии взаимных резких заявлений. А поводом к такому «обмену дипломатическими любезностями» послужило закрытие российскими властями ведущей организации азербайджанской диаспоры в Москве — Всероссийского азербайджанского конгресса, что вызвало вполне ожидаемое и справедливое возмущение в Баку. Тем более что как раз накануне глава МИД РФ Сергей Лавров и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, не говоря уже о Владимире Жириновском, пожаловали на юбилей главы «Союза армян России» Ары Абрамяна, где в прямом смысле сидели за одним столом с еще одним «почетным гостем» — Бако Саакяном, «президентом Нагорного Карабаха».

При этом азербайджанские власти не стали, как, возможно, рассчитывали в Москве, молча «глотать обиду». В ответ глава пресс-службы МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев дал интервью АзерТАдж, где заявил: «В отношении к неправительственным организациям национальных меньшинств в политической плоскости, мы расцениваем подобную дискриминацию в отношении Конгресса, как недружественный шаг». Как подчеркнул азербайджанский дипломат, «считаем, что подобный подход, наряду с тем, что нарушит равновесие межэтнических отношений в России, концепции реформ, проводимых в этой стране, и не служит укреплению межкультурного диалога, также не будет положительным в азербайджано-российских отношениях». И добавил, что такое поведение российских властей бросает тень на посредничество Москвы в урегулировании армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта.

Это, конечно, было не единственное ответное заявление в Баку. Весьма жесткие оценки в адрес России высказывали депутаты, журналисты, общественные деятели. И, похоже, эта реакция оказалась настолько неожиданной для Москвы, что Мария Захарова на очередном своем брифинге раздраженно бросила: «С недоумением восприняли высказывания, которые были сделаны по линии пресс-службы МИД Азербайджана и опубликованы одним местным агентством по поводу решения Верховного Суда Российской Федерации о ликвидации общероссийской общественной организации «Всероссийский азербайджанский конгресс» из-за многочисленных нарушений федерального законодательства». Как возмущалась еще недавно госпожа Захарова, «обратили внимание на выступление представителя МИД Азербайджана по поводу российской внутренней политики, звучали слова о «балансе межнациональных отношений, концепции реформ и перспектив межкультурного диалога» в нашей стране. Полагаем такие заявления  неуместными. Оценка решения российского суда в отношении российской общественной организации как «недружественного шага» в отношении Азербайджана выглядит странно». И в конце добавила: ««Мы не нуждаемся в каких-то сомнительных советах относительно того, как нам выстраивать межэтнические отношения в собственной стране».  После чего решила сменить «кнут» на «пряник»: «В России дорожат стратегическим партнерством с Азербайджаном, курс на всемерное укрепление которого определен главами двух государств. Убеждены, что процитированные мной высказывания (возможно, не вполне продуманные) не нанесут ущерба российско-азербайджанским отношениям».

Здесь прежде всего необходимо подчеркнуть: в отличие от некоторых своих коллег в других странах, господин Хикмет Гаджиев, как и положено профессиональному дипломату, да еще официальному представителю МИДа, непродуманных заявлений не делает в принципе. И в интервью АзерТАдж он сделал то, что и требуется от споуксмена МИД Азербайджана — изложил позицию своей страны, причем сделал это четко, в выверенных и отточенных выражениях. И если кто-то ждал, что после раздраженных комментариев Захаровой его сразу же «дезавуируют», а еще лучше — показательно накажут, то…неудивительно, что эти надежды не оправдались.

Не будем переходить на личности и интересоваться, сколько раз самой госпоже Захаровой приходилось быть вызванной «на ковер» и объяснять, что она что-то брякнула не подумав, что «поскользнулся язык» и вообще она совсем не это имела в виду. Тем более не станем заострять внимание, с какой частотой по поводу «ляпсусов» госпожи Захаровой зубоскалят СМИ и социальные сети. Отметим только, что вскоре после ее заявления российская дипломатия, как бы это поделикатнее выразиться, «сменила тон». Да так очевидно, что вопросов, у Марии Захаровой или Хикмета Гаджиева «поскользнулся язык», уже не осталось. Так, заместитель министра иностранных дел России Василий Небензя в интервью ТАСС заявил, что «это (ликвидация ВАК — Ред.) не должно привести к ухудшению отношений между двумя государствами», выразил уверенность, что «решение связано не с чьей-то политической волей, это решение наших правоохранительных органов в связи с нарушением процедуры регистрации этой организации», и отметил: «Я абсолютно уверен, что эта история не должна сказаться на наших двусторонних отношениях с Азербайджаном». Следующим на столь животрепещущую тему высказался уже посол РФ в Азербайджане господин Дорохин.

«Сильный ход» при слабой позиции

Оговоримся сразу: то, что сделал господин Дорохин — без сомнения, хороший профессиональный ход. Чрезвычайный и Полномочный посол РФ в Азербайджане дал интервью агентству «Спутник», где не стал ограничиваться общими фразами о дружбе и исторических связях, а «осветил» позицию своей страны и по делу Дильгама Аскерова, и в связи с Лапшиным, и в отношении ликвидации ВАК. Наконец, в отличие от госпожи Захаровой и господина Софронкова, Владимир Дорохин был вежлив, доброжелателен и корректен. И, как и надлежит дипломату, четко и недвусмысленно изложил позицию своей страны. Для начала дипломат напомнил, что российско-азербайджанские отношения сегодня —  это «сотни тысяч, если не миллионы азербайджанцев, работающих в России. Огромное количество азербайджанских семей, живущих за счет поступающих оттуда доходов. Смешанные браки, общие дети, разветвленные родственные связи. Россия — главный рынок для азербайджанских ненефтяных товаров. Ни в одной другой стране не учится столько азербайджанцев, как в России. Здесь комфортно чувствует себя самая большая русскоязычная община на Кавказе. Я не хочу верить, что это может быть поставлено под угрозу эпизодом с ВАК.

Во всяком случае, Россия в этом не заинтересована». Порассуждав о том, что ВАК, в котором состоят граждане РФ, должен действовать в соответствии с российским законодательством, подвел итог: законы должны соблюдаться. Затем прокомментировал ситуацию с Лапшиным: «Сегодня ситуация с Лапшиным находится в правовом поле. Его права как обвиняемого соблюдаются. Для России это самое главное». Что же касается Дильгама Аскерова, то, как уверен Дорохин, «к сожалению, проявляется непонимание того, как у нас поставлена работа по защите интересов граждан Российской Федерации. Если что-то случается с гражданином, первое, что посольство должно сделать — направить своего консульского работника встретиться с этим человеком, проверить его документы, выяснить, что с ним произошло на самом деле. После этого принимается решение, какие шаги должны быть предприняты и на каком уровне. Как вы понимаете, всего этого мы сделать не можем, потому что человек находится на территории, которую Россия не признает в качестве субъекта межгосударственных отношений. А вопросов много. О них уже говорил представитель МИД России Артем Кожин. Могу повторить. Как Аскеров оказался там, где оказался? Как он переходил через линию разграничения сторон? Что на самом деле с ним произошло? Почему при нем было оружие? (Об оружии сообщил брат Аскерова во время своего посещения посольства). У нас нет полного понимания ситуации. Вот в чем отличие дела Аскерова от дела Лапшина». Хотя и заверил: «Это не значит, что Россия отворачивается от Аскерова». И вот уже после интервью Дорохина подоспела госпожа Захарова со своим «дипломатическим огуречным лосьоном».

Другой вопрос, что принятые меры, как бы это помягче выразиться, «не в масштабе» проблемы.

«ВАК» пишем, «Искандеры» в уме

Интервью господина Дорохина можно, конечно, «разобрать по косточкам» и напомнить, что, кроме направления консульских работников, проверки документов и т.д., Россия в случае ареста своих граждан нередко выступает с целой серией громких политических заявлений. Так было с Лапшиным, с «оружейным бароном» Бутом, с «кокаиновым летчиком» Ярошенко, но не с Дильгамом Аскеровым, который не нарушал никаких законов и которого — назовем вещи своими именами — удерживают в плену незаконные вооруженные формирования. Точно так же можно напомнить, что цифры насчет «сотен тысяч, если не миллионов азербайджанцев, работающих в России», безнадежно устарели. Да, такая статистика, возможно, «имела место быть» лет 10-15 назад, когда безработица в Азербайджане доходила до 49%, но никак не сегодня. И если у кого-то наготове аргумент, что, дескать, по азербайджанской экономике ощутимо ударило падение цен на нефть и газ, то смеем заверить: по российской экономике оно ударило еще больнее. В особенности в сочетании с санкциями и «контр-санкциями». Что понятным образом влияет на популярность «российского направления» трудовой миграции в Азербайджане. Свою роль сыграла и продолжает играть известная российская «кавказофобия» и «чернофобия». Наконец, серия придирок к азербайджанской агропродукции на КПП «Яраг-Казмаляр» и настоящие репрессии против граждан Азербайджана, работающих в том же Дагестане, где Азербайджан — один из немногих реальных инвесторов, тоже дает изрядную пищу для размышлений, поддерживает ли Россия существующие между двумя государствами такие вот экономические и человеческие связи или же, наоборот, использует их как средство давления на Азербайджан. И на этом фоне ликвидация ВАК не может не восприниматься как часть кампании давления на Азербайджан путем ужесточения «миграционных правил». Тем более что подобное происходит в двусторонних отношениях Москвы и Баку уже не в первый раз. Да и сомнения в объективности российских судов и в том, что в Москве политика ну никоим образом не диктует праву, будем откровенны, проигнорировать тоже не получится.

Конечно, политику эту формирует  не господин Дорохин. Он, как и положено послу, излагает позицию своей страны, и делает это куда профессиональнее многих своих коллег на Смоленской площади. Другое дело, что позиция у его страны, мягко выражаясь, слабовата. В том числе и в таком, казалось бы, бесспорном вопросе: господин Дорохин, точно так же, как и ранее господин Небензя, повторил уже знакомую «установку», что, по мнению Москвы, ликвидация ВАК не должна повлиять на дружеский характер взаимоотношений Москвы и Баку.

Конечно, здесь самое время поинтересоваться, как сама Россия относится к праву других государств, говоря словами Захаровой, «выстраивать межэтнические отношения в собственной стране». Впрочем, для этого обращаться с вопросами к госпоже Захаровой или даже господину Дорохину как бы даже и необязательно — достаточно просто следить за новостями вообще и за реакцией России…ну, например, на решение властей Украины, что 75% национального эфира должно «звучать» на украинском языке, в частности. Тем более для думающей части аудитории очевидно, как бы на ликвидацию крупнейшей «русскоязычной» организации в «третьей стране» отреагировала бы сама Россия. Наконец, активисты ВАК не устраивали антироссийских провокаций на территории самой РФ, не выдвигали заведомо невыполнимых требований и, пардон, не вели себя как «пятая колонна», а их историческая родина не строила планов «приращения» собственной территории за счет России. Можно вспомнить и еще одно неудобное обстоятельство: речь вообще-то идет не только о ликвидации ВАК и деле Дильгама Аскерова. На отношения Москвы с Баку самым непосредственным образом влияют ее же отношения с Ереваном. И если посол РФ в своем интервью (по совершенно понятным и прозрачным «тактическим» соображениям) обошел еще одну болезненную тему — оружейные «подарки», которые получает от России Армения, — это не значит, что эту тему в Баку тоже «проигнорируют» и никоим образом не сделают своих выводов.

И что же — госпожа Захарова попыталась «затереть» при помощи огуречного лосьона все эти «пятна» на репутации собственной страны? В своем воображении можно, конечно, нарисовать идиллическую картину, где ярко-зеленые плети вьющихся огурцов с пасторальными ярко-желтыми цветочками надежно скрывают от посторонних глаз…ну, скажем, «Искандеры», подаренные Армении, только вот в политике такой трюк вряд ли удастся, пардон, «провернуть».

Но тогда получается, что в России, оказывая столь явную поддержку Армении и еще устраивая кампанию давления на азербайджанскую общину внутри страны, просто поставили крест на своих отношениях с Азербайджаном и решили перевести их из разряда добрососедских во враждебные? Вряд ли. Судя по тому, что сегодня даже журналисты канала «Россия» в своем репортаже о вручении Владимиром Путиным высокой награды Юрию Григоровичу вспоминают, что под его руководством в Большом театре ставили «Легенду о любви», а рассказывая о том, как поминали недавно жертв Холокоста, указывают, что богослужение в память о них прошло и в Азербайджане, ссориться с Баку в Москве как бы не планируют. Но как тогда объяснить и всю эту политику, и то удивление, с которым в Москве встретили жесткую реакцию Азербайджана на ликвидацию ВАК? Здесь явно не ждали, что в Баку в ответ возмутятся и еще поставят под вопрос моральное право РФ на посредничество в Карабахе. А когда в Азербайджане выразили свое возмущение, и самое главное, не стали спешно корректировать позицию после раздраженных окриков Захаровой, «менять тон» пришлось уже самим российским дипломатам.

И вот в этом, похоже, и заключена главная «составляющая» очередного провала российской дипломатии на азербайджанском «треке». Потому что, как бы ни старались спасти ситуацию и Небензя, и Дорохин, и даже — в меру способностей — Захарова, первопричина не в неверной интонации. Просто РФ за четверть века с лишним, прошедших после распада СССР, так и не научилась выстраивать со своими соседями по-настоящему равноправных отношений, основанных на взаимном уважении. Не то чтобы у России с ее многовековой дипломатической историей недостаточно опыта выстраивания таких отношений. Просто вести в отношении новых независимых государств «настоящую» внешнюю политику и дипломатию в «команде» Сергея Лаврова и Владимира Путина кое-кто посчитал излишним. И пока на постсоветском пространстве продолжается такая вот «политика второго сорта», российская дипломатия будет набивать себе столь впечатляющие «шишки», от которых вряд ли получится спастись при помощи огуречного лосьона.

Нурани, специально для Minval.az