porsheКак информирует Minval.az, эти странные фотографии были сделаны в центре Баку, в парке около Железнодорожного управления: «эхсан-булаг», на памятной плите которого повествуется о том, что в ночь с 15 на 16 марта 2012 года на проспекте Бабека в страшном ДТП погиб Фирудин Исмаилов. А его Порше Panamera (государственный номерной знак 90-LB-707) сгорел дотла.

Напомним, что Фируддин был единственным сыном Арзу Исмайлова – руководителя компании «Transqafqaz transport».

По следам сгоревшего Порше

Об этом громком ДТП очень много писали СМИ, было проведено тщательно расследование, и состоялся судебный процесс под предводительством судьи Новруза Керимова. В качестве обвиняемого лица проходил водитель грузовой машины «MAZ-6422» — уроженец Сальянского района, житель села Атбулаг Гаджигабульского района Рустамов Заур Али оглу(1974 г.р.). Его действия квалифицировались по статье 263.3 (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц).

Согласно материалам уголовного дела, 16 марта текущего года, около 04:50 часов, обвиняемый Заур Рустамов ехал на грузовом автомобиле марки МАЗ-6422 по проспекту Бабека в Низаминском районе Баку. Приблизившись к перекрестку (рядом с «KIA Motors») водитель Рустамов снизил скорость движения и въехал на перекресток, нарушив требования 4-ой части статьи 77 Закона Азербайджанской Республики «О дорожном движении», то есть, поворачивая налево или разворачиваясь на равнозначной дороге, водитель безрельсового транспортного средства должен был уступить дорогу автомобилю, движущемуся по равнозначной дороге со встречного направления прямо или направо. Так, нарушив это правило, З.Рустамов после поворота продолжил движение в прямом направлении, вследствие чего грузовик столкнулся с движущимся с правой стороны автомобилем марки Порше Panamera с государственными номерными знаками 90-LB-707, которым управлял Фирудин Исмаилов. Водитель и его пассажир Рашад Ибрагимов погибли на месте происшествия, сгорев заживо.

porshe2

В действиях водителя автомобиля марки Порше Panamera Исмаилова Фирудина Арзу оглу были выявлены несоответствия требованиям 1 и 2 частей статьи 50 Закона Азербайджанской Республики «О дорожном движении». У него была возможность предотвратить инцидент, если он следовал бы требованиям вышеуказанной статьи. Однако, автотехническая экспертиза опровергла версию о движении автомобиля марки Порше Panamera с высокой скоростью.

Приговором суда З. Рустамов был признан виновным по статье 263.3 (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц) Уголовного Кодекса Азербайджана и приговорен к 9 годам лишения свободы.

Памятник машине или ее хозяину?

Глядя на фотографии, создается впечатление, что была предпринята попытка увековечить не только имя погибшего в страшном ДТП Фирудина, но и его машины – сгоревшего Порше Panamera.

Нам не известно, кому именно в голову пришла такая идея – увековечить имя погибшего и его машины (второе – более чем странно). Конечно же, мы прекрасно понимаем состояние отца погибшего Фирудина, и искренне ему сочувствуем, как, впрочем, и любому гражданину страны, потерявшему ребенка, да еще таким трагическим образом. Но почему-то, глядя на эти фотографии, я невольно припоминаю могильную плиту с надписью «Отцу-профессору от сына-доцента. Перед смертью все равны, к чему припоминать титулы, чины и звания, материальный достаток?  Создается впечатление существования некоего культа вещизма, «автошства» – в данном случае — если угодно. Кстати, опыт похорон машин не первый в нашей стране. Были известны случаи, когда на кладбищах хоронили останки сгоревших автомобилей, в которых гибли члены семьи. Это явление широко практикуется не только в Азербайджане, но и во многих республиках постсоветского пространства.

Но остается открытым вопрос: кто дал разрешение открытия подобных памятников в городском сквере? Вот так вот спокойно, безо всяких сложностей. Да, в Баку есть много «эхсан-булагов», которыми увековечены имена шехидов, павших за территориальную целостность страны. За это низкий поклон всем, кто принимает участие в благих делах подобного рода.

Porshe 3

Но кто мог дать разрешение на символическую могилу Порше Panamera – да еще и в городском сквере? Решение, граничащее с абсурдом! Представьте, что в парке играют дети, которые видят символическую могилку машине. Как вы считаете, какие вопросы они будут задавать своим родителям? Получается, что умершего питомца в парках и скверах ИВ запрещает хоронить, а вот символические могилы машинам ставить – это можно?

Конечно же, как мы полагаем, что данное разрешение было дано не за просто так. Мы не уверены, что идея открыть булаг и символическую могилу машине принадлежит отцу погибшего Фирудина (сильно смущает слово «Fedya», начертанное на «булаге»). Скорее всего, это сделали его друзья. Но в таком случае, остается непонятным: что для них являлось приоритетом – память о друге? Или память о его дорогой машине (больше 100 тысяч долларов)?

Так или иначе, мы можем только судить со стороны. Разрешение получено, но кем оно было выдано – мы пока что не знаем. Можно предположить, что ИВ Насиминского района, потому что скверы и парки на данной территории – это их вотчина. Мы попытались связаться с ответственным лицом, и в данный момент ответ от него пока что не получен.

P.S:

Самое неприятное в этой истории то, что память многих наших героев, наших шахидов предана забвению. А ведь на месте этой символической могилы Порше Panamera могла бы стоять памятная плита, на который были бы увековечены имена ушедших в бессмертие безвестных героев нашей войны.

Яна Мадатова