Andrey_Evgeniy_Leonovi

— Большое спасибо, что сразу согласились на интервью, это в моей практике явление нечастое.

—  Скажу вам так, что и актеры бывают разные, и журналисты бывают разные. Некоторые представители прессы порой стараются коснуться деликатных тем, которые не предназначены для широкой публики, порой просто поражаешься бесцеремонности. Поэтому, если актер и соглашается на интервью, то старается придерживаться определенных ограничений в круге обсуждаемых тем.

— Вы выросли в театральной семье, можно ли утверждать, что вам предопределено было стать актером?

— Да, скорее всего предопределено. Я любил ездить с папой на концерты, был фанатом советских фильмов, они мне безумно нравились, особенно с военной тематикой, как, наверное, и всем мальчишкам. Но серьезные изменения произошли, когда будучи учеником 9-го класса посмотрел в Ленкоме спектакль «В списках не значился», потом был «Тиль Уленшпигель», и для меня профессия актера открылась совершенно с неожиданной стороны. Ну и естественно, перед глазами всегда был папа, и я к этому привык, но когда видишь его работу со стороны, она поражает. Так же, как и поразил в свое время Николай Караченцов, как он сыграл Тиля Уленшпигеля, работа Виктора Проскурина в «Списках не значится», это были потрясающие спектакли, которые проникали в душу и оставались там на всю жизнь. С каждым спектаклем я потихоньку впитывал в себя актерскую профессию. Так что у меня даже не было сомнений по поводу выбора профессии, просто пошел поступать в театральный институт, это был мой сознательный выбор, безо всякого вмешательства со стороны папы.

— Кстати, по поводу Вашего папы – помню фразу, сказанную Георгием Николаевичем Данелия – «Когда я начинаю какую-то картину, первое о чем думаю, кого сыграет Евгений Павлович Леонов».

— (Смеется) Да, было такое. Даже после инфаркта, когда папа был слаб после перенесенной тяжелой операции, он нашел в себе силы принять приглашение Г.Н. Данелии и сыграть небольшую роль в фильме «Паспорт».

— Часто ли отвечаете отказом на приглашения режиссеров?

— Знаете ли, день сегодняшний немного изменил актерские подходы к предлагаемым ролям, в условиях кризиса требования к избирательности можно чуть занизить, но это совершенно не значит, что я должен пуститься  во все тяжкие и начну сниматься где попало. Но работа есть работа, тут нельзя зарекаться, к примеру кто-то говорит: «Никогда не буду сниматься в рекламе»! И что? Снимается как миленький (смеется). Работа пока есть, и слава Богу! Приглашают, интересуются, вспоминают. Я же как актер должен постоянно быть в форме.  А если повезет с режиссером, так это вообще счастье! Как например папа и Георгий Данелия нашли друг друга , и какие получились прекрасные фильмы, какой великолепный результат! И сколько радости у зрителей!

Возвращаясь к вопросу – важно соблюдать некий баланс между предложениями и отказами, ибо откажешься раз, другой, третий, а потом и вовсе не пригласят. В советское время можно было позволить себе выбирать между тем, что интересно, а что нет. Да и фильмы были другие, что тут говорить…

— В продолжение темы. Бывают  случаи (правда редко), когда актер стоит перед выбором – какую роль играть, положительную или отрицательную…

— У меня как-то была ситуация , я снимался в «Папиных дочках», и потом  режиссер предложил мне сыграть маньяка-детоубийцу, на что я ответил отказом.  Если бы это был не эпизод в сериале, а серьезный фильм, некое исследование – это другое дело, можно было бы взяться за эту работу. А просто мелькнуть в эпизодической роли, не несущей никакого особого смысла как-то не хотелось. Я не из тех, кому «лишь бы показаться» (смеется). Работа должна быть интересной, где нужно думать, пробовать, искать, тогда да, это по мне.

Andrey_Leonov

— Кто–то предпочитает сниматься в мелодрамах, кто–то в комедиях, кто-то уверенно себя чувствует в мистике. На какой конкретно тематике у Вас наступает творческий резонанс, что предпочитаете конкретно Вы?

— Тут сложно сказать. Вот, например, сейчас снимается сериал, его ведет прекрасный  режиссер Сергей Гинзбург, эта работа посвящена Рихарду Зорге. Я играю роль радиста, его единомышленника, друга, соратника. Не могу раскрыть всех нюансов, этот проект  еще в производстве, съемки пока не закончены, но скажу так – работать с Гинзбургом невероятно интересно. Конечно, многое зависит от литературы, от сценария, где можно копнуть поглубже, оттенить характер персонажа, что он не только умеет стучать ключом на своем передатчике, тут важна драматургия, переживания моего героя. И это здорово, когда совместно с режиссером можно найти и включить некие интересные повороты.

Порой интересен не сам жанр, а некое смешение, и мне нравится трагикомедия. К примеру, я играю в антрепризе, и в зале порой бывает смешно, а иногда тянет всплакнуть.

— Не возникало ли у вас желания встать «по ту сторону камеры», попробовать себя в амплуа автора, режиссера, может быть продюсера.

— Нет, такого желания не возникало. Во время учебы в институте был интерес попробовать свои силы в качестве режиссера–документалиста, присутствовать в центре событий, куда–то выезжать… Но потихоньку это ушло, я стал актером. Работаю в театре Ленком вот уже более 30 лет. Я вспоминаю папу, ему предлагали быть директором театра, преподавать, на что он отвечал, что надо заниматься своей профессией, и тогда в ней можно преуспеть. Если скакать туда-сюда, распыляться,  то выйдет как в известной пословице – «За семью зайцами погонишься – ни одного не поймаешь». Бывают и исключения – и снимают, и преподают, но случаются и «свадебные генералы» — появляются раз в год, что совершенно неприемлемо, ибо этому нужно посвятить жизнь. Поверхностное отношение никогда ни к чему хорошему не приводило.

— Говорят, что актеры постоянно должны быть в курсе работ своих коллег по цеху — остается ли  время на телевизор?

— Телевидение сейчас стало не таким интересным, каким было раньше, что-то уже не цепляет, не берет за душу. Остались легендарные фильмы советского кинематографа, которые я с удовольствием пересматриваю. Да и честно признаться, нет времени ходить по премьерам, график работы очень плотный — разъезды, антрепризы, съемки, театр.  Раньше было больше свободного времени, ходил – интересовался премьерами, в Москву на гастроли приезжали театры, я с удовольствием посещал их спектакли. Сейчас больше думаешь о работе, о насущном.

— Бывали ли Вы когда – нибудь в Баку? Есть ли такие планы в перспективе?

— Мы с театром «Ленком » приезжали в ваш город, в рамках турне по Закавказью, если мне не изменяет память в 1986 г. Это сейчас заезды на 2–3 дня, а тогда гастроли были долгими. Развернутая программа, полные залы, несколько спектаклей… Ходили в гости, смотрели город, гуляли по набережной, Баку нам  очень понравился. Кстати, никогда не забуду, как нас принимал замечательный певец Муслим Магомаев, возил к себе на дачу на берегу моря, прекрасная была встреча, интересное общение.  Хотелось бы конечно приехать к вам и отдохнуть, но скорее всего это будет возможно только по работе, если пригласят нашу антрепризу. Время такое, что не до отдыха.

— Часто бывает, что актеры друг над другом подшучивают, подстраивают какие–либо курьезы в театре или на съемочной площадке, это позволяет снять зажатость, придать чувство раскрепощенности, да просто от души посмеяться, расслабиться. Можете ли припомнить подобную ситуацию, произошедшую с вами, или с вашими коллегами на площадке или в театре.

— Как вам сказать, у нас такое как бы не приветствуется. Раз был случай с Виктором Проскуриным, я допустил какую-то ошибку, или оговорился, точно не помню. На что он сделал мне замечание, подобные ситуации «выбивают» партнера. В следующий раз на этом месте может возникнуть пауза, отвлечение от роли, так что элементы случайности надо стараться исключать. Но случаются разные ситуации, я как-то в антрепризе попытался пошутить и случилось непредвиденное – все силы ушли на шутку, и я забыл текст. То есть сам попал в неловкую ситуацию. Порой случается и импровизировать. Папа любил говорить, что самое интересное начинается тогда, когда актер забывает текст. Тогда и зал оживляется, когда что-то пошло не по накатанной дорожке (смеется).

— Говорят, что досуг для творческого человека – это накопление впечатлений для последующей реализации. Что Вы любите делать на досуге, есть ли какие–то хобби, увлечения?

— Вот сейчас приехал на дачу и созерцаю окрестности. Порой просто не хватает сил делать что-то своими руками. Поэтому нравится командовать (смеется). То есть правильней сказать — организовывать.  Мне легче кого-то пригласить, чтобы просто помогли. Нравится что–то почитать, отдохнуть, просто полежать. Вот недавно товарищ вывез меня на зимнюю рыбалку, он что-то поймал в отличие от меня, зато я получил удовольствие от прогулки.

— Ваши  пожелания самому себе, своим зрителям, читателям публикации.

— В  жизни – всего самого доброго. Здоровья вам и вашим близким. И самое главное – стараться никогда не отчаиваться! Жизнь всегда можно начать заново.

М.Шахбази, специально для Минвал.аз