dugin
Он оказался не столь действенным, как это представлялось многим

В советские годы был такой популярный мультфильм — «Волшебная серна». Снят он был по мотивам узбекской народной сказки. И хотя предназначался детям, его по-настоящему философский сюжет был как минимум небесполезен и многим взрослым. Однажды юноша по имени Хасан, бедняк в залатанном чекмене, спас от злого богача волшебную серну. Эта серна решила отблагодарить своего спасителя, подарив ему золотой колокольчик — стоило позвонить в него, как серна являлась к своему другу и исполняла любое его желание. Но предупредила, что колокольчик в его руках послужит только добру. Серна осыпала своего друга подарками — драгоценные камни, роскошные одежды…Но в какой-то момент Хасан возжелал слишком многого, стал относиться к серне свысока, едва ли не как к служанке — и в тот же миг волшебный колокольчик потерял всю свою силу.

Сюжеты из сказок, конечно, не повторяются в жизни с абсолютной точностью, да и встретить в горах волшебную серну, прямо сказать, затруднительно. Но не приходится сомневаться в другом: некогда безотказные «золотые колокольчики» могут внезапно потерять всю магическую силу, если их обладатели  возжелают слишком многого. Или же в критический момент выяснится, что колокольчик, на который возлагалось столько надежд, никакой не волшебный, а самый обычный. Пусть и исполненный с большим искусством, как некогда знаменитые «валдайские колокольцы» — медные колокольчики, которые исстари изготавливали на Валдайской возвышенности, там, где истоки Волги и озеро Селигер, то самое, где проходит ежегодный летний лагерь «Единой России».

И складывается впечатление, что нечто похожее на сказку про колокольчик, который вдруг в самую решающую минуту оказался вовсе не волшебным, происходит сегодня с российской дипломатией на азербайджано-турецком направлении.

Нет, на первый взгляд все выглядит успешно и эффектно. В Москве прошла встреча министров иностранных дел Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Эдварда Налбандяна, что можно расценить как возобновление активного московского посредничества в Карабахе.  Одновременно в Баку прибыл с визитом российский политолог и философ Александр Дугин. А в Сочи президент России Владимир Путин проводит переговоры с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, по завершении которых объявляет журналистам: «Вы спросили, когда можно будет говорить о том, что ограничения, возникшие некоторое время назад, сняты — об этом можем сказать сегодня». Да тут еще после победного, пусть и с минимальным счетом, для сторонников Реджепа Тайипа Эрдогана референдума Европа жестко критикует Турцию за нарушения прав человека, в Анкаре официально заявляют, что «огорчены» поддержкой, которую оказывает Вашингтон курдским формированиям в Сирии…На этом фоне в российском экспертном сообществе нет недостатка в самых радужных прогнозах, авторы которых предрекают едва ли не выход Турции из НАТО и ее вступление в ЕАЭС и ОДКБ.

Да тут еще Дугин в Баку вдруг заговорил о все том же «плане Лаврова», да еще в весьма многообещающих выражениях: дескать, этот план предусматривает возвращение Азербайджану не то 5, не то аж 6 районов, и лично он, Александр Дугин, обсуждал этот план ни много ни мало с главой МИДа Турции Мевлютом Чавушоглу. Только вот…так ли все радужно в реальности?

«Реанимация посредничества» не состоялась

Южнокавказские политические эксперты уже знают: судить об успехе или, наоборот, неуспехе переговоров по карабахскому урегулированию — дело заведомо неблагодарное. По вполне понятным причинам, подробности переговоров их участники предпочитают не афишировать, так что судить приходится на основе «утечек» и косвенных признаков. Но на сей раз именно эти «утечки» и «косвенные признаки» дают изрядную информацию к размышлению.

В том, что встреча Мамедъярова и Налбандяна в Москве представляла собой заявку РФ на собственную посредническую миссию, где бы американский и французский сопредседатели Минской группы ОБСЕ как бы присутствовали, но по сути в роли этаких «свадебных генералов», накануне встречи и по ее «горячим следам» сходились во мнениях многие эксперты. И навскидку приводили множество доказательств, от уникального потенциала политического влияния, которым обладает Москва на постсоветском пространстве, и до успехов российской дипломатии на все том же «турецком» направлении. В сочетании с заявлениями Дугина о «плане Лаврова» все это могло бы составить весьма связную картину «ощутимого успеха» российской дипломатии, если бы не одно «но».

Как правило, встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении предшествуют встречам президентов двух стран. И о том, что переговоры Мамедъярова и Налбандяна должны прежде всего подготовить встречу Алиева и Саргсяна, говорилось в СМИ накануне московского раунда переговоров открыто и официально, а не на уровне утечек или «выкладок» политологов.

Lavr Nal Mamed

Но по завершении переговоров в Москве глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил АПА: «На трехсторонних переговорах министров иностранных дел России, Азербайджана и Армении по Нагорному Карабаху встреча президентов не обсуждалась». А американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Ричард Хогланд заявил открыто: у него нет информации ни о дате возможной встречи президентов Азербайджана и Армении, ни даже о ее подготовке. В переводе с дипломатического это означает оглушительный и безнадежный провал.

Более того, подобное фиаско российское посредничество терпит уже не в первый раз. Так было и после переговоров в Казани, и во время встреч в Сочи. И каждый раз — из-за нежелания России подтолкнуть к реальным компромиссам свой любимый форпост в лице Армении.

Российские стереотипы и азербайджанские реалии

Вряд ли, конечно, российские дипломаты ну совсем не отдавали себе отчета, что «посредничество в пользу форпоста» вообще и подготовленные в его рамках конкретные документы в частности не вызовут восторга в Баку. Другое дело, что в Москве по старой великодержавной привычке были уверены, что Россия может позволить себе вести политику в отношении Азербайджана, невзирая на позиции, мнение, интересы и даже границы и суверенитет самого Азербайджана. И не учли, что реальная ситуация, подберем самый мягкий из возможных эпитетов, не очень укладывается в привычные стереотипы в стиле «без матушки-России наши южные республики смогут только зелень на рынке продавать».

В реальности Азербайджан еще на рубеже девяностых и «нулевых» успешно осуществил самый важный этап своей «нефтяной стратегии», сумев не только подписать и реализовать Контракт века на разработку месторождений «Азери», «Чираг» и «Гюнешли», но и создать независимую систему экспорта «черного золота» — трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, идущий в обход России и ее «форпоста» Армении. Теперь на повестке дня — «газовый бум», успешная реализация суперпроекта «Южного газового коридора» для экспорта «голубого топлива» с месторождения «Шах-Дениз». В те же дни, когда эксперты обсуждали встречу министров в Москве, президентов — в Сочи и визит Дугина в Баку, информагентства сообщили о состоявшемся в США семинаре, посвященном его реализации под многообещающим названием «Региональное развитие в Каспийском бассейне: энергетический коридор Азербайджана, Казахстана и Турции», намерении ВР уже в следующем году завершить строительство грузинского участка «трубы», работах по прокладке газопровода в Италии…Этот проект не только укрепляет экономическую независимость Азербайджана — он еще и важен для энергетической безопасности Европы. Потому как снижает возможности «Газпрома» использовать свои поставки газа в качестве средства давления.

Наконец, синхронно с встречей Мамедъярова и Налбандяна Азербайджан активизирует свои дипломатические усилия на «североатлантическом» направлении. В те же дни в Комитете по партнерству и кооперативной безопасности в штаб-квартире НАТО состоялось заседание, в формате «НАТО + Азербайджан» где  был обсужден оценочный документ «Процесс планирования и анализа» Азербайджана на 2017 год. А Президент Ильхам Алиев принял заместителя по общественным вопросам генерального секретаря НАТО Таджана Илдема, и в ходе встречи высокий гость отметил, что в НАТО считают Азербайджан «очень важным партнером». Для Москвы это все означало один и тот же вывод: ее позиции в Баку стремительно размываются.

Существовал, конечно, шанс, что на ситуацию повлияет сближение между Москвой и Анкарой. Но и тут случился «облом».

«Ожидаемый сюрприз» на турецком направлении

Переговоры с Реджепом Тайипом Эрдоганом завершились далеко не столь радужно, как планировалось. И не только потому, что ставшие притчей во языцех турецкие помидоры ввозить в РФ так и не разрешили, притом что Турция отменила эмбарго на ввоз российского зерна. Куда важнее сохраняющиеся разногласия по Сирии, Украине и другим вопросам. Уже возвращаясь из России, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил журналистам, что на переговорах в Сочи передал российскому коллеге Владимиру Путину фотографии — на них военнослужащие из РФ сняты вместе с курдскими боевиками из YPG. Путин, по словам Эрдогана, пообещал изучить материалы, но тут же отметил, что российские военные не могут быть к этому причастны. В свою очередь, Русская служба «Би-би-си» в этой связи отметила: «В то время как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встречается с президентом Путиным, боевые машины с российскими флагами ведут патрулирование в районе сирийско-турецкой границы совместно с курдскими подразделениями». Да, по курдскому вопросу «искрит» и между Турцией и США, но далеко не в той степени, как в случае с Россией. Словом, фон получился совсем не подходящим для прогнозов в стиле «сегодня Турция выйдет из НАТО,  завтра вступит в ЕАЭС, а послезавтра будет членом ОДКБ», как это еще недавно обещали российские «властители дум».

Конечно, здесь Кремлю стоило бы послушать других политологов — тех, которые предупреждали, что заигрывание с Россией для Турции — это способ укрепить свои позиции в диалоге с теми же США по «курдскому вопросу» в Ираке и Сирии. И еще вспомнить, что однажды ожидания Анкары Москва уже обманула. В Кремле не любят об этом вспоминать, но тем не менее факт остается фактом: недавний кризис в отношениях РФ и Турции начался вовсе не с российского самолета, сбитого турецкими ВВС в ноябре 2015 года. Все началось в апреле того же года, когда на фоне весьма позитивного развития отношений между Анкарой и Москвой президент РФ Владимир Путин взял и отправился в Ереван на торжества, посвященные столетней годовщине «геноцида армян». Затем последовала явная активизация российской поддержки уже не YPG, а РКК. Потом началась российская военная операция в Сирии, в ходе которой самолеты ВКС РФ добросовестно «утюжили» не ИГ, а туркманские села и лагеря сирийской умеренной оппозиции. Затем российские политики, включая и самого Путина, и СМИ заговорили о «поддержке», которую Турция будто бы оказывает ИГ, о «живых трубопроводах» из бензовозов, которые, дескать, доставляют из Сирии в Турцию, прежде всего на ненавистный Москве Джейханский терминал, «контрабандную нефть», добытую на контролируемой ИГ территории…Затем начинаются «залеты» российских самолетов в воздушное пространство Турции. Один из этих «залетов» и заканчивается трагически для российских пилотов.

Более того, тогда в СМИ можно было обнаружить пусть весьма туманные и косвенные, но все же достаточно явные указания, что в Москве тогда тоже делали серьезную ставку на «раскол» между Турцией, с одной стороны, и ее союзниками по НАТО, с другой. Как были уверены в «первопрестольной», после инцидента с российским бомбардировщиком союзники по альянсу не станут поддерживать Турцию, и тогда эту страну можно будет примерно наказать и за сбитый самолет, и за мнимую «поддержку ИГ». И просчитались: Североатлантический альянс четко и недвусмысленно поддержал Турцию. Сегодня, конечно, тот кризис «частично преодолен», но в наследство от него остались не только помидоры. В Анкаре вряд ли забудут российское вероломство, даже если и не станут говорить об этом вслух. И во всяком случае показательно, что в те же дни и даже часы, пока в Сочи журналисты ждали итогов переговоров Путина и Эрдогана, генсек НАТО Йенс Столтенберг назвал Турцию важным партнером и напомнил о ее роли в противостоянии агрессивным устремлениям РФ на Черном море.

«Спасательная операция» для российского влияния

Вот на таком фоне Москва, судя по всему, и решила прибегнуть к тактике «волшебного колокольчика». И подарить Азербайджану этакую «порцию больших надежд», но так, чтобы потом безболезненно от этих обещаний можно было отказаться. В Баку приехал российский политолог Александр Дугин, известный своей близостью к Кремлю. План представлялся простым и безотказным: пообещать Азербайджану возвращение то ли пяти, то ли шести районов, и намекнуть, что все это будет возможно только при условии хороших отношений с Москвой. Тем более что в Баку всегда предпочитают диалог, а не конфронтацию.

Александр Гельевич старался как мог. Рассуждал в интервью о «плане Лаврова». И весьма прозрачно намекал, как важна для Азербайджана благосклонность России.

aleksandr-dugin2

Только вот…и здесь случился облом. Напомним: в том же интервью «Новой Эпохе» господин Дугин заявил, что гарантом территориальной целостности каждого постсоветского государства являются отношения с Россией. Когда у того или иного постсоветского государства хорошие отношения с Россией, то территориальная целостность государства утверждается, когда отношения плохие — нарушается. Потом, спохватившись, что он по сути подтвердил давно известный факт, что «локальные конфликты» на пространстве бывшего СССР Москва использует для удержания новых независимых государств в своей орбите, решил уточнить: «Не потому, что Россия разрушает, а потому что сами государства, войдя в конфликт с Россией, не могут сохранить территориальную целостность. Поэтому залогом территориальной целостности Азербайджана включая административную территориальную целостность, признание Карабаха как частью Азербайджана со стороны России, является ключевым в архитектуре сохранения суверенитета Азербайджана. Те страны, которые бросают вызов России, их территориальная целостность уже нарушена, Грузия, Украина, Молдова». И вообще, мол, «очень важно понять, что Карабах является азербайджанским, пока это признает Россия». Ну и, конечно, рассуждал о перспективах членства Азербайджана в неких «интеграционных объединениях».

Только вот в реальности случился у «главного евразийца», извините, оглушительный провал.

Во-первых, его рассуждения в стиле «это Россия решает, кому будет принадлежать Карабах, будете себя хорошо вести — оставим вам, нет — пеняйте на себя», как бы это помягче выразиться, не способствуют росту авторитета ни самого господина Дугина, ни страны, интересы которой он взялся защитить . В особенности на фоне аннексии Крыма или признании независимости Абхазии и Южной Осетии.

Во-вторых, заверения уважаемого политолога, что Москва, дескать, признает территориальную целостность Азербайджана, и этим все сказано, вежливо выражаясь, входят в клинч с реальной политикой той же Москвы на Южном Кавказе, и прежде всего политической, экономической и военной поддержкой, которую получает от нее Армения. Как бы ни старался господин Дугин, подаренные Еревану «Искандеры» за его бородой не спрятать. Да и скромные результаты российского посредничества как-то не подтверждают его выкладок.

В-третьих, при всех намеках на близость  господина Дугина к Кремлю, какими-либо официальными дипломатическими полномочиями Александр Гельевич не обладает. Он не посол по особым поручениям, не спецпредставитель президента и не министр иностранных дел. Словом, не тот человек, полученные от которого гарантии в стиле «вы вступите в ЕАЭС, а мы вам вернем 5 районов» можно закладывать в фундамент своей политики.

В-четвертых, напомним в который уже раз: армяно-азербайджанский конфликт начался в то время, пока и Азербайджан, и Армения были в составе СССР, и тогда Москва ничего не сделала для его прекращения. А сегодня и Азербайджан, и Армения — независимые государства, и на Южном Кавказе РФ решает многое, но не все.

В-пятых, после оглушительного провала российской дипломатии, когда РФ получила поддержку своего признания независимости Южной Осетии и Абхазии на карикатурном уровне, а аннексия Крыма встретила единодушное осуждение мирового сообщества, господину Дугину лучше быть поосторожнее с высказываниями «Карабах является азербайджанским, пока это признает Россия». Потому как, несмотря на позиции РФ, мировое сообщество признает Сухуми и Цхинвали грузинскими, а Севастополь и Симферополь — украинскими. Что же до «фактического контроля»…то можно понаблюдать, получится ли восстановить суверенитет Молдовы над Приднестровьем у вполне пророссийского президента этой страны Додона. И вспомнить опыт одного их его предшественников на посту президента Молдовы — Владимира Воронина, тоже настроенного на сотрудничество с РФ. Результаты его президентства на «приднестровском» направлении были, напомним, нулевыми.

Перечислять можно до бесконечности. А вывод будет все тот же. Азербайджан — это состоявшееся независимое государство, и создать на его месте «вторую Армению», беспрекословно подчиняющуюся РФ, лучше и не пытаться. Иначе есть шанс получить вместо этого «вторую Грузию». И если Москва намерена расширять и укреплять здесь свое влияние, то строить отношения надо, пардон, не с траченных молью позиций державного высокомерия, а на основе взаимного уважения и норм международного права.

Так что господину Дугину и тем, кто возлагал большие надежды на его визит, хочется дать один совет: не надо путать «валдайские колокольцы», привезенные в качестве сувенира с озера Селигер, с волшебными колокольчиками из детских сказок. В решающий момент они вряд ли сработают так, как на это надеются их хозяева.

Нурани, специально для Minval.az