18197204_10155273416659133_484570489_nДемарш спикера российского МИД Марии Захаровой против азербайджанских медиа воскресил в памяти небезызвестную Дженнифер Псаки, ту самую, которая не давала скучать ни журналистам, ни общественности. Американка, будучи на позиции представителя американского президента по коммуникациям, при всех провалах и конфузах, не выказывала озлобленности, не говоря об откровенной агрессивности. Этим она выгодно отличалась от многих коллег, и как сегодня выясняется, от представителя российского внешнеполитического ведомства тоже.

Последняя просто предрасположена к конфликтности, владеет искусством разведения демагогии вокруг очевидных истин.

Ее злобный выпад в адрес азербайджанских журналистов наделал шуму. По-разному можно интерпретировать фортель спикера. Однако при всех случаях важно найти вразумительный ответ на вопрос – что послужило поводом для эксцесса, и в чем виноваты азербайджанские журналисты.

Надо ли говорить о том, насколько важно людям, задействованным на столь ответственной позиции, сохранять хладнокровие, не давать волю эмоциям? Думается, нет. Особенно это актуально, когда речь заходит о наболевшем и чувствительном в плоскости интересов, затрагивающих еще и межгосударственные отношения.

Вероятно, Захарова уверовала, что дерзкая наступательная позиция всегда выигрышна. Тем более, когда нечем крыть резонный вопрос, прозвучавший неожиданно.

Беспричинно обрушившись на азербайджанского журналиста, обвинив его вместе с коллегами в хамстве, Захарова оскорбила свое ведомство и занимаемую ею позицию. И вот почему.

Читайте также: Захарова раскритиковала азербайджанских журналистов за правду

Грубо оборвав корреспондента на плановой пресс-конференции, она не только отличилась невоспитанностью, но и ударилась в обструкцию. Кстати, обструкция железно значится в арсенале политиков вот уже не одно столетие и очень помогает выкручиваться из положений, когда одолевает дефицит гибкости и находчивости. В таких случаях обструкционисты ударяются в пенистое шумовоспроизведение, чтобы уклониться от озвучки внятной позиции.

По словам самой Захаровой она знакома с подходом азербайджанского журналистского цеха к проблеме Дильгама Аскерова. И ей-то не знать, в чем заключена суть консолидированного подхода не только журналистов, но и соотечественников к судьбе вероломно приговоренного к пожизненному заключению кяльбяджарца?!

dilqem

Захарова одномоментно допустила несколько грубых промахов, почему-то посчитав, что обладает правом поучать, хотя сама хромает в профессиональной этике. С другой стороны, без поводов обвинив в недостойном позиционировании азербайджанских коллег, она сотворила никому не нужный скандал. Следом, уведя тему в колкие кусты раздора, грубо отказала человеку с  аккредитацией в законном праве получить информацию.

Позорно оскандалившись, показала классический образчик злоупотребления  служебным положением. Для официального представителя МИД столь выпуклая беспардонность не к лицу.

Это не первый случай, когда вопросы азербайджанских журналистов натыкаются на гнев и неадекватную реакцию в МИД России. Достаточно вспомнить инцидент с «провокационным вопросом журналиста Анара Гасанова», что вызвал остервенение у главы МИД РФ Сергея Лаврова. В результате министр по горячим следам свел счеты не только с журналистом, но и со страной, которую представлял Анар Гасанов, отвергнув с порога  законное право Азербайджана не де-оккупацию.

Anar

Мария Захарова после провала с делом Лапшина, который зачли в пассив российской дипломатии, продолжает держать камень за пазухой. И как показал момент, при первом же случае швырнула его в сторону ставших неугодными для нее азербайджанских журналистов.

Когда Лапшина задержали правоохранительные органы Белоруссии, именно Захарова первая безапелляционно заявила, что «Россия настаивает, что выдача российских граждан третьим странам недопустима». Ее многозначительный императив не дал анонсированного результата, и спикер МИД угодила пальцем в небо.

Следом ее шеф, повторив то же самое, возвестил, что целью Москвы является «доведение позиции по этому вопросу до министерства иностранных дел Белоруссии, компетентными органами этой страны». И С. Лавров был уверен, что Минск, также как и Москва, закроет глаза на грубые нарушения Лапшина, проигнорировав, таким образом, право Баку на экстрадицию злостного нарушителя.

Не получилось. Правда Баку взяла верх над усилиями тех, кто протежировал   международного авантюриста. Вот и выходит, что в российском внешнеполитическом ведомстве формируется анти-азербайджанская пулька, которая использует надуманные причины, чтобы дискредитировать образ суверенного государства в глазах международных медиа.

«После таких статей (хамских: — Т.А.) не хочется общаться, … хамить никто не разрешал, … передайте это коллегам», — важно заявила Захарова. Это тот самый не ласкающий душу контекст, согласно которого азербайджанские журналисты-де, насолили российской стороне и из-за чего, будто бы, мадам Захарова вышла из себя.

Если провести даже беглый мониторинг западных СМИ, станет ясно, что авторы публикаций не только хамят России и россиянам, а втаптывают ее граждан, интересы в грязь. Однако же, Захарова очень даже мило и порой заискивающи общается с творцами уничижительных публикаций. Часто с глазу на глаз.

Как же это понимать? Неужели и в российском МИД, которое непрестанно жалуется на порочную практику Запада в утверждении двойных стандартов, выработалась своя обойма избирательных подходов?! Похоже, что да.

Ну и, наконец, по части воспроизводства «хамства» уж кому-кому, а российской дипломатии лучше бы помолчать. После слов «дебилы, бл…», (не говоря о перлах нового специального представителя РФ в ООН), что воспроизвелись в прямом эфире из уст Сергея Лаврова, лучше бы тему ненормативных действий обходить стороной. Хотя бы на время.

Эпатаж в исполнении российских представителей не совместим не только с журналистской, но и с человеческой этикой. Даже опыт Дженнифер Псаки это подтверждает.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az