…и сорвал торжественное открытие Дворца Бракосочетания.

Затем, на развалинах часовни…

— Простите… часовню… тоже я развалил?

— Нет, это было до вас — в XIV веке.

(из фильма «Кавказская пленница»)

Вчера вечером возвращаясь домой, зашел в маленький магазинчик, немного закупиться. Продавец, получая деньги, спросил: «Муаллим, хеберин йохду, тилифизорда кино ишчисини гёстериллер, дийиллер пул огурлуйубмуш?»… Так как телевидение не смортрю вообще, был не очень в курсе, но стало ясно, что маховик пропаганды властей пришел в полное действие, если об этом заговорил даже торговец. Уж его-то никакое кино не интересовало никогда.

Козёл отпущения — в иудаизме особое животное, которое, после символического возложения на него грехов всего народа, отпускали в пустыню. Отсюда и «козёл отпущения». Обряд исполнялся по праздникам. По другой версии, козла уводили в Иудейскую пустыню, где сбрасывали со скалы под названием Азазель в пропасть.

АзТВ и иже нашли своего, нового «козла отпущения». У них свой праздник, и уже дни и ночи напролет они «мочат» как могут и умеют кинодраматурга Ибрагимбекова. Ясно, что отдана команда «фас», что даже духи АзТВ пришли в движение. Они нам рассказывают, какие страшные хищения происходили в зловещем фестивале от Востока до Запада, какие ужасные совершались действия, и что даже некие члены партии «Дашнакцутюн» имели отношение ко всему этому. Скоро скажут, что на этом фестивале, чуть ли не воскресили самого Пазолини, чтобы он самолично демонстрировал «Сало» и рассказывал, как он создавал эту апокалипсическую картину, дабы развратить народ. Строго по хрестоматии, то бишь Геббельсу – «Чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее верит публика».

Разумеется, было бы наивным думать, будто АзТВ расскажет все, «как было». Согласитесь, что АзТВ есть своего рода и мистика, и даже искусство. А в искусстве так и получается: «художник» создает свой мир — в том или ином художественном ключе. АзТВ вновь создает передачу-притчу, на этот раз о зловещем кинодраматурге.  Возникает вопрос, если все, что там говорят с придыханием, под тревожную музыку, то чего же все это решается не в юридической плоскости, а в медийном? Что за вынуждение: скажем криво то, что не дают сказать прямо?

Удивительно, что пока нет возмутительных писем от «трудящихся», не появляются в экранах доблестные пастухи/доярки, непременно в образе «шехер сакини», чтобы заявить: «От лица всех народных масс выражаем вам глубокий возмутительный протест!», или «мы на фестивале не были, но осуждаем».

Этого вполне стоило ожидать. В своем последнем интервью кинодраматург заявил: «Иса Гамбар победил на выборах в 2003 году, в этом случае голосов в его пользу было гораздо больше». Да, в известном смысле нужно некоторое мужество, чтобы решиться на такое признание в медиа. Тем более эти слова исходили фактически от бывшего апологета нынешней власти, обласканного ими за долгие-долгие годы, что в «первом», что во «втором пришествии».

Но все дело в том, что там же было заявлено: «Дело в том, что история моих взаимоотношений с властью она довольно долгая, если иметь в виду период с 2003 г.» Тут, мягко говоря, есть доля лукавства. История взаимоотношений известного кинодраматурга с властью, происходившая весьма прозрачно, фактически под зорьким глазом камер того же АзТВ, гораздо дольше. Во всяком случае не менее тех Моисеевых 40-а лет, пока кинодраматург ходил в поисках правды по пустыне лжи и зла.

Ибрагимбеков сделал свой выбор – и пути ему уже обратно нет. Рубикон им пройден, больше в лоно власти он никогда не вернется. Этого ему не простят. Зардушт Ализаде в своем интервью охарактеризовал это, не иначе, как «пробуждением совести». Такое, наверное, случается. Вполне может быть – быть может, 40 лет — какой-то особый цикл, для прозорливости? Но в таком случае, ведь есть большая необходимость и в раскаянии, разве нет? Можно ли серьёзно отнестись к «пробуждению совести» по Ализаде, без раскаяния и сожаления о собственных поступках, признаниях ошибочности, порочности сделанного ранее. Ведь еще совсем недавно, теперешний главный герой АзТВ-шных баталий, мишень подлогов и инсинуаций, на которого вешают «всех собак», заявлял, что «Ильхаму Алиеву нет альтернативы»?

Ведь есть же у всех нас лукавая мечта — избавиться «от всего» и гулять. Потому, что куда легче задним числом условиться, что перед нами просто «плохой человек», который обманул и измордовал нас, «хороших». О том, что «о бирисилер де бир шей дейилди ахы, гельмишдилер де, 92-дэ кючейе де чыха билмирдик». Правда страшна своей неделимостью. Ее нельзя «объяснить», ее можно только пережечь в себе. Она слепит, и она рвет душу. Легче выдержать притчу, даже АзТВ-ную.

P.S. Самым знаковым фильмом, времен перестройки в СССР было абуладзевское «Покаяние». Фильм потрясал, будоражил, провоцировал, волновал, озадачивал… Много говорилось о том, что пришли времена покаяния и раскаяния. Но тем не менее был еще другой, не менее важный фильм того же времени перемен, кстати созданный нашим соотечественником. Этот фильм назывался «Мерзавец».

Эльмир Мирзоев