В недавнем прошлом эта страна, «оплот империализма, угнетения и реакции», казалась далекой, недосягаемой, враждебной планетой. Сегодня же популярны определения «оплот демократии, толерантности, гуманизма» – воистину, как же противоречива, изменчива история этого мира, наши представления о нем! Уже и поездка туда не кажется чем-то запредельным и несбыточным. К тому же информация с наглядными фотографиями, особенно ее «сердца», одного из главных символов – Нью-Йорка, доступна любому пользователю Интернет сети. Но, очутившись там, понимаешь, что, бесспорно, реальные впечатления, ощущения города, казалось бы, знакомого по Голливудским фильмам, ошеломляют, оглушают, удивляют, опрокидывают прежние представления и стереотипы.

Во-первых, это вовсе не «сплошные небоскребы», эпитет «каменные джунгли» справедлив только в отношении определенной части города, который поражает своей многоликостью, где не только у каждой улицы свой облик, пульс, своя неповторимая аура. А продвигаясь по Бродвею, пересекающему различные районы, можно наглядно проследить историю развития города, познакомиться с различными культурными слоями его застройки. Но не буду утомлять читателя историческими сведениями, которые с легкостью можно найти в любом туристическом путеводителе…

Удивительным открытием для меня стала необычайно богатая палитра течений, направлений, архитектурных стилей, составляющих причудливо-эклектичное единство, определяющее неповторимый облик города – модернизм, неоклассицизм, неоготика и минимализм присутствуют в различных сочетаниях, высвечивают неожиданные акценты, рождая в воображении странную игру смыслов.

Так вот, в этом буйстве строительной фантазии небоскребы, казавшиеся визитной карточкой города, вовсе не являются подавляющим видом зданий и сосредоточены, в основном, в одной из частей Манхеттена. «Символы бездушной индустриальной цивилизации» – такой расхожий штамп можно считать справедливым лишь в какой-то степени, так как он не дает представления о поражающем многообразии их архитектурных решений. Аскетичные исполинские конструкции из стекла и бетона, представляющие «интернациональный стиль» – лишь незначительная толика среди зданий-гигантов с деталями и аллюзиями различных исторических архитектурных стилей.

При высокой плотности застройки Нью-Йорка бросается в глаза любовно-бережное отношение к растительности – повсюду, где это возможно, небольшие скверики, клумбы с цветами, в местах плотной застройки, среди нескончаемых рядов зданий обязательно радуют глаз оазисы из одиночных деревьев или декоративных кустарников в каменных вазонах. Стоит заметить, что и знаменитый Центральный парк, живое произведение искусства, где все – прекрасный ландшафт с холмами, прудами, лугами – творение рук человека.

А сады и парки на крышах – то не только рациональный способ оздоровления воздуха огромного мегаполиса, но и прекрасная возможность, соприкоснувшись с частичкой природы, немного взбодриться, расслабиться среди загружено-стрессовой рабочей недели, не удаляясь от офиса или дома, просто поднявшись на такую зеленую террасу в обеденный перерыв, в свободное время.

Поэтому в городе такое большое количество белок, вольготно, по-хозяйски чувствующих себя не только в парках, но и в жилых районах, резвящихся на деревьях и мостовых. Кстати, не подозревала, что бывают черные белки – впервые увидела там!

 Ужасающие в фильмах нью-йоркские пробки, показались совсем безобидными по сравнению с бакинскими. Я не увидела ничего устрашающего в движении транспорта в центре города. Дважды, оказавшись в пробке на хайвее в час пик выходного дня, мне было непонятно, почему так переживает водитель – ведь машины двигались, не останавливаясь, просто с замедленной скоростью.

Вы не увидите серого, черного, вообще никакого шлейфа выхлопов, тянущихся за автомобилями или автобусами. Вероятно, это одна из существенных причин, почему тебя не покидает ощущение чистоты воздуха в мегаполисе с населением более 19 миллионов человек (вместе с пригородами), ежегодно посещаемом примерно 47 миллионами иностранных туристов.

Другой, возможно, внешний показатель состояния экологии – это дождь, обычные осадки (случалось попасть в сильную непогоду), которые не портят вашу обувь, не оставляют на ней, на брюках въевшихся, с трудом очищаемых пятен, как это случается у нас всякий раз. В Баку только на автомобиле, сведя до минимума передвижение пешком, мы, пожалуй, можем добраться до пункта назначения опрятными.

Я была в Нью-Йорке год назад, когда Баку практически представлял собой большую стройплощадку. Казалось, не будет конца ежедневно сопровождающему нашу жизнь «дискомфорту», превращающему передвижение из пункта А в пункт Б, порой даже на сравнительно короткое расстояние, в малоприятное, полное экстрима приключение.

В Нью-Йорке же ремонтно-реставрационные работы вовсе не создавали неудобства, никоим образом не нарушая ритм вашей привычной жизнедеятельности – надежные защитные козырьки на зданиях в местах реставрации, ничуть не мешающие пешеходам и транспорту, никаких облаков строительной пыли, отсутствие грязи рядом с местами строек. Было очень удивительно, что за полтора месяца пребывания там мне практически не понадобилась чистка обуви.

 Безусловно, мои особые воспоминания – это музеи Нью-Йорка, хранящие уникальные коллекции, относящиеся как к недолгой, но яркой истории США, так и мировой культуры. Количество и разнообразие направлений музеев настолько впечатляюще, что воочию еще раз заставляет убедиться в несостоятельности и абсурдности упреков в бездуховности, пристрастии и культивировании лишь массовой культуры.

Не имея такой древней истории, как скажем Греция, Индия, или Китай, Америка необычайно бережно относится к своему историческому прошлому, заботливо воскрешая его в мельчайших, подробных деталях. В экспозициях музеев Америки сохранены, воссозданы, сделаны доступным для знакомства и огромные пласты мировой истории, науки, культуры. Так, крупнейшее и богатейшее художественное хранилище, коллекции которого охватывают пять тысячелетий истории человечества, – музей Метрополитен был основан группой американских бизнесменов и почитателей искусства (the Union League Club of New York). И сейчас существует на средства спонсоров и дарителей при небольшой государственной поддержке. При стоимости билета для взрослых в 25 долларов нет строго фиксированной платы за вход – попасть в музей можно гораздо меньшую сумму, даже за доллар, платят, кто сколько может. Один из наиболее представительных музеев современного искусства в мире – МоМА – был основан при содействии и покровительстве семейства Рокфеллеров. Здесь при цене входного билета в 20 долларов предусмотрены льготы для пожилых и студентов, а по пятницам в определенные часы свободный вход для всех желающих. В другом меценатском детище, музее Гуггенхайма, привлекательном не только своим нестандартным архитектурным решением, но и оригинальными собраниями и проектами, в субботние дни также нефиксированная цена за вход. Льготные билеты и свободное посещение в Бруклинском музее, библиотеке и музее Моргана. Этот перечень можно продолжить…

Для школьников и студентов страницы истории разных периодов, конкретные ее события оживают в музейных экспозициях, ярко врезаясь в память на уроках, проводимых непосредственно в музеях или при выполнении самостоятельных заданий, рассчитанных на их посещение. Была немало удивлена глубиной анализа историко-культурных процессов из разговора со знакомым школьником, его знанию малоизвестных деталей и примеров, почерпнутых из подобных уроков.

 В Азербайджане нет такого разнообразия музеев, их коллекции, конечно же, уступают знаменитым собраниям. А между тем, применение и такой формы обучения могло бы стать удачной альтернативой ставшему доминантным, бездумно-механическому тестированию, формальному зазубриванию дат и фактов, быстро вылетающих из головы наших учеников.

Скажу о том, что меня удручило в Музее естественной истории (к сведению, открытом при попечительстве Рузвельта старшего, Джона Моргана и др.), в котором собраны материалы, относящиеся к различным сферам естествознания, масса интересных сведений об исследовательских экспедициях и путешествиях во все уголки мира. Есть и экспозиция, касающаяся народов бывшего СССР. Так вот, в экспозиции «Закавказье» нет никаких сведений об Азербайджане. Есть стенды и материалы, посвященные Грузии и Армении. Я поинтересовалась, почему, и выяснилось, что коллекции организованы и поддерживаются дотациями этих государств. Неужели наши соседи богаче Азербайджана? Почему мы упускаем такую возможность заявить о себе в популярнейшем центре знаний и исследований, посещаемом ежегодно более чем пятью миллионами человек? А потом удивляемся, почему нас не знают, печатают искаженную информацию…

Еще об очагах знаний, или библиотеках. В день приезда, выйдя из метро станции Брайант парк на 5 Авеню первым зданием, привлекшим мое внимание, стало величественное здание Публичной библиотеки, «охраняемое» двумя каменными львами – как выяснилось потом, это главное здание разветвленной сети хранилищ, охватывающей несколько районов. Здание оказалось очень красивым и внутри – с высокими потолками, украшенными фресками, мозаикой на полу, хрустальными канделябрами. Выглядело совершенно фантастическим то, что я, иностранка, могу запросто зайти вовнутрь – все это было так не похоже на «баррикаду» при входе в нашу Ахундовскую библиотеку. И не просто войти, но и свободно, бесплатно воспользоваться необходимой литературой!

Каждый день, кроме воскресений и праздников любой абонент может набрать определенный номер и задать интересующий его вопрос. Можно воспользоваться и круглосуточной интернет-службой, дающей ответы при помощи чата, электронной почты и через веб-сайт библиотеки. Замечу, что библиотека крупнейшего университета Нью-Йорка работает круглосуточно – такое удобство для студенческой братии, предпочитающей ночной режим жизни и занятий! Возвращаясь к Публичной библиотеке, не буду подробно расписывать услуги, предусмотренные для удобства пользователей, ограничусь лишь, тем, как проявляется забота о людях с ограниченными физическими возможностями, слабослышащих и незрячих. Это и фонд аудиокниг, изданий набранных шрифтом Брайля, наличие увеличителей компьютерных экранов и прочего специального оборудования, которое трудно представить в наших библиотеках. Воистину, вот где проявляется гуманистическая сила прогресса! Отмечу, что в финансировании бесплатной библиотеки, которая, как и большинство культурных учреждений Америки, является бесприбыльной, огромна роль пожертвований граждан. Ежегодно – каждый из десятков дарителей, среди которых и корпорации, и частные лица, отчисляют различные суммы – от одного до 5 миллионов и выше. Достаточно сказать, что самое крупное пожертвование на нужды библиотеки – 100 миллионов долларов – было сделано Стивеном Шварцманом в 2008 году. Самое время вспомнить наших сегодняшних миллионеров.

 

Возможно, я плохо информирована, но трудно представить наших толстосумов, отчисляющих крупные средства в поддержку развития научно-исследовательских, культурных проектов, образования. Так, имя Шварцмана и ему подобных меценатов будет увековечено в истории Америки, а наши упиваются восторгом обывателей по поводу роскоши их вилл, дворцов, автомобилей, подарков любовницам, экстравагантных развлечений. Американцы же, очевидно, руководствуются словами Бенджамена Франклина: «Если человек тратит деньги на знания, то это уже никто не отнимет у него. Самые лучшие инвестиции, это инвестиции в знания». Знания, которые работают на прогресс, на благо и процветание твоей нации.

У ньюйоркцев, причем не обязательно богачей, вовсе даже не миллионеров, хорошая традиция – оставить память о себе, поучаствовав в благоустройстве города. Прогуливаясь по Центральному парку, я заметила таблички с надписями на скамейках, стала с интересом читать – выяснилось, что все они приобретены на вложения горожан. Кто-то делал это в честь возлюбленной (ого), в знак вечной дружбы, в память любимой бабушки и прочих родственников, верной собаки, какого-либо значительного события в жизни. Средства от пожертвований – основная часть финансов, поддерживающих этот искусственно созданный на болотистой и каменистой почве, чудесный уголок природы. Ежегодно на содержание парка тратится 42 миллиона долларов, из них лишь 5 миллионов составляют бюджетные средства, остальные 37! – дотационная помощь: на ландшафтные обновления, уход за деревьями, оборудование детских, игровых площадок, реконструкции мостов, содержание зоопарка, проведение развлекательных мероприятий, обеспечение безопасности и т.д. Среди подарков парку и большинство скульптур, в числе которых особенно полюбившаяся детям статуя Алисы с друзьями из Страны чудес, памятник доблестной собаке Балто, совершившей подвиг на Аляске, первооткрывателю Колумбу и др.

Задумываешься, почему у американцев широко развита филантропия, почему столь активна, деятельна их любовь к стране, штату, городу, улице, на которой живут. Потому, что они осознают себя реальными хозяевами и, следовательно, ответственными за их нынешнее состояние и дальнейшее развитие. Ощущают себя Гражданами!

Еще раз о памятниках, которых в Нью-Йорке множество, установленных как рядовым гражданам Америки, так и поэтам, писателям, композиторам, путешественникам, революционерам, историческим деятелям прошлого. Например, Бетховену, Верди, Линкольну, Вашингтону, Боливару, Гарибальди, Бернсу, Шекспиру, изобретателю броненосцев Эриксону, Махатме Ганди, строителям Нью-Йорка, иммигрантам, труженику Уол Стрит, пропавшим без вести морякам, командующему ВВС США в Первую мировую войну Ла Гуардия, мэру в непростые для города времена, и т.д. Бесспорно, это и леди Свобода, без которой немыслимы Нью-Йорк и США, и скорбный мемориал трагедии 11 сентября. Есть оригинальные композиции, восхищающие креативностью авторов. Но при всем этом многообразии и богатстве оживляющих, украшающих или сакрализующих открытое пространство творений ваятелей, не встретишь обращений к фигурам действующих или действовавших в недавнем обозримом прошлом политических фигур. Не видно ни памятников, ни портретов, ни их мудрых изречений и лозунгов, и, несмотря на то, что до президентских выборов оставался год, никакой агитации. Что ж, вероятно, здесь помнят следующее высказывание: «ставить кому-нибудь памятник при жизни, значит объявить, что нет надежды на то, что потомство его не забудет» так как, действительно, «памятник любой величины ёще не пропуск в бессмертие»…

 И конечно, очень позитивные воспоминания оставили сами ньюйоркцы, спортивные, поддерживающие здоровый образ жизни – бег, занятия в фитнес залах, коих, доступных в ценовом отношении, здесь великое множество, отказ от курения – за все время видела курящих на улице лишь трижды: туристов и, явно, ночную бабочку. В метро наряду с рекламными щитами располагаются постеры с ненавязчивыми, но убедительными напоминаниями о вреде неумеренного употребления алкоголя. Очень располагает естественная раскованность ньюйоркцев, проявляющаяся в манере поведения, одеваться – в индивидуальном, часто смелом самовыражении нет ничего кричащего, вульгарно вызывающего. Никакого вечернего макияжа с утра пораньше, нелепых, вычурных причесок. Главное правило в одежде – удобство, комфорт, функциональность, поэтому там немыслимы умопомрачительные каблуки на прогулках в парке, декольте и мини-юбки критической длины в офисе – дурной тон. Дурной тон – выставлять напоказ, нарочито демонстрировать роскошь и богатство. Так, очутившись в соборе святого Патрика на 5 Авеню, я случайно попала на церемонию венчания, которую в этом популярном храме могут себе позволить лишь люди обеспеченные, далеко не бедные. Достаточно сказать, что в свое время здесь венчались шоколадный магнат Милтон Херши, Лайза Минелли, в прошлом году Алек Болдуин и др. С любопытством наблюдая за величественно-торжественным мероприятием, невольно отметила, как сдержанно, со вкусом, без вызывающего блеска, бьющего в глаза пафоса, и шика одеты и причесаны гости или, вернее, гостьи.

А главное, что постоянно вспоминается мне со сравнением, увы, не в пользу соотечественников, то это спокойная вежливость ньюйоркцев, их уважение чужого пространства. Они не расталкивают окружающих при входе в здание, транспорт – это здесь выглядит дикостью, извиняются, случайно задев, наступив на ногу, а то и просто перегородив дорогу. Самые употребительные выражения «thank you», «sorry», «excuse me». То есть, здесь придерживаются элементарных норм поведения и общежития в повседневной жизни, чему нашему обществу еще стоит поучиться.

Я застала Нью-Йорк в предрождественскую пору, запомнившимся сказочно украшенными витринами, сверкающими гирляндами наелках и фасадах зданий, атмосферой ожидания волшебства. Повезло ощутить и дух другой важного для американцев, необычайно яркого праздника – Дня благодарения с традиционной индейкой на семейном застолье, грандиозным костюмированным шествием клоунов, танцоров-любителей, знаменитостей Бродвея и Голливуда, взлетающими в небо надувными героями мультфильмов гигантского размера, смехом детей и непосредственностью от души веселящихся взрослых.

Да, Нью-Йорк – это не вся Америка, и я находилась там непродолжительное время в туристическом режиме, когда тебе стараются показать все самое увлекательное, интересное. То есть увидела не серые будни, изнанку жизни, а ее праздничную сторону. Таким он и остался в памяти – городом с празднично-приподнятым, раскрепощено-свободным, живым духом, горделивым, дерзким и открытым нравом, увлекающим всех, кто туда попадает мощной, кипучей энергетикой, непрекращающимся движением, побуждая к беспрестанному поиску и обновлению.

 Арзу Мамедова

нимдаш