dadada

В разгар президентской избирательной кампании во Франции кандидаты  наконец-то достали из рукавов армянскую карту. По традиции претенденты  ближе к моменту истины поворачиваются лицом к армянской общине. Значение этого сегмента для электоральной удачи трудно переоценить, поэтому фавориты довольно серьезно углубляются в тему.

Кандидат в президенты от Национального фронта Марин Ле Пен, беседуя  с представителем издания Nouvelles d’Armenie, озвучила довольно проникновенные, но не бесспорные откровения. Она в привычно безапелляционной манере продемонстрировала твердое убеждение в том, что «согласие между Арменией и Азербайджаном, позволяющее присоединение Нагорного Карабаха к Армении», могло бы стать наиболее рациональным решением территориального спора. Как говорится, ни много, ни мало.

В продолжение Ле Пен, высказавшись за восстановление лидирующей роли Парижа на Ближнем Востоке во имя защиты интересов христиан, заплыла еще дальше. Из ее видений напрашивается вывод, что лидер Национального фронта рассматривает армяно-азербайджанскую проблему не в контексте территориального кризиса, а в плоскости межконфессиональных трений, на что перманентно педалирует Ереван.

Скорее, Ле Пен вторит радикальным армянским идеологам, чтобы гарантированно заручиться голосами. Скорее, она информирована о том, как с момента зарождения конфликта вокруг Нагорного Карабаха страна-агрессор всеми правдами и неправдами внушает сообществу мысль, будто бы  два народа схлестнулись на почве межцивилизационной несовместимости.

Жонглирование чувствительными категориями в преддверии голосований — обычное дело, и Ле Пен не первая и не последняя, кто осознанно  переигрывает ради результата.

Не обошлось и без темы «геноцида», в рамках которой предводительница правых, возвеличив вклад армян в развитие Франции после известных событий 1915 года, плавно перевела разговор в плоскость, где уже давно кипят нешуточные страсти. Запад и вместе с ней Франция безуспешно решают судьбу европейского мультикультурализма, ударившего лицом в грязь.

Намек на успешную ассимиляцию армянской массы с французским обществом звучит назиданием мусульманской общине страны, которая не только далека от желания растратить идентичность, но и полна решимости подтянуть  силы ради отстаивания веры и традиций предков.

Если вспомнить, что краеугольными камнями избирательной платформы Ле Пен является выход Франции из Европейского Союза и ужесточение мер, связанных с преодолением проблемы мигрантов, то лидер правых ничего неожиданного не выдала. На поверку просматривается попытка скомпоновать цельную конфигурацию общества, этакую самодостаточную модель совершенства, но с незаметным приоритетом в пользу титульного этноса.

Ну а армяне, как традиционно водится, наиболее удобный подручный материал, который как нельзя легко подлаживается под проводимые политиками эксперименты. За традиционную податливость их, как и принято, потчуют бонусами, и в привычном подарочном наборе непременно находится место аксессуару под названием «присоединение Карабаха».

dadada22

Другой кандидат, экс-премьер Франсуа Фийон тоже в жидких излияниях признался французскому изданию армян, что целиком и без остатка поддерживает борьбу народа, у которого «высокие идеалы».

Касаясь темы  Карабаха, кандидат назвал спорный регион пороховой бочкой Южного Кавказа, а ударившись в ретроспективу, угодил впросак. С видом знающего человека Фийон изрек, что «Сталин в 20-ые годы прошлого века отнял Карабах у Армении и присоединил к Азербайджану», хотя он никогда вне Азербайджана не был, а отец народов решил оставить Карабах у традиционных владельцев этой земли.

Озвучив сущий вздор, Фийон мало того, что обнажил незнание истории, но и ударился в теоретические пассажи, не вяжущиеся с реальным положением вещей. По его мнению, стороной, угрожающей безопасности чувствительного региона, является не Армения, а Азербайджан. Вот так, почесав правое ухо левой рукой, одна из центральных фигур выборной кампании завязла в дилетантизме, сохранив верность позе ментора.

Участвующий в предвыборной кампании лидер Движения «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян также с большим желанием вдался в тему Карабаха и пресловутого «геноцида», назвав армян братским французам народом. Но, правда, номинант был предельно осторожен и учтив в оценках, отдав предпочтение взвешенным оценкам с соблюдением требований тонкого этикета.

Не исключено, что и остальные претенденты в оставшиеся до голосования дни тоже выскажутся по армянской теме. Да ради Бога, но при этом важно  не забыть, что геополитическая композиция Южного Кавказа сильно изменилась со времен первой мировой войны, и Азербайджан, и Армения давно не являются носителями допотопных амплуа.

Никто не возражает против братания французов с армянами, однако политическая элита страны, обладающей статусом сопредседателя в Минской группе ОБСЕ, по определению обязана придерживаться принципа равноудаленности в блоке спорных вопросов.

У Франции с Арменией сложились и могут иметься прочные духовные узы, но они не должны подрывать интересы Азербайджана. В комплексе геоэкономических приоритетов Баку для Парижа куда важен и значим,  нежели Ереван. Стало быть, есть что терять.

Когда члены французской политической элиты в пылу предвыборного ажиотажа выстреливают банальностями и нелепыми «истинами» в пользу «исторически обиженных», стоит все же соблюсти такт и не навредить другим. А то так не долго  вместе с водой и ребенка выплеснуть.

Тофик Аббасов.