И сказал мне:

«на две тысячи триста вечеров и утр;

 и тогда святилище очистится».

Из книги пророка Даниила, 8, 14.

Новый, 13-й год третьего тысячелетия, уже полностью вступил в свои права — это можно констатировать по ленте событий, которые проходят «блитцкригом» и по их невероятному накалу. По восточному календарю, с 10 февраля наступает год Змеи. Чего же ожидать нам от этого «змеинового» нового года, так он уже себя зарекомендовал и акцией неповиновения, и покушением, и многим другим – будет ли он годом так долго ожидаемых перемен?

Ожиданий от нового года очень много. Будущие перемены буквально витают в воздухе, самой атмосфере общества. «Пружина», которая столь долго удерживала общество в «стабильности», видать,  раскачивается. Микроскопические изменения медленно, но уверенно двигались к этому году, уже начиная с марта 2010 года, после глухих, словно болото, долгих послевыборных пяти лет, когда все общество после ноябрьских репрессий злочастного 2005 года впало в глубокую депрессию,  состояние окончательной безнадежности.

В той ситуации тотального разгрома практически всех оппозиционных сил, постепенно произошло нечто обратное: тотальная депрессия и атомизация общества стали некоей обуславливающей и стимулирующей совершенно новые протестные силы. Удивительно, но,  несмотря на продолжительность автократии и тотальное оболванивание народа, в конце  нулевых происходит становление и утверждение нового видения выхода из тупика, как некоего отрицания «традиционно-консервативных» ценностей азербайджанского общества, особенно в литературно-художественной среде, как острая реакция художников.

Предпосылки такого, фактически художественного протеста, непосредственным образом проистекали из-за несовершенства авторитарной системы с ее долгим культивированием неких туземных, якобы «консервативно-традиционных ценностей», служащих фактическому укреплению существующего одиозного режима. Результат превзошел все возможные ожидания, которые могли бы предположить даже сами участники этого процесса – фактически перед глазами деморализованного общества выросла совершенно новая и мыслящая молодежь, которая не собирается оставаться безучастной к судьбе Родины, да и к собственной судьбе. Думается, что последняя акция на площади Фонтанов доказала это совершенно ясно и окончательно.

Изменения происходят долгими и мучительными миллиметрами, однако здесь важно вовсе не это. Важно другое – это уже осознают все: и власть, и оппозиция, и самый главный субъект истории и, между прочим, азербайджанской конституции – его величество Народ. Именно возмущение Народа видели мы в прошлую субботу, Народа, а не просто отдельных протестных сегментов общества. Видимо этот фактор сыграл непоследнюю роль в том, что наши «доблестные» полицейские, которые,  как известно, «нас же берегут», впревые за долгие годы старались вести себя максимально корректно по отношению к участникам. Быть может здесь большую роль сыграли некие «трещины» во власти, которые уже видны и невоорженным глазом – но это не важно. Важно то, что протестующие показали себя с лучшей стороны, проведя цивильную акцию гражданского неповиновения, которая выражала несогласие с политикой властей и народный гнев, направленный против произвола в армии. В целом дух акции выражал одно — ясное послание и к стране, и к международной общественности — «Так жить нельзя!», как назывался знаковый фильм, символизирующий собой распад СССР.

Изменения в нашем обществе и целом в стране неотвратимы – это уже осознают все. В этом году произойдет очень и очень много событий, такой уж выдался год – и вряд ли все они будут нести в себе позитивные зёрна, в плане общественном. Но само начавшееся движение к изменениям дает надежду, что эпоха общественной энтропии заканчивается, мы уже достигли «дна падения» и ожидаемые перемены уже не остановить никому, они предначертаны самой историей. Будут ли эти изменения Перерождением – покажет время.

Многие читающие эти строки, могут саркастически улыбнуться и подумать: «О чем это он? Власти сильны как никогда. Глупости все это».  Однако если попробовать провести некоторые паралели, то здесь напрашиваются очень интересные исторические аналогии. Изменения происходят всегда, иногда в самый неожиданный момент истории. В этом смысле сейчас как никогда интересно и поучительно  взглянуть в прошлое.

Если перенестись ровно на сто лет тому назад, то есть в 1913 год, то он оказался символическим – последним годом «старой-доброй Европы», рухнувшей в результате Первой Мировой Войны. 1913-й принято считать последним мирным годом тогдашней Европы, но на самом деле мира уже не было. Она была на пороге первой части Мировой Войны — эта война была совершенно уникальной, не имеющей прецедентов в длинной истории человеческих войн.

Тогда,  в 1913-ом году, отсутствие каких-либо серьёзных военных конфликтов в центральной Европе, после франко-прусской войны 1870-71 гг., благополучное дипломатическое преодоление острейших политических кризисов, давали надежду перехода на новый уровень сознания и взаимоотношений не только внутри Европы, но и всего мира. Новый горизонт научной мысли, взлет культуры и слаженность общеевропейской инфраструктуры обнадеживали очень многих на всеобщее «разумение» человечества, с надеждой отныне избежать кровопролитных войн и древних варварских принципов. Однако, вопреки всем ожиданиям, все же произошла Первая Мировая Война, которая произвела огромный переворот в общественном сознании.

Глубинные причины этой грандиозной катастрофы, повлекшей после себя еще большие катаклизмы, до сих пор не очень понятны. С точки зрения западной исторической науки главной виной тому является германский экспансионизм конца XIХ — начала XX века, по марксистско-ленинской теории основная причина — в противоречиях и противостоянии буржуазии и крупного капитала развитых стран, по версии Н. Гумилева, это событие можно трактовать как «кипящий и ищущий выхода пассионаризм» главных европейских наций, но никакой из приведенных аргументов не является убедительным перед лицом этого невиданного доселе массового побоища и всеобщего заката.

Таким образом,  если для нас, то есть людей, родившихся в Советском Союзе, 1913-й год был некоей «хохмовой датой», которую и школьные учебники, и партийные газеты, да и экономические справочники сравнивали и с 1961, и с 1987 годами, дабы выставить нашу «социалистическую экономику» в презентабельном виде, то для мировой истории этот год имеет особую, апокалиптическую символику последнего мирного года Европы. Когда никто таких перемен, вернее превратностей судьбы, вовсе не ожидал. Однако как говориться, “Homo proponit, sed Deus disponit” («человек предполагает, а бог располагает») – тогда изменения прошлись вихрем, и мигающая перемена декораций продолжалась вплоть до разгромного для всего континента, 1945-го года.

Если же переместиться на целых 200 лет назад, то перед нами воссоздастся весьма важная и знаковая дата в истории Азербайджана — Гюлистанский договор, подписанный между Российской империей и Ираном в октябре 1813 года. Фактически от этой даты и начинается совершенно новый формат азербайджанской истории, хотя первый в нашей истории в европейском смысле писатель и просветитель М.Ф. Ахундов, между которым и самим понятием Азербайджан смело можно поставить знак равенства, родился уже годом ранее. Кстати, в этом контексте нынеший год также символичен, так как с приостановкой в декабре прошлого года эксплуатации Габалинской РЛС, можно считать, что после 200-летнего присутсвия, Россия уже окончательно ушла из Азербайджана. Безусловно, некий круг замкнулся — вот такая выкристаллизовывается символика.

Так же символично, что если в 1913-ом году своеобразным неразрешимым «нервом» мировой политики являлись Балканы, то сейчас, через 100 лет, таким же «гордиевым узлом» является Ближний Восток, что безусловно затрагивает и нас. Таким образом, волей-неволей Азербайджан оказался на острие мировых геополитических процессов, которые после «арабской весны» приняли стремительный характер. Это все, принимая во внимание постепенный рост протестных настроений внутри самого Азербайджана, может привести к необратным процессам, в том числе и весьма негативным. Думается, что при сложившейся неодназначной ситуаций, «сбалансированная внешняя политика» властей, более не может быть эффективной. Поэтому, изменения для адаптации к новой ситуации и новым реалиям необходимы — повторимся в этом.

Так что ключевые слова нынешнего года — это изменения, перемены, смена, превращение и метаморфозы. Переделка, модификация, реорганизация и нововведения вряд ли помогут. А главная цель обшества — это внутреннее перерождение.

Адвентисты седьмого дня, верят в то, что до воскресения человек будет находиться в бессознательном состоянии, в полном неведении и бездействии и в состоянии подобному сну в ожидании воскрешения (пробуждения) Богом. В исламе же после смерти человек попадает в барзах (перешеек — араб.) — состояние, где он пребывает в могиле до Судного Дня, после которого будет воскрешен во плоти, и будет спрошен о своих деяниях, после чего определён либо в ад, либо в рай.

Наше пребывание в бессознательном состоянии  или «в барзахе» уже заканчивается, должно закончиться именно в этом году, на  это указывают все факторы — и внутренняя ситуация, и геоплитический расклад, и сложившиеся политико-исторические предпосылки. Да, в таких не очень больших странах, как Азербайджан, к сожалению,  не все решается внутри страны, и чаще оказываются более важными те, или иные факторы за пределами наших границ. Но куда направимся мы после столь долгой спячки — в ад, или в рай — все же решать нашему обществу и ее величеству истории.

 

Эльмир Мирзоев

нимдаш