kollaj_anarЭта новость режет слух, правда? Отвыкли мы — азербайджанцы — слышать подобную информацию от соотечественников, ибо в нагорную часть искусственно созданного большевиками в начале 20-го века НКАО приезжают почти всегда из Еревана и этим нарушением попадают в черный список МИД  Азербайджана. Для информации скажу, что до создания коммунистами Нагорно-Карабахской Автономной Области Карабах в истории никогда как административная территория не был делим на низменную или нагорную часть. Разделив Карабах и придав ему автономный статус, большевики не только пустили в обиход и этим укрепили понятие «Нагорный Карабах» как что-то отдельное и особое, но и пустили в ход мину замедленного действия, которая взорвалась накануне развала СССР. Итак, в отличие от Лапшина или Носика, я был в горячей точке планеты, не нарушая нормы международного права. Ходжавендский район (бывш. Мартунинский р.) посетил, взяв курс из Баку. Отмечу сразу, что  Ходжавендский район – это не прилегающий район к Нагорному Карабаху как Агдам, Джебраил,  Физули или еще 4 оккупированных района Азербайджана. Ходжавенд – это один из районов упраздненного в 1991 году НКАО, 85 процентов территорий которого находится под оккупацией. И, что самое смешное, в Армении считают его частично оккупированным азербайджанской армией. Но про наглость противоборствующей стороны не будем — это не лечится.

IMG_4112

Возвращаясь к главной теме, должен напомнить, что армянские бандформирования на этом участке фронта не смогли удержать контрнаступление азербайджанской армии в 1994 году, в результате чего несколько тысяч гектаров Мартунинского района вернулось в родное лоно. Показывая эти просторы, бывший командир 849-го бейлаганского батальона Акиф Гасанов рассказывает, как, имея в подчинении всего один танк и неполный батальон во время первой карабахской войны, гнали в шею оккупантов и отбросили их на десятки километров назад. «Здесь пролито много крови. Армяне, завладев этими местами, хотели дойти до Бейлагана, и с ним еще несколько районов попали бы в блокаду», — говорит боец самообороны. О планах врага участник войны знает по картам, захваченным во время освобождения того самого села Шишгайа Ходжавенда… Оккупантам не удалось осуществить тогда планы, тем более сейчас это им не осилить, когда эти территории защищает не несколько батальонов как в 90–е, а регулярная боеспособная армия, обеспеченная современным высокоточным оружием.

Сильная власть

Глава исполнительной власти района, брат легендарного разведчика Ибада Гусейнова — Эйваз Гусейнов. Он со всеми братьями, один из которых стал шехидом во время войны, состоит с 1988 года в сопротивлении армянской оккупации. В отличие от глав исполнительной власти других районов страны он лишен роскоши — кабинет его простой, ездит он не в дорогом служебном автомобиле, а костюм его не брендовый, а военный. Очень впечатляет и вдохновляет, когда в Азербайджане на высоком посту видишь неслучайного человека. Эйваз Гусейнов прошел войну, но он считает, что его война не закончилась, понятие «переговоры» его раздражает.  Он и все его окружение не верят посреднической миссии ОБСЕ, в принципе, как и весь народ Азербайджана. Они считают, что единственный союзник азербайджанского народа – это его армия. А большинство аппарата исполнительной власти – участники первой  Карабахской Войны. Если честно, по отношению к ним слово «ветеран» не подходит. Здоровые, со спортивным телосложением мужчины средних лет и сейчас в состоянии воевать. «Когда были известные апрельские события, я уже стоял на позиции», — говорит бывший полевой командир Акиф Гасанов и добавляет: «В Ходжавенде каждый осознает, что не просто защищает клочок земли, а свою сестру и мать. В этом районе пускай и гражданские лица не стоят на посту, так как есть боеспособная армия, но здесь население не существует в разных мирах с армией». Бывший полевой командир мне твердит, что каждый день он посещает позицию, и в случае начала войны он и тысяча ходжавендецев будут в строю. «Впереди Сос, Гырмызы Базар, Туг и десятки сел и поселков родного Ходжавенда — пока эти села не освободим, я не считаю, что моя война закончилась», — рассказывает командир.

                                                                       «Каждый гражданин, каждый человек,

особенно, должностные лица должны уделять

армии внимание и поддерживать ее…»

Президент Ильхам Алиев

Я не буду рассказывать о военном духе и мощи азербайджанской армии. Надо прийти и увидеть! Впечатляет и настрой, и культура, и характер солдата. А об условиях  призывников, пожалуй, ограничусь лишь диалогом с одним из них: «Таких условий я не видел в своем доме», — восхищается солдат, показывая мне душевую, столовую, зоны досуга, казарму — «Да, и в моем доме также», — отвечаю я ему после увиденного.

В прифронтовой воинской части несколько агитационных плакатов, но среди них один меня цепляет больше всех. Это ответ президента Ильхама Алиева тем, кто считает, что армия — забота только лишь политического руководства страны. Главнокомандующий призывает, чтобы каждый уроженец Азербайджана поддерживал армию делом, реальным поступком. Армяне в этом важнейшем вопросе всегда были на голову выше. Например, после апрельской неудачи 2016 года, когда азербайджанский аскер разгромил мифическую линию Оганяна, армяне всю прифронтовую зону обеспечили камерами наблюдения. И, как всегда, финансы были выделены из армянской диаспоры. В результате той поддержки диаспоры – 5 храбрых бойцов Азербайджана, на счету которых было несколько убитых оккупантов за время службы, были зафиксированы теми же камерами наблюдения и убиты снайперами. Вот он — результат участия диаспоры в жизни армии. Теперь я хочу спросить тебя, дорогой член диаспоры, ты что-то сделал для армии? Ты хотя бы раз в жизни, приехав в свой родной район, вспоминал тех ребят, которые защищают твою честь и достоинство, день и ночь на позиции? Подумал ли ты о том, что для армии бинокли или тепловизоры никогда не будут лишними? Во время апрельских боев погибли десятки твоих соотечественников, среди них были и те, которые были единственными кормильцами своих пожилых родителей – ты хотя бы попытался найти одну семью шехида и зайти к нему с корзиной в руках?

IMG_4308

Спрашиваю у тех, кто считает, что в России есть сильная азербайджанская диаспоральная организация в лице ВАК: во время апрельских боев хоть какой-то член президиума ВАК брал пример у главы армянской диаспоры Ары Абрамяна, который демонстративно оккупационной армии Армении перечислил 100 тысяч долларов??? А он ведь посол доброй воли ЮНЕСКО, не говоря о том, что он состоит в межнациональном совете при президенте и еще недавно был активным участником народной дипломатии во имя мира между Арменией и Азербайджаном. Ответов нет, да и не может быть, потому что любовь к Государству нашему и ее главному гаранту – армии — в ВАК и других диаспоральных организациях пока еще на уровне стихов и тостов и не более. А оппоненты любовь к своей сломленной армии доказывают соучастием. А самое чудовищное то, что в диаспоральной структуре азербайджанцев России, например, в президиуме того же ВАК, до 28 декабря 2016 года не было ни одного участника карабахской войны, тогда как в России проживает более сотни достойных азербайджанцев, которые имеют карточку участника первой карабахской войны. И то единственного участника карабахской войны в президиум приняли только потому, что он является одним из богатых соотечественников.

IMG_4120

Пора исправить ситуацию, давно наступило время ограничивать съезды диаспоры с фешенебельными отелями, залами и селфи с невечными чиновниками. Диаспоральная организация или ее отдельный представитель если один день проводит в Баку, то второй день должен быть рядом с армией и, возможно, каждый раз, увидев селфи с прифронтовой зоны, он вспомнит о вежливых людях в зеленом, которые свою жизнь подвергают опасности во имя защиты нашей Родины. «Власть все делает во имя популяризации армии в жизни страны», — говорит мне на прощание глава Ходжавенда Эйваз Гусейнов и добавляет: «Пора и диаспоре объединиться под единым начальством — вот тогда и мы почувствуем реальную поддержку и соучастие всех азербайджанцев в защите Родины». Как же эти слова мне напоминают те, что часто упоминает мой друг и коллега Роман Агаев – «Армия Азербайджана – это единственная инстанция, веру в которую мы не имеем право терять, ибо армию надо любить соучастием».

Анар Гасанов, журналист, к.ф.н., специально для Minval.az