Вчерашняя протестная акция в центре Баку под лозунгом «Скажем «Нет» солдатским смертям!» по многим своим параметрам является поразительной и, безусловно, знаменует собой начало нового этапа в политической жизни Азербайджана.

Многочисленные фото, видео и сюжеты этой грандиозной акции еще долго будут предметом особого интереса общественности страны, а политики, эксперты и СМИ Азербайджана наверняка уделят максимум внимания всем  перипетиям, интригующим моментам и подоплеке данного протестного явления. По этой причине, я хочу коснуться несколько иного аспекта – отличительных особенностей данной акции.

Итак, рассмотрим с различных точек зрения, в чем же состоят отличительные особенности этой акции, позволяющие говорить о начале какой-то новой фазы в протестной борьбе?

С организационной точки зрения: Пожалуй, впервые в Азербайджане акция такого масштаба и накала была организована фактически посредством социальных сетей, без реального почина каких-либо политических партий и общественных организаций. Хотя целый ряд молодежных организаций страны выступили вдохновителями и участниками этого протеста, тем не менее, именно Facebook стал для них и для всех остальных главной площадкой коммуникации, мобилизации и организации данной акции. Многие у нас в последнее время задавались вопросом: почему в отличие от арабских стран или от той же России, стремительное накопление протестной энергии в виртуальном пространстве (в социальных сетях) не дает адекватного приращения реальным протестным процессам? Но оказалось, что всему свое время. 12 января протестная энергия Facebook выплеснулась на улицы столицы – барьеры между виртуальным и реальным миром оказались сняты.

 С точки зрения лозунгов: Впервые за долгое время акция была мотивирована и прошла не в общедемократическом политическом измерении с требованиями свободы слова, собраний, честных выборов, отставки парламента, системных реформ и пр., а под сугубо социальными и волнующими все общество конкретными лозунгами: «Нет солдатским смертям», «Армия – не морг», «Остановите солдатские смерти» и т.д. Конечно же, между социальными и политическими требованиями нет никакой разъединяющей «китайской стены» и лозунги вчерашней акции, как и сам накал протеста, имели несомненную политическую окрашенность. Тем не менее, эта акция по своим лозунгам, конкретной приземленности, социальной направленности и исходной мотивации существенно отличалась от традиционных митингов оппозиции. Если искать аналогии, то она напоминала первые гневные митинги 1988 г. из-за вырубки армянами леса в Топхана.

С точки зрения аудитории: Качественно отличным был и состав участников этой акции. Хотя в рядах митингующих, в том числе и среди задержанных, было немало активистов оппозиционных партий и их молодежных организаций, тем не менее, основной массив протестующих представлял собой достаточно разнородную в политическом и социальном плане аудиторию (большей частью молодежную), объединенную не столько принадлежностью к тому или иному лагерю, сколько гражданской и «фейсбуковской» солидарностью в деле отстаивания конкретных целей. Это обстоятельство должно стать назидательным уроком для оппозиционных и провластных политиков: ведь людей больше волнуют и приводят в движение не абстрактные и всеобщие цели и лозунги, пусть даже самые возвышенные, а реальные болевые точки, конкретные социально-политические проблемы, касающиеся буквально каждого.

С точки зрения накала и духа акции: Вчерашняя акция по своему эмоциональному накалу, духу гражданского достоинства и потенциалу готовности к борьбе за свои права представляет собой особое явление. Она знаменует начало существенных качественных трансформаций в азербайджанском обществе и в среде азербайджанской молодежи, не желающих больше мириться с несправедливостью, с ложью и с ролью статистов. В этом плане вчерашняя акция способна оказать огромное мобилизационное и вдохновляющее воздействие на всё общество, особенно в контексте предстоящих президентских выборов. В отличие от многих плановых или дежурных митингов проправительственных или оппозиционных партий, проходящих как бы по шаблонному сценарию и в атмосфере чуть ли не усталого, вынужденного участия, вчерашняя гражданская акция протеста представляла собой сгусток энергии и воодушевления. Как акции далеких 80-90-х годов.

С точки зрения действий полиции (власти): Еще одним сюрпризом вчерашней акции, дающим повод для всевозможных версий и вопросов, явились непривычно сдержанные, толерантные действия правоохранительных сил против участников несанкционированных шествий в центре города. Нет оснований увязывать смену модели поведения полиции с началом года президентских выборов или с апробацией некой позитивной тенденции в отношении участников акции. Скорее всего, была дана отмашка на применение жесткой силы. Но кем и зачем? Или это инициатива самого Рамиля Усубова, или тех, кто над ним. А над ним реально могут быть две влиятельные инстанции – президент и глава его администрации. Если рассматривать в увязке с вопросом «Зачем?», то вырисовываются две возможные схемы: 1) «мехтиевский реванш» — тандем Мехтиев-Усубов, направляя огонь на неугодного Сафара Абиева, одновременно демонстрирует всем во власти свою потенциальную силу, 2) «президентский дуплет» — «выключением» силового варианта, подставляется не только и не столько Сафар Абиев (он наживка), сколько сам могущественный тандем Мехтиев-Усубов, оказывающийся в подвешенном состоянии.

P.S. Но чрезмерно увлекаясь подобным выстраиванием версий некоторые эксперты и сайты (в частности haggin.az), за деревьями не видят леса и начинают бросать тень на саму акцию и ее многочисленных участников. Тот факт, что полиция воздержалась от применения грубой силы из-за наличия у определенных олигархов во власти, намерянных использовать гражданский протест в своих коварных целях и междуусобных дворцовых интригах, разве может служить основанием для того, чтобы бросать тень на саму акцию? Ведь это же банальная истина, что во все времена и все знаковые народные акции протеста (революции, движения, митинги, пикеты) определенные силы во власти тщились направить в иное русло, использовать в своих целях, переформатировать в свою пользу. Разве так не было в эру наших славных митингов 80-90-х годов и позже? Так было, есть и наверно будет… Но об акциях резоннее судить не по грязным играм и замыслам тех, кто пытается таскать для себя «каштаны из огня», а по мотивам, целям, итогам, логике и вектору борьбы самого протестного движения и его участников. Если рассматривать в этом ракурсе, то акцию протеста 12 января, какие бы мелкие интрижки не пытались решать с ее помощью отдельные представители правящей номенклатуры, можно и нужно вписать в золотой актив гражданского общества – как яркий пример того, что народ уже не желает мириться со своим бесправным положением, уже не может терпеть и молчать, видя ложь и несправедливость. 12 января общество громко заявило о себе.

Зияд Гараханлы

нимдаш