(Развивая тезисы Рустама Ибрагимбекова)

1. Сегодня у нас самые уважаемые люди — высокопоставленные чиновники, которым захотелось широкой публичности, безграничной власти и личного обогащения. И они совершили переворот. Теперь они сами создают законы и вершат их по собственному усмотрению. (Р.И.) 

Действительно, в последние годы власть в Азербайджане оказалась узурпированной мощной группировкой «чиновников-олигархов», поставившей себе на службу не только всю страну, все общество, но отчасти даже и самого президента. К слову сказать, последнего, возможно, устраивает модель власти «коллективного президента» и комфортная роль «генсека» в полутеневом «олигархическом политбюро».

Наши чиновники-олигархи ни за что не отвечают перед государством, которое они превратили в инструмент реализации собственных меркантильных интересов. Они наделили себя иммунитетом неприкосновенности и привилегированным правом на любой произвол. Они подменили собой закон и расправляются с конкурентами руками узурпированного ими государства. Они приучены управлять страной только в условиях бесконтрольной монополии и при полном отсутствии конкурентов. Конкурентов не только вовне, но и внутри самой власти. Вот поэтому, власть поедает сегодня саму себя.

В политическом отношении сегодняшний Азербайджан представляет собой плохо управляемую олигархию, хотя внешне старается имитировать модель управляемой демократии. По сути, модель «коллективного олигархического управления» не жизнестоек, поскольку он все время тяготеет к «самопожиранию». Власть, собственность, сила, деньги и влияние — всё это сконцентрировано в руках лишь у небольшой группы олигархов, и эта модель воспроизводится на всех этажах общества. Нет подпитки власти и бизнеса «свежей кровью». Но зато идет подпитка всего общества энергией недовольства.

2. Во всех сферах нашей жизни действу принцип: хочешь жить и работать — будь покорным и безмолвным. (Р.И.)

Такое ощущение, что в основе всего, что делает сегодня власть в Азербайджане, лежит глубокое презрение к собственному народу. Правящая элита, должно быть, полагает, что народ — это крепостные, чьи интересы, потребности и мнения не только можно, но и нужно игнорировать. Конечно же, «во имя и для блага самого народа».

Сегодня в Азербайджане противостоят друг другу две параллельные контрастные реальности – опирающаяся на внушительные силовые и денежные ресурсы олигархическая власть и абсолютно чуждое ей, задавленное большинство населения. Фактически, те, кто у власти уже лишились мандата доверия общества. В Азербайджане теперь мало кто верит, что те, кто сегодня у власти могут сделать жизнь страны и людей лучше: они умеют только «отнимать и делить», «карать и сажать». Значит, будет расти перманентно число обиженных подобным «делением» и «сажанием». Энергия недовольства рано или поздно найдет себе выход. И вполне возможно уже в этом году.

3. Страна, в которой нет влиятельного общественного мнения, обречена на бесконтрольный авторитаризм.  (Р.И.)

По сути, можно констатировать, что азербайджанский «неомонархический проект» не удался, а трансформироваться в нечто иное – более благообразное, современное и правовое, он так и не смог, не захотел или в принципе был не способен. Ведь власть рушится не только оттого, что у неё есть сильная оппозиция, а прежде всего оттого, что она стала слабой властью, лишенной внешней поддержки и социальной опоры в обществе.

Захватив монополию не только на власть и собственность, но также на роль единственного выразителя интересов народа, наша правящая элита («каста избранных» — по словам Рамиза Мехтиева) убеждена, что только она может и должна управлять страной, понимая под этим привилегированное право на грабёж и произвол.

Поэтому-то у нас с неумолимой последовательностью выхолащиваются институты, предусматривающие хоть какое-то участие народа в жизни страны: перекрываются все каналы, позволяющие обществу хоть как-то контролировать действия правящего режима, и беспощадно караются все оппоненты, посмевшие усомниться в праве власти на монополию и произвол.

4. На все наши попытки диалога власть ответила компанией клеветы. Это и побудило меня сказать: «Если президент со мной не считается, то и я с ним не считаюсь». И ещё я сказал: на выборах 2013 г. неминуемо  будет избран новый президент. (Р.И.) 

Еще совсем недавно многим казалось, что азербайджанскому истеблишменту абсолютно ничто не угрожает и члены правящей семьи, поочерёдно сменяя друг друга, будут ещё очень долго пребывать у власти. На вопрос, когда рухнет этот засидевшийся во власти и погрязший в коррупции авторитарный режим, многие разводили руками и отвечали: когда иссякнет либо нефть на Каспии, либо бездонное терпение азербайджанского народа.

Но, судя по характеру развития событий в мире, регионе и в самой стране, бездонное терпение азербайджанского народа может иссякнуть гораздо раньше, чем нефть. За последнее время правящая номенклатура настроила против себя так много реальных сил внутри и за пределами страны, что ей уже не просто остановить процесс неуклонного падения авторитета власти и нарастающих протестных настроений.

5. Подавляющему большинству населения очевидно — дальше жить, так как мы живем невозможно. Понадобилось 10 лет, чтобы преступные действия режима политизировали всех жителей страны. Это то, что и решит исход выборов. (Р.И.) 

Социально-политическая ситуация в стране стремительно меняется. И дело тут не только в «эффекте революционного домино», хотя он, конечно же, оказывает катализирующее воздействие. Дело, прежде всего, в упрямой тупости самой власти, продолжающей, как ни в чем не бывало, политику саботирования демократии, нарушения прав и свобод граждан, игнорирования мнения международного сообщества и общественности страны.

Тот самый обездоленный народ, который ещё недавно пребывал в политической апатии или послушно голосовал за стабильность этой власти, теперь, столкнувшись с невиданными социальными контрастами, невыносимыми ценами, безработицей и произволом чиновников, уже начинает терять терпение и все чаще срывается на стихийные акции протеста.

Та самая оппозиция, которая под перманентным прессингом власти была выдавлена на периферию политической жизни и пребывала в виртуальном состоянии, теперь, вдохновляясь революционными примерами, заряжаясь импульсами извне и протестными настроениями внутри страны, спешно консолидируется, активно заявляет о себе и демонстрирует готовность к решительной борьбе в контексте предстоящих выборов.

Та самая бизнес-элита, которая ранее была лояльна режиму из-за того, что он особо не препятствовал ей работать и обогащаться, теперь, оказавшись в ситуации правового произвола, нарастающих коррупционных поборов и постоянного ущемления прав собственности, с беспокойством думает о собственном будущем, втихомолку также клянет эту власть и вынашивает планы по изменению ситуации.

6. Не надо быть политиком и экспертом, чтобы видеть это. Достаточно обладать чувством гражданского достоинства, быть неравнодушным к судьбе страны. Поэтому я верю в победу народа на предстоящих  выборах.  (Р.И.)

Как свидетельствует участь многих стран, только на одних лишь нефтедолларах и полицейских дубинках в 21 веке вряд ли можно усидеть долго. Конечно, авторитарная власть может продолжать уповать на «дубинку» и нефтедоллары. Но на фоне революционных процессов в мире и нарастающего недовольства в стране, она будет все сильнее погрязать в кризисе и неминуемо окажется в ситуации коллапса. При сохранении данного курса, население и власть будут и далее обитать в параллельных реальностях. Абсолютное отчуждение населения от власти станет системно неизбежным. А значит, системно неизбежным станет и глубокий кризис власти.

Страну в этом случае вместо укрепления и процветания ждет вырождение. Очевидно, что власть, не зависимая от населения, никогда не будет о нем заботиться. Интересы общества будут и далее игнорироваться. Проблемы регионов замалчиваться. Права граждан нарушаться. Уровень жизни падать. Социальная поляризация усиливаться. А протестные настроения нарастать. Полицейская дубинка и энергетическая «палочка-выручалочка» — вот главный оплот власти. Но этот ресурс вряд ли достаточен для удержания власти.

 

 

7. Я говорю, отвергая любые сомнения, что не победить на этих выборах народ Азербайджана не может. Конечно, если мы — народ, а не просто население, живущее на территории, через границы которой не всех пропускают.

Неизбежность кардинальных перемен в Азербайджане уже начинают осознавать многие как внутри, так и за пределами страны. В своем нынешнем состоянии этот олигархический режим может «парадно агонизировать» ещё какое-то время, но если он не изменит свою природу, не захочет перевоплотиться в политсистему с «человеческим лицом», не будет стремиться реанимировать доверие собственного народа и международного сообщества, у него не будет никакой реальной перспективы.

Ставя всё общество в ситуацию «вне игры», репрессивно выдавливая из власти и бизнеса всех конкурентов, глумясь постоянно над нормами права и морали, правящая олигархия сама себя обрекает на скорое  поражение: ведь ещё ни один режим не устоял в атмосфере всеобщего недовольства. Конечно же: если мы — страна и если мы — народ…

Зафар Гулиев

нимдаш