Люди старшего поколения, которые служили в советское время — до 70-х годов, уверены, что служба в армии делает из молодого человека настоящего мужчину, но современная азербайджанская армия сформировали противоположную точку зрения, согласно которой армия делает из подростка инвалида и даже может стать причиной его гибели.

На днях в одной из воинских частей минобороны Азербайджана, расположенной в Дашкесанском районе, находясь на посту, умер солдат Джейхун Губадов (1994 г. р.). По предварительной версии, причиной смерти Губадова явился сердечный приступ. В Дашкесанском отделении Госслужбы по мобилизации и призыву заявили, что они отправили в армию абсолютно здорового человека, а сердечное заболевание началось у Джейхуна во время службы.

Ранее, 10 декабря прошлого года в военном госпитале скончался от болезни рядовой Рашад Мирзалиев, который так же, как и Джейхун Губадов, был недавно призван на военную службу. Несмотря на неоднократные обращения журналистов в  Государственную службу мобилизации и призыва на военную службу так и не удалось выяснить в результате какой болезни наступила смерть Рашада Мирзалиева и был ли он болен во время призыва в армию.

Допустим, что Джейхун Губадов  и впрямь был здоров. Тогда возникает вопрос – как мог абсолютно здоровый молодой человек в течении месяца приобрести сердечно сосудистое заболевание, ставшее причиной его смерти? Значит, парня просто доконали?

Итак, отсчет небоевых потерь в нового года начат.

В прошлом году согласно результатам мониторинга, проведенного Центром военных журналистских исследований «Доктрина» (ЦВЖИД), потери в секторе безопасности и обороны Азербайджана составили 84 человека. 15 военнослужащих погибли (от вражеской пули), 2 — подорвались на мине, один — погиб в ходе операции, 66 человек погибли в не боевых условиях. 7 человек погибли в результате несчастных случаев (отравление угарным газом, удар электрическим током, падение бетона, утопление, падение), 14 человек – в ДТП, 1 – по неизвестной причине, 8 — по неосторожности, 10 — в результате неуставных действий, 9 — от болезней, 17 человек совершили суицид. Из погибших 74 — военнослужащие министерства обороны, 5 – Государственной пограничной службы, 4 – Внутренних войск, 1 – министерства национальной безопасности.

При таком уровне не боевых потерь нет ничего удивительно, что большая часть молодежи и их родители, ищет пути, чтобы не попасть в ряды призывников.

Самый популярный способ «откосить» от армии — это наличие заболевания, с которым не положено призывать в армию. Но доказать наличие проблем со здоровьем нужно через медицинское освидетельствование, куда надо предоставить все справки и историю болезни, которая дает возможность не попасть в число новобранцев. Врачебная комиссия при медицинском освидетельствовании определяет категорию годности новобранца к службе.

Тут надо особо подчеркнуть, что негодный к службе в армии, не значит «откосивший». Чтобы откосить от армии необходимо доказать то что ты не годен к службе в армии по состоянию здоровья. Ни для кого не секрет, что веским «доказательством» непригодности к службе служит не только и не столько  состояние здоровья призывников, а  содержимое кошельков их родителей.

Но раз люди «косят» от армии, то в место них кто-то должен быть призван. Но призывной молодежи не так уж много, поэтому не удивительно, что «забривают в армию» тех, кто не смог или не догадался представить «доказательства» пусть, даже если они и больны.

Возникает замкнутый круг — чем круче дедовщина и чем больше небоевых потерь, тем больше стимулов у призывников и их родителей представить военврачам «доказательства» и тем больше размер этих доказательств.

Сегодня министра обороны генерал-полковник Сафар Абиев наказал командование корпусав котором служил Джейхун Губадов и даже распорядился об аресте двух офицеров.

Однако все это паллиативные меры вряд ли могут положить конец призыву негодных по состоянию здоровья новобранцев. Для этого надо покончить с дедовщиной, а точнее с причинами ее возникновения — социально-экономической и культурологической.

Причина первая — социально-экономическая

Экономической основой призыва больных новобранцев является возможность получения выгоды за счет использования труда «молодых» солдат на работах, не предусмотренных уставом и не связанных с хозяйственной деятельностью части.

Причина вторая — влияние совковой культуры

В целом азербайджанская армия, вышла из шинели Советской Армии.  В своем большинстве командный состав армии составили национальные кадры, служившие в Вооруженных Силах бывшего СССР. Других неоткуда было взять.

Корни дедовщины

По мнению некоторых экспертов, дедовщина берет свое начало с конца 1960-х годов, когда некоторые командиры частей начали широко использовать солдатский труд для извлечения личной материальной выгоды. Неуставная хозяйственная деятельность воинских частей потребовала организации системы неуставных взаимоотношений, при которой старослужащие выполняли роль надсмотрщиков над выполнявшими работы солдатами первого года службы. Подобные отношения требовали беспрекословного подчинения молодых солдат любым указаниям старослужащего и, чтобы сломать новобранцев их давили и подвергали насилию. Так дедовщина утвердилась как метод управления неуставной хозяйственной деятельностью воинских частей. Со временем во многих воинских частях офицеры стали использовать этот метод управления, поскольку сами занимались обучением молодых и воспитательной работой.

Причина неуставных отношений

Впрочем, следует признать, что в воинских коллективах, которые формируются за счет призывников, у командиров воинских частей нет эффективных формальных рычагов воздействия на рядовой и сержантский состав. Командир может объявить срочнику выговор или строгий выговор. Однако выговоры эти совершенно бесполезны, так как не имеют никаких последствий. Объявление внеочередного наряда также бессмысленно. В большинстве воинских частей существует хроническая нехватка личного состава, из-за чего военнослужащие заступают в наряды чуть ли не ежедневно. В таких условиях, ни о каком внеочередном наряде не может быть и речи, поскольку не существует самой “очереди”.

Лишение очередного увольнения, также малоэффективно. Из-за нехватки в воинской части людей, срочники получают увольнение лишь в исключительных случаях (или за деньги).

Понижать в должности срочников, абсолютное большинство, которых не занимают хороших должностей, невозможно. Понизить в звании – тоже, — большинство срочников имеют самое низшее воинское звание. Остается арест с содержанием на гауптвахте. Но это вид наказания неприменим к частям, находящимся в отдаленных районах, так как гауптвахта обычно находится в здании военной комендатуры, которая есть только в крупных городах.

Таким образом, отсутствие действенных рычагов воздействия на личный состав, так или иначе, провоцирует возникновение неуставных отношений.

По мнению экспертов, возникновение в той или иной форме неуставных отношений является закономерным при наличии провоцирующих факторов:

— закрытость сообщества, принудительность нахождения в сообществе и невозможность его покинуть; недостаточно комфортные условия проживания (теснота, отсутствие горячей воды и прочих удобств цивилизованного общежития);

— отсутствие внутренних механизмов защиты одних членов сообщества от агрессии со стороны других (в армии за порядок формально отвечают офицеры, но на практике они выполняют эту функцию настолько, насколько хотят);

— культивируемое в обществе представление об аморальности противодействия насилию с помощью обращения к органам охраны правопорядка или лицам, выполняющим их функции (жалоба офицеру на старослужащего, избившего новобранца, автоматически делает этого новобранца “изгоем” среди своего призыва);

— необходимость выполнения тяжелых и грязных работ, не относящихся к непосредственным целям и задачам военнослужащих; наличие лишнего свободного времени; незаинтересованность руководства в поддержании порядка (офицеры нередко отстраняются от текущей работы, перекладывая ее на старослужащих солдат);

— сокрытие командирами частей неуставных отношений, поскольку за выявленные случаи есть риск быть не представленным к очередному званию, или быть пониженным в должности, или вообще уволенным из рядов ВС.

К слову, для стран, членов НАТО, неуставные отношения не характерны. Во-первых, для таких отношений нет экономических оснований (связанных с незаконной хозяйственной деятельностью воинских частей). Во-вторых, солдаты имеют гораздо больше прав и свободный доступ к средствам связи (мобильные телефоны и интернет) по сравнению с правами солдат азербайджанской армии. Кроме того, СМИ и представители общественных организаций имеют доступ в любую воинскую часть.


Что делать?

Чтобы положить конец неуставным отношениям, необходимо начать серьезную борьбу с коррупцией в вооруженных силах. Требуются жесткие меры — лишение званий и военных пенсий за неуставные отношения и использование труда военнослужащих для извлечения личной выгоды командирами. Пока же, персональная ответственность командиров воинских частей только декларирована. Еще не было ни одного случая привлечения командира части к уголовной ответственности за незаконную хозяйственную деятельность воинской части.

В то же время необходимо поднять общий престиж службы в Вооруженных Силах, улучшить материальное положение и повысить уровень социальной защищенности офицеров и сверхсрочников.

Салех Баят

нимдаш