(статья вторая)

 В первой статье «Третий лишний или логика биполярных выборов» я писал, что по мере нарастания предвыборной конфронтации тенденция биполяризации будет приобретать все более ясные очертания: на одном полюсе правящая партия “Ени Азербайджан” и ее “безальтернативный лидер” (Ильхам Алиев), на другом – демократическая оппозиция со своим единым или основным кандидатом (пока выдвинут только лидер Мусават Иса Гамбар).

Несомненно, что версия об усилении тенденции биполяризации и постепенной трансформации предвыборной ситуации и политической системы в соответствующем направлении затрагивает широкий спектр реальных интересов и это обстоятельство значительно затрудняет ее беспристрастное аналитическое восприятие. Все это в лишний раз убеждает, что перспективы и формы проявления тенденции биполяризации напрямую зависят не только от объективных процессов, но и от динамики интересов основных субъектов политической жизни. Рассмотрим эти интересы.

 Электорат (общество)

Нынешнее состояние общества характеризуется, с одной стороны, анархией политического плюрализма, с другой – индифферентным и скептическим отношением к политике, что отражает объективные противоречия на пути перехода от тоталитаризма к демократии. В таком обществе идея «минимизации субъектов политической игры» вызывает у части граждан естественные опасения о возможном откате в тоталитарное прошлое. Но, с другой стороны, общество уже изрядно устало от чрезмерной политической фрагментарности и анархии плюрализма: оно готово выдать «кредит доверия» процессу разумной минимизации политических векторов.

Общество дезориентировано “изобилием” партий, политиков, альянсов, интересов, ориентаций и пр. Как следствие, многие люди затрудняются в выборе между партиями, устали от постоянной тяжбы между политиками, утратили интерес к политическому процессу. Основной массив электората стал “стихийно и индифферентно протестным”: он против и авторитарной власти, и дезинтегрированной оппозиции. Политики «избыточно плюрального общества» потеряли связь с электоратом и в такой ситуации их шансы на успех связаны лишь с упрощением (биполяризацией) предвыборной ситуации и с преобразованием (дефрагментацией) политической системы.

Поскольку электорат был доведен до такого состояния чрезмерной фрагментацией политического пространства и анархией плюрализма, можно полагать, что реанимация «кредита его доверия» возможно лишь в рамках минимизации субъектов политического процесса и биполярной модели выборов. Значительная часть избирателей воспринимает надвигающийся избирательный процесс лишь в плоскости выбора между двумя полярными альтернативами: кандидата от власти и единого или доминантного кандидата от демократической оппозиции.

 Власть

Наш правящий режим по своей авторитарной сути лишен фрагментарности: он политически выстроен вокруг президента. В контексте приближающихся президентских выборов правящая элита, скорее всего, попытается еще более упрочить ресурс сплочения вокруг «безальтернативного полюса» (И. Алиева).

Поскольку правящий  режим интенсивно готовится к выборам (пока, правда в теневом режиме), то нет сомнений, что он пристально отслеживает тенденцию постепенной политической биполяризации ситуации. Разумеется, правящая элита оценивает и эту тенденцию с позиции возможности фальсификации выборов. Предыдущие 20 лет, благодаря политической фрагментарности общества и анархии плюрализма, президенту удавалось успешно реализовывать свои сценарии фальсификации выборов. Вместе с тем, накопленный опыт фальсификации может оказаться не столь эффективным в биполярной ситуации и с этой точки зрения последняя не отвечает интересам правящей элиты.

Для властных структур подлинно биполярная перспектива как «недостаточно апробированная новация» представляет реальную угрозу. Сегодня социальный заказ общества и коллизии предвыборной борьбы требуют от демократической оппозиции консолидироваться и выступить в качестве единого (монолитного) политического субъекта. Нет сомнений, что логика биполярно-конфронтационной предвыборной борьбы уже завтра потребует от оппозиции не только консолидации рядов и минимизации числа субъектов избирательного процесса, но и выдвижения единого кандидата в президенты. Ясно, что такая перспектива не вписывается в планы правящей элиты и потому ее усилия направлены на разрушение консолидации оппозиции, стимулирование прежней анархии плюрализма  и блокирование тенденции биполяризации.

 Оппозиция

Все минусы анархии политического плюрализма имеют прямое отношение к оппозиционному лагерю: до самого последнего времени состояние оппозиции не внушало даже минимума оптимизма (огромное множество реальных и виртуальных партий и политиков, внутренние межпартийные и межличностные склоки, чрезмерные амбиции и т.д.). Рано или поздно оппозиционные партии и политики должны усвоить простой урок из опыта постоянных потерь (снижение числа сторонников, утрата электоральной поддержки, поражения на фальсифицированных выборах, недостаточная поддержка Запада и т.д.).

Все эти неудачи проистекали в основном из анархии плюрализма и фрагментарного состояния оппозиционного лагеря. Оппозиция должна осознать, что выйти на уровень возможных политических побед она сумеет лишь на пути консолидации и преодоления собственной фрагментарности. Именно эта тенденция и должна стать на данном этапе доминирующим вектором в стане оппозиции. Понятно, что тенденция сплочения вокруг какой-то одной партии (или лидера) не отвечает интересам многих оппозиционных партий и политиков.

Но в данном случае мы входим «в зону болезненного пересечения» объективных и субъективных интересов партий и политиков: многие из них осознают объективную необходимость консолидации в контексте предвыборной биполяризации ситуации, но субъективно еще не готовы уступить лавры лидерства другому. Несомненно, что для тенденции биполяризации главная угроза исходит из этой реальной коллизии интересов партий и политиков. От этого же во многом зависят предвыборные шансы и поствыборные перспективы оппозиции.

 

Запад

Один из главных субъектов почти всех значимых коллизий политической жизни Азербайджана. Ныне почти все основные субъекты азербайджанской политики ориентированы на Запад: президент и его команда, а также ведущие оппозиционные партии и политики соразмеряют свои действия по «угадыванию намерений» и реализации установок Запада (прежде всего, США).

Понятно, что перспективы биполяризации во многом зависят от ключевого вопроса: отвечает ли эта тенденция интересам Запада? Формально Запад добивается демократизации Азербайджана, что, помимо всего прочего, предполагает наведение политического порядка (преодоление анархии плюрализма и фрагментарности, освобождение от виртуального балласта и т.д.). С этой точки зрения Запад, казалось бы, должен содействовать тенденции биполяризации или минимизации значимых фигур на политической сцене Азербайджана.

Между прочим, именно Запад играет немаловажную роль в инициировании процессов консолидации в стане оппозиции и можно полагать, что возможное предвыборное ее сплочение вокруг единого или доминантного кандидата также отвечает интересам Запада (США). Факты свидетельствуют, что западные визитеры перманентно сужают формат контактов с оппозицией, держа в центре внимания прежде всего ключевых игроков.

Но помимо демократической мотивации, тенденция биполяризации отвечает и прагматическим интересам Запада. Биполярная ситуация в Азербайджане (когда оба политических полюса остаются прозападными) ведет к прагматичному упрощению внутриполитической системы и тем самым минимизирует нежелательные ее коллизии. Одновременно с упрощением политической системы идет и процесс упрочения ее прозападной ориентации: ведь назревающая биполяризация, по сути, способствует постепенному оттеснению на периферию всех иных политических субъектов. В этом случае при любом итоге выборов прагматичные интересы Запада особо не пострадают.

Зафар Гулиев

нимдаш