Кто такие туркманы и что мы о них знаем? Читатель более всего, пожалуй, знаком с термином «иракские туркманы».

Иракские туркманы или тюрки – третий по численности после арабов и курдов этнос в Ираке. Реальная численность туркман  колеблется в пределах 2,5-3 млн. человек (сами туркманские источники говорят о 4 млн. человек). Они проживают в основном в северных районах страны –  Мосуле, Эрбиле, Керкуке, Сулеймании, Телафере, Ханекине и др., однако их немало в Багдаде, а также на юге, куда в различные периоды были насильственно переселены. Политическим, экономическим, культурным и научным центром туркман считается город Керкук. Официально их литературным языком считается керкукский диалект турецкого языка.

Как известно, массовая миграция тюркских племен на территорию современного Ирака относится к VII в. н.э., когда благодаря воинскому мастерству тюрков-огузов местные арабские правители стали брать их на службу. Вторая волна миграции тюрков пришлась на XI-XII вв. и была связана с созданием государства Великих Сельджукидов, когда они компактно поселились в районе Мосула. Во времена Османской империи их приток в  регион продолжался, и к началу I мировой войны иракские тюрки составляли абсолютное большинство населения Мосульского вилайета, включавшего города Мосул, Керкук, Эрбиль, Сулеймания и др. После поражения Османской империи Ирак был передан под мандат Великобритании, а после образования Иракского королевства в 1920 г. вопрос о принадлежности территории проживания туркман стал предметом конфликта. По решению Совета Лиги Наций эта территория отошла к Ираку при сохранении употребления турецкого языка в официальных и образовательных учреждениях. Однако это положение игнорировалось иракскими властями, проводившими политику ассимиляции и попрания гражданских прав туркман. Хотя после провозглашения Ирака республикой в 1958 г. все проживавшие в стране народы получили формально одинаковые права, на практике туркманы нередко подвергались гонениям и репрессиям со стороны властей, имело место их насильственное переселение на юг страны. Приход к власти партии Баас в 1968 г. мало что изменил в положении туркман, которые продолжали оставаться в роли угнетенной этнической группы. Полное игнорирование национально-культурных прав туркман, которых баасистская пропаганда именовала не иначе, как «пришлых гостей», «агентов Турции на иракской территории» и т.д., дополнялось и усиливалось ассимиляторской политикой правящего режима, проводившего в районах компактного проживания туркман массовую «арабизацию» населения, имевшей целью изменить здесь демографическую ситуацию. Одновременно туркманы подвергались насильственной «курдизации», поскольку на районы их проживания претендовали и курды, которые неоднократно заявляли о своих претензиях. Осуществленная в Ираке в середине 70-х гг. XX в. административная реформа объединила районы, населенные исключительно туркманами, с курдскими и арабскими в единой провинции.

В период ирано-иракской войны (1980-1988), особенно после войны в Заливе (1991 г.),  вновь активизировалась так называемая «проблема Мосула и Керкука». Создание на севере Ирака неподконтрольного центральному правительству курдского автономного района, в состав которого вошли указанные города, привело к насильственному вытеснению туркман с этого богатого нефтью региона. Началась массовая эмиграция в Турцию, а также Европу, США, где они пытались привлечь внимание к тяжелому положению своего этноса в Ираке. Наряду с этим происходил процесс политической структуризации туркман – именно к этому периоду относится создание Иракской Национальной Туркманской партии, Иракского Туркманского Фронта, Народной Туркманской партии и др., которые способствовали подъему уровня национального самосознания.

После свержения в 2003 г. диктатуры С.Хусейна туркманы активно включились в процесс реформирования Ирака, однако столкнулись с сопротивлением других национальных и конфессиональных групп, не желавших делиться властью. Примером тому стало назначение губернатором Керкука, где 75% населения составляли туркманы, представителя курдской общины. Не было также адекватным их количеству (10-15% населения Ирака) представительство в органах управления страной – в 25-местном Временном совете туркманы были представлены всего одним человеком, не были гарантированы их права и в новой конституции страны. К этому же времени относится обострение вопроса о статусе Керкука, на превращение которого в столицу своей автономии претендовали курды. Они пытались насильственными методами изменить в свою пользу его этнический состав и демографическую структуру, путем угроз и запугиваний вынуждая другие этнические группы, в первую очередь, туркман покинуть город. В 2007 г. лидер Иракского Туркманского Фронта С. Ергеч в ходе поездок в Турцию и США высказался против проведения референдума по статусу Керкука и заявил, что туркмены требуют предоставления городу статуса официальной столицы будущей Туркманской автономии.

Несмотря на трудности, в последующие годы усилилась интеграция туркман в политическое пространство нового Ирака, увеличилось их представительство в центральных и местных структурах власти в качестве консолидированной силы, укрепились их экономические позиции. Это в свою очередь создавало предпосылки для  постепенного превращения туркманского фактора в более весомое явление внутренней жизни Ирака. Наглядным примером сказанному стал успех туркман на парламентских выборах 2010 г., которые впервые завоевали 10 мандатов и получили в новом правительстве 3 министерских поста. В парламенте была создана туркманская фракция.

Налицо постепенное возрастание роли туркман в политической жизни страны.  Это стало возможным благодаря произошедшим в постсаддамовском Ираке демократическим сдвигам в общественно-политической сфере, а также целенаправленной политике Турции, для которой проблема туркман превратилась в явление долгосрочного характера. Наряду с  защитой их интересов на международном уровне, Анкара сделала ставку на решение туркманской проблемы «изнутри», поощряя туркман бороться за свои права и активно пользоваться свободой политической деятельности. В этом смысле особое внимание уделялось созданию сильного политического движения туркман путем объединения их политических партий и организаций, оказанию им помощи и поддержки в выработке единой платформы и овладении технологиями политической борьбы. Одновременно Турция путем привлечения туркман в качестве партнеров в торгово-экономических сношениях с Ираком стремилась усилить их экономические позиции.

Кстати, представители Иракского Туркманского Фронта, посетившие Баку в 2007 г., выразили свою заинтересованность в активном участи Азербайджана в «туркманских делах», в том числе в политической, экономической и гуманитарной сферах.

Аида Гамбар

нимдаш