12 декабря  Азербайджан отмечает 9-ую годовщину смерти экс-президента Гейдара Алиева, возведенного после ухода в мир иной в ранг «общенационального лидера».

О Гейдаре Алиеве  сказано и написано очень много – как при его жизни, так и после смерти, как в Азербайджане, так и  за его пределами.  Но почти  все публикации о нем страдают явной тенденциозностью и односторонностью. Одни публикации   выдержаны в духе чрезмерной апологетики и  даже сакрализации его образа,  служащие как бы обоснованием  насаждаемой в стране политики культа его личности. В других публикациях явно доминирует   негативизм, сарказм,  отрицание каких-либо его заслуг и талантов, что также мало соответствует критериям объективности и беспристрастности.  Попробуем  взглянуть на него без дифирамбов и сарказма.

ЗАСЛУГИ

Одно несомненно, что Гейдар Алиев прочно вписал свое имя в историю. Он остался в политике как выдающийся деятель Советского Союза и яркая знаковая фигура в    новейшей истории Азербайджана. Гейдар Алиев, по сути, был наиболее опытным политиком и харизматической личностью среди корпуса новых президентов в постсоветском пространстве.

Для азербайджанского общества более важно и исторически значимо то, что с его именем прочно связаны непреходящие  вехи новейшей истории независимой АР. Фактически Г.Алиев за 10 лет (1993-2003 годы) заложил прочные основы государственности и тем самым придал вектору развития национальной независимости необратимый характер.

Благодаря накопленному политическому опыту и  незаурядной  харизме Г.Алиеву удалось в сложный геополитический период вывести Азербайджан из социально-политического кризиса и придать стране   необходимый импульс стабильного  развития. Во многом именно Г.Алиев устранил угрозу гражданского противостояния в стране и подавил опасные тенденции внешнеполитической ее изоляции. Своей  активной  дипломатией он сформировал устойчивый международный имидж государства,  стараясь предстать архитектором  нового курса развития страны.

Он заложил основы нефтяной стратегии Азербайджана и запустил механизм работы ее инфраструктуры (сотрудничество с мировыми нефтяными кампаниями, международная выставка «Хазар-ойл», стратегические трубопроводы и т.д.). 10 лет президентства Г.Алиева были насыщены важными историческими событиями,  спектр  значимости  которых  столь значителен, что невозможно охватить рамками  короткого  анализа. Попытаемся хотя бы тезисно выделить некоторые «парадигмальные» вехи алиевской историографии Азербайджана.

СТАБИЛЬНОСТЬ

В июне 1993 года Г.Алиев был востребован обществом, которое к тому времени оказалось во власти опасных процессов охлократии, частых путчей и угрозы гражданской войны. Общество взвалило на него важную миссию — вывести страну из кризиса и обеспечить условия для стабильного развития. За 1993-1995 годы Г.Алиев устранил очаги «силовой оппозицию», подавил охлократические тенденции, усмирил инфляцию и т.д. Обеспечение стабильности —  главный позитив в его деятельности — этим он во многом  оправдал возложенное на него доверие.

Стабильность способствовала укреплению государственности и суверенитета и создавала благоприятный фон для решения других судьбоносных задач — решения карабахской проблемы,  налаживания конструктивного сотрудничества с ведущими странами мира, реализация нефтяной стратегии, форсирование программы приватизации как важной фазы  экономического реформирования общества.

Но вместе с тем, эта стабильность  поддерживалась в большей мере авторитарными методами и впоследствии стала работать, прежде всего, на защиту и укрепление авторитарных бастионов власти. Она постепенно трансформировалась в дежурный универсальный аргумент для оправдания многих негативов в социально-политической жизни страны, осуществленных во имя принципа «стабильность любой ценой».

НЕФТЯНАЯ СТРАТЕГИЯ

Гейдар Алиев вписал в новейшую историю Азербайджана 20 сентября 1994 года как день «контракта века», который запустил очень важную для перспектив страны нефтяную стратегию. С нефтью были связаны большие социально-экономические и геополитические ожидания — позитивное видение будущего. Г.Алиев частично оправдал и это ожидание общества: новая (контрактная) нефть уже идет на мировые рынки и приносит стране колоссальные дивиденды.

Благодаря «контракту века» произошел заметный сдвиг в нефтяной стратегии, которая стала приносить стране не только «доллары», но и геополитические дивиденды.  Азербайджан стал превращаться в «Мекку нефтяной дипломатии», что способствовало успешному вхождению страны в мировое сообщество. В рамках нефтяной стратегии Г.Алиев сдвинул с мертвой точки и чреватую опасными для страны угрозами проблему статуса Каспия, попытался разрешить карабахскую проблему. Самым же главным позитивом нефтяной стратегии стало то, что на ее базе Г.Алиев построил надежные партнерские мосты с США и  многими другими странами.

Но нефть усугубила и многие проблемы страны — коррупцию, монополизм, социальную поляризацию,  одностороннее развитие экономики, забвение демократии и прав человека и т.д. Нефтяная стратегия так и не стала ключом к решению карабахской проблемы, но явилась способом обогащения лиц у власти и их отчуждения от народа.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

С конца 1994 года Г.Алиев деклаpиpовал куpс на сбалансированную дипломатию по всем азимутам. Но приоритетным ее вектором все же стал курс на сотрудничество с западным демократическим сообществом (США, Совет Европы и т.д.). Г.Алиев, успешно преодолевая возможные негативы изоляционизма, превратил Азербайджан в полноценного субъекта мирового сообщества: страна представлена почти во всех международных организациях, является активным участником многих региональных и геополитических процессов.

Можно особо отметить заслугу Г.Алиева в реализации важного проекта Восток — Запад. В 1998 году Баку привлек к себе пристальное внимание всего Мира: по инициативе Г.Алиева состоялся международный форум «Восстановление Великого Шелкового Пути» с участием лидеров 8 стран и делегаций более 30 государств. Этот саммит придал Баку статус узлового пункта в международном транзитном проекте. Инициатива Г.Алиева сыграла важную роль в упрочении международного имиджа Азербайджана, в интенсификации его сотрудничества, как с западными, так и восточными странами. В его дипломатии «Шелкового пути» особо просматривался геополитический контекст — наладить позитивное партнерство по всем азимутам (США, Европа, Япония и т.д.) и превратить Азербайджан в зону конвергенции интересов различных стран для извлечения прагматических выгод на благо своих народов.

Но   многие начинания и заявки так и остались недовведенными до конца или обрели впоследствии имитационный характер (обязательства перед Советом Европы, интеграция в НАТО и Евросоюз, членство во Всемирной Торговой Палате и т.д.). Внешняя политика в дальнейшем также стала работать не только на реализацию национально-государственных интересов Азербайджана, но в значительной мере на защиту и сохранение авторитарных устоев власти в стране.

«ВЕЛИКИЙ ИМИТАТОР»

Вместе с тем, основатель нынешней системы власти в стране Гейдар Алиев даже в бытность СССР был привержен практике политической имитации. Для него политика  всегда была конъюнктурной имитационной игрой, в которой для реализации своих прагматических целей дозволены любые средства, любые обманные ходы, любые маскарадные перевоплощения. Люди постарше  помнят «имитационные игры» Гейдара Алиева советского периода: шумные  кампании  борьбы с коррупцией, бюрократизмом и нарушениями законности; показательные инспекционные рейды, судебные разбирательства и кадровые чистки; пропагандистские рапорты о победах, добытых посредством практики приписок. Основы его последующей имитационной политики были заложены именно в те советские годы.

Став у руля власти независимого Азербайджана, Гейдар Алиев возвёл конъюнктурную имитационность в базовый принцип своей политики. Приложив колоссальные усилия, он сумел постепенно создать такой режим власти, который, несмотря на свою  архаичную  суть, мог имитационно адаптироваться к любым конъюнктурным изменениям политической ситуации в стране и за его пределами.

Во многом именно Гейдар Алиев привнёс в азербайджанскую политику дух неискренности и амбивалентности, именно с ним в политические реалии страны вошли практика приписок и фальсификации, именно с его приходом политическая жизнь  Азербайджана лишилась  устойчивых социально-правовых, нравственных и идейно-мировоззренческих ориентиров, превратившись в бесконечные имитационные «маски-шоу». Гейдар Алиев всегда придерживался принципа «казаться, а не быть» и созданный им режим правления был фактически ориентирован на имитационное прикрытие архаичной сути власти.

После смерти яркого и незаурядного политика Гейдара Алиева и перехода власти к  Ильхаму Алиеву правящий режим Азербайджана стремится продолжать практику имитационной политики. Но в отсутствие «великого имитатора», власти становится всё труднее исполнять чуждые его природе маски-роли. Имитационные возможности власти    неумолимо сужаются, а недемократическое естество всё чаще берет верх.

ОБЩАЯ  ОЦЕНКА  

Большую часть времени у штурвала власти в суверенном Азербайджане находился третий президент страны Гейдар Алиев, передавший затем эстафету своему сыну Ильхаму Алиеву. Но он был у власти и задолго до  независимости. Гейдар Алиев сформировался в качестве государственного деятеля высокого ранга при советском тоталитаризме, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Почти весь его политический опыт был аккумулирован в Прошлом. К тому же, это прошлое  для  него было позитивно: сильная власть, стабильность и контролируемое общество.

На базе таких «позитивов» прошлого в синтезе с веяниями нового времени он построил мощную авторитарную (семейно-клановую) систему власти, органично предрасположенную к работе в режиме массовой коррупции, репрессивной стабильности и имитации демократии.

В первые годы президентства он действовал как постсоветский лидер из «кремлевской шинели» (вхождение в СНГ, реверансы в сторону России, апелляции к опыту Союза, осторожность в отношении Запада и т.д.),  но затем прагматически и стратегически он   стал тяготеть к партнерству с США, стремясь заручиться поддержкой Вашингтона.

Внутри страны Гейдар Алиев в основном был ориентирован на старшее поколение и на собственные (прежние и новые) кадры, отвечающие принципу личной преданности и региональным, партийно-идеологическим и поведенческим критериям. В основном он апеллировал к консервативной, патриархальной и легко зомбируемой части общества.

Несмотря на политическую имитацию прозападного и демократического курса, он в сфере экономики был чужд идей рыночной конкуренции и либерализма. Он продолжал социалистические традиции «руководства» экономикой, переведя лишь это управление в коррумпированную семейно-клановую плоскость.

Главная составляющая его курса — прагматичное геополитическое и нефтяное партнерство с Западом (США), которое на базе имитации демократии было в основном направлено на укрепление режима его личной власти. С этой целью он приоритетное внимание уделял проблемам социального порядка, стабильности, формированию манипулируемого общества, подготовке базы для собственного культа и созданию условий для немонархической передачи власти своему преемнику (сыну). Несмотря на имитацию демократии, налёт вестернизации и готовность к новациям, в целом, лейтмотивом его президентства  была ориентация на прошлое и социальный порядок (в авторитарном понимании этого слова). Он так и не смог стать политиком-реформатором.

Зафар Гулиев

нимдаш