Правящая партия Армении доковыляла до финишной предвыборной кампании. Обескровленная вконец, а ресурса убедительности республиканцам во главе с Сержем Саргсяном определенно не достает, фаворит гонки, понатужился, чтобы изобразить бодрость духа. От того его и понесло.

Он обрушился, нет, не на внутренних оппонентов, а на Азербайджан, посчитав, что бичевание восточного соседа принесет куда больше дивидендов, чем концентрация внимания на многочисленных внутренних проблемах. Благо, для антиазербайджанской риторики подвернулся факт с преданием к земле еще одного обезвреженного армянского оккупанта.

Говоря напыщенно о миссии спасения перед лицом многочисленных потерь, Саргсян попытался выглядеть непобедимым, заявив, что «Армения давно не является жертвой, и не собирается ею быть, … и те, кто не понимает этого, понесут наказание от рук армянского солдата на поле боя».

Так и норовит вопросить – хоть сам-то Саргсян верит в то, что провозглашает?! Ведь незадача подвернулась совершенно непроизвольно. Финал предвыборной кампании в аккурат совпадает с годовщиной апрельских боев в Карабахе, что сбили спесь и надменность армянской военщины.

Совпадение стало неожиданным и совсем нежелательным сюрпризом для правящих республиканцев. Перед Сержем Саргсяном  встала  нелегкая задача – перелицевать реалии 2016 года так, чтобы отливали золотом и чтобы соотечественники поверили, что события годичной давности не оказались олицетворением сущего позора.

Кстати напомнить, что за предыдущий год армянский президент  перепробовал все варианты словесного чванства, изобразил  уверенность перед лицом пережитого фола. Он, его окружение из кожи лезли вон, чтобы представить апрельский провал в ореоле доблести армянского воинства.

Признаться, задача не из легких.

Фабула выступлений президента больше смахивала на сюжеты армянских анекдотов и нашумевших на весь мир заупокойных речей из поминальных церемоний, когда лудильщиков выдавали за великих металлургов, а уличных  сапожников за сподвижников итальянских модельеров из признанных салонов.

Простые люди как-то не очень вдавались в подробности сногсшибательных излияний, потому как Саргсян поднаторел в краснобайстве. Но в последние дни в силу особенностей момента, как никак, предвыборная кампания  закругляется, интерес общественности к речам соискателей успеха выборной кампании возрос.

Президент не нашел ничего рационального и стал молоть языком, мол, армия готова к любым испытаниям, что чуть ли в его силах использовать российские «Искандеры» против «несговорчивого Азербайджана» в случае  неладного. Спрашивается, зачем махать кулаками после боя, что обернулся жутким фиаско?! В таких случаях готовая к рати сторона  работает не языком, а выжидает удобного случая. Саргсян считает по-иному.

В том и дело, что президент заправляет языком, чуя надвигающуюся опасность. Ему нечем ответить, если, конечно, не образумится и не проникнется ответственностью за судьбу страны.

После апреля 2016 года статус-кво практически пошатнулся. Ситуация обрастает новыми деталями, которые не сулят ничего обнадеживающего государству-оккупанту. Человек, который мнит себя покорителем так называемых освобожденных земель, (под ними подразумеваются оккупированные территории, временно находящиеся под контролем Армении), по определению не может позволить себе признаков деморализации. Однако они отчетливо прослеживаются в неуверенных телодвижениях и в феерической лжи.

Безудержное вербальное восхищение доблестью армянской армии, которую без устали тиражирует Саргсян, это не более чем дешевый миф.

За прошедший года президент выворачивался наизнанку, нет, не в Ереване, не за рубежом, а в родном Карабахе, где обосновался его корпоративный оплот. Случись что-то неладное в Ереване, он, не задумываясь, переберется в Ханкенди, чтобы самосохраниться, отстоять шкуру. Он уверенно чувствует себя именно там, как никак, истый провинциал, и дух Еревана ему претит, прежде всего, тем, что оппоненты изучили его, как облупленного. Озвучивая примитивные клише об «арцахской  мечте», он мало в ком уже вызывает позитивные ассоциации.

Что и говорить, год для президента оказался сверхтрудным. После того, как затрещала хваленая оборона карабахских редутов, пришлось изрядно повозиться с референдумом, а параллельно раздувать прелести национальной демократии, которая должна обрушиться на полуголодную нацию с небес.

Уж слишком много навалилось на человека от сохи, который так и не смог адаптироваться к стремительно меняющимся обстоятельствам времени. А под боком заправляют интеллектуалы типа Левона Тер-Петроясна, Вардана Осканяна, Раффи Ованесяна, для которых президент давно предстал в виде голого короля.

080d61dc-7872-40dc-bf8c-e2010f7ca016

А тут еще и азербайджанский президент Ильхам Алиев, который привык говорить лапидарно и по существу, отдавая предпочтение не словам, а  действиям, советует армянскому визави следить за своей речью. Наверное, неспроста все это, пока Саргсян не схлопотал себе новых конфузов.

На популярном языке это означает, что наступила пора трезвых мыслей, а не безудержного трепа. Не подобает главе государства пустозовнить в плоскости серьезных вещей. Пора бы прислушаться к советам серьезных  людей. И еще, не зря говорили исстари – не кичись, идучи на рать, кичись идучи с рати…

Тофик Аббасов