armanistan
О чем в реальности свидетельствуют заявления Ричарда Хогланда?

На излете советской эпохи в моду вошли рассказы о филиппинских хирургах, которые якобы в прямом смысле слова делали операции пальцами, без ножа, а затем так же, при помощи экстрасенсорных способностей, «заживляли» раны и швы. На волне популярности разговоров о «чудо-хирургах» филиппинские «лекари-чудотворцы» не раз приезжали с визитами в Москву и вроде бы даже демонстрировали свои уникальные способности. Но однажды за их «работой» понаблюдал весьма неудобный свидетель — профессиональный иллюзионист. Который тут же распознал прямо-таки классические приемы своих коллег: и попытки «извлечь» из тела человека то, что было в прямом смысле слова заранее припрятано в рукаве, и «магические пассы», призванные отвлечь внимание, и мастерское — иначе не скажешь! — использование разного рода салфеток, ширм и т.д. У профессиональных врачей, в свою очередь, вызвало вопросы другое: филиппинские «чудотворцы» не разрешали выносить из комнаты, где «работали», ни ватных тампонов, на которых оставались следы крови, ни тем более то, что феноменальные хирурги «вырезали» без инструментов — словом, ничего, что могло бы послужить материалом для анализа и дать ответ на вопрос, что же имело место на «гастролях» филиппинских лекарей: действительно уникальная «хирургия пальцами» или же шоу с иллюзионом на медицинскую тему. И хотя устраивать шоу как бы не возбраняется, одно дело — приглашать зрителей на цирковое представление, и совсем другое — обещать им при помощи этого, пардон, цирка исцеление от всех мыслимых и немыслимых болезней, да еще за совсем не смешные деньги.

Xoqland

А теперь вот складывается впечатление, что нечто похожее на «филиппинское хирургическое шоу» практикуют на Южном Кавказе вроде бы уважаемые дипломаты из Минской группы. Переговорный процесс вот уже четверть века «прокручивается» без видимых результатов. Что происходит за закрытыми и в прямом, и в переносном смысле дверями комнат и залов, где проходят строго конфиденциальные встречи, остается только гадать. Но это не мешает посредникам, а тем более журналистам и экспертам  периодически выступать с туманно-многообещающими заявлениями, что вот там, за закрытыми дверями, готовится новый план урегулирования, который станет настоящим «дипломатическим прорывом», противостояние в регионе закончится, перед двумя соседними странами откроется дорога к миру, процветанию и счастью…

«План Хогланда» вместо «плана Лаврова»?

Сегодня Южный Кавказ получил очередную порцию «больших надежд». В центре внимания экспертного сообщества Южного Кавказа — заявления американского сопредседателя МГ ОБСЕ Ричарда Хогланда на пресс — конференции в Ереване. Прежде всего, американский дипломат анонсировал встречу глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении. «Главы МИД должны серьезно и честно поговорить, подготовить основу для встречи президентов, чтобы они реально поговорили о том, как можно продвигаться», — цитируют его СМИ. Постарался вселить оптимизм в аудиторию:  «Переговоры слишком замедлились, но я бы не использовал слово тупик». В очередной раз высказался за мирное урегулирование:«Принимать решения – дело руководителей и народов. Они должны решать, как жить в мире, как пользоваться будущим вместе. Есть планы, которые можно обсудить. Настало время вернуться за стол переговоров». Но  главная сенсация состояла в другом. Отвечая на вопрос, существует ли так называемый «план Лаврова» и каковы его детали, Ричард Хогланд заявил: «На данный момент на переговорном столе по карабахскому вопросу есть всеобъемлющий план, но я бы не назвал его «планом Лаврова»». Сообщив, что обсуждается план, состоящий из 3 частей, американский дипломат далее заметил: «Неуместно будет, если я представлю подробности этого плана. Обе стороны, ведущие переговоры относительно этого плана, должны все еще работать над отдельными вопросами. И в дипломатии, как в игре в карты, невозможно выставить на стол все игровые карты. Возможно, какая-то часть плана будет изменена, и именно по этой причине мы не говорим о деталях».

Но и без деталей интриги хватает. Еще с апрельских боев 2016 года и в Баку, и в Ереване, и в Москве хватало разговоров о некоем «плане Лаврова», рассуждали, предусматривает ли этот план вывод армянских войск из оккупированных азербайджанских земель, и если да, то о трех, пяти или семи районах вокруг Нагорного Карабаха идет речь, появятся ли в регионе миротворцы, будут ли они российскими или же речь идет о «голубых касках» той же ОБСЕ…

И вдруг выясняется, что никакого «плана Лаврова» не существует. Есть, правда, другой план, но вот его называть «планов Лаврова» не стоит.

Здесь, конечно, наличествует широчайшее поле для комментирования. Означают ли слова Хогланда, что «план Лаврова» не сработал, и теперь за урегулирование армяно-азербайджанского конфликта берутся США? В чью пользу произойдут сдвиги в урегулировании — Баку или Еревана? Наконец, насколько реалистичным окажется новый план? Означают ли слова Хогланда, что ОБСЕ может обратиться в процессе урегулирования в ООН, что основополагающим документом наконец станут четыре резолюции СБ ООН?

«Дипломатия по Крылову», или Что кроется за «дежурным оптимизмом»?

Однако если «копнуть поглубже», то картина получается уже совершенно другая. Прежде всего, напомним: после нашумевшего интервью премьер-министра РФ Дмитрия Медведева ведущему «Вестей в субботу» Сергею Брилеву стало понятно: Москва не намерена в Карабахе что-либо менять, пока «не сменятся два, три, а еще лучше четыре поколения». Тем более что любые перемены — и в «первопрестольной» это прекрасно осознают — будут не в пользу ее «любимого форпоста» Армении. На этом фоне вопрос, а существовал ли вообще «план Лаврова», уже не получится не озвучить. Тем более что существование этого самого «плана Лаврова» официально и не подтверждалось. Иное дело — «план Хогланда», о работе над котором заявил один из сопредседателей на пресс-конференции. Но…означает ли это, что в карабахском урегулировании в ближайшее время следует ждать прорыва?

Russia's Foreign Minister Lavrov reacts during a meeting with his German counterpart Steinmeier in Moscow

Увы и ах.

Прежде всего, напомним: за более чем два десятилетия переговоров на их «столе» перебывало множество предложений: «пакетный» и «поэтапный» график, «мадридские», «киуэстские» и «парижские» принципы, «сочинский» и «казанский» документы…Были посреднические миссии сопредседателей МГ ОБСЕ и каждой из трех стран в отдельности. Но в результате переговорный процесс точнее всего описывается строчкой из басни Крылова: «Да только воз и ныне там». И вот тут уже не получится не вспомнить, что строчка эта — из басни про лебедя, рака и щуку. И эта метафора на удивление точно описывает ситуацию в Минской группе ОБСЕ. Где у каждой из трех стран-сопредседателей — США, России и Франции -свои интересы и свои приоритеты в таком многообещающем регионе, как Южный Кавказ, и интересы эти, особенно с началом нынешнего противостояния России и Запада, как бы это помягче выразиться, не особенно совпадают. А вот монопольного влияния на регион нет ни у кого. В такой ситуации, предупреждают многие знающие люди, посредники, они же основные «внешние игроки», будут стараться не столько «сыграть» сами, сколько не позволить сделать выигрышный ход своему «партнеру по посредничеству» и сопернику (если не вероятному противнику) за стенами комнаты, где идут строго конфиденциальные переговоры. И не слишком ли наивно в такой ситуации ожидать появления от Минской группы консолидированного плана, который дипломаты действительно намерены претворить в жизнь, а не ограничиться очередным «пришли, поговорили, разошлись»?

«Апрельское предупреждение»

Только вот и эксперты, и наблюдатели советуют не забывать о другом: за то время, пока, по словам Ричарда Хогланда, «переговоры замедлились», ситуация в регионе изменилась коренным образом. Уже очень скоро в Баку и Ереване отметят первую годовщину апрельских боев 2016 года.

Сугубо военные и «территориальные» итоги тех столкновений подведены в прямом смысле еще в то время, пока над высотой Лелетепе еще не развеялся дым от разрывов. А вот с итогами политическими (и военно-политическими) куда сложнее. Тем более что они куда масштабнее, чем 2 тысячи гектаров земли и стратегические высоты. И имеют самое непосредственное отношение к деятельности (или, точнее, бездеятельности) посредников из Минской группы ОБСЕ, которые внезапно оказались в совершенно другой реальности.

Karabag

Конечно, всесторонний и детальный анализ политических результатов апрельских боев не уместить даже в серию объемистых «лонгридров». Тем не менее напомним: прежде всего, как оказалось, конфликт слишком рано записали в «замороженные», где можно сколь угодно долго вести «переговоры ради переговоров» и ждать то ли дождичка в четверг, то ли греческих календ. Кроме того, этот конфликт, учитывая степень зависимости Армении от России, успешно используется Москвой для давления на Азербайджан, в том числе в таких «чувствительных» для Европы вопросах, как поставки нефти и газа и, следовательно, энергетическая безопасность. Достаточно вспомнить ереванские обещания «нанести удар по бакинским нефтяным платформам», «наступать до разрыва трубопроводов и железных дорог» и т.д. Можно долго гадать, собирались ли в Армении в апреле 2016 года «наступать до Евлаха и Мингечаура» или же «всего лишь» рассчитывали спровоцировать новые потоки беженцев и, как следствие, дестабилизацию ситуации в Азербайджане, но нет сомнений, что конечной целью не только Еревана, но и Москвы был именно срыв «нефтегазовых» проектов Азербайджана, имеющих ключевое значение для энергетической безопасности Европы. Только вот события на линии фронта пошли «не по сценарию», обозначив еще один, возможно, самый важный вывод: Азербайджан слишком рано записали в «проигравшие». После двадцати лет вежливых советов «принять во внимание  результаты войны», которые посредники адресовали Азербайджану, после того, как за несколько дней боев азербайджанская армия четко и слаженно «отодвинула» линию фронта, продемонстрировав и выучку, и профессионализм, и новые образцы оружия вплоть до ударных дронов, уже не получится повторять те же мантры. Как оказалось, территориальный расклад может меняться не только в пользу Армении. Более того, эксперты уже заговорили о том, что у конфликта между Арменией и Азербайджаном, оказывается, есть и военное решение. К тому же это решение полностью укладывается в нормы международного права. В Азербайджане, начистоту говоря, с самого начала предупреждали, что если переговоры не дадут результатов, в Баку оставляют за собой право использовать для восстановления своей территориальной целостности все средства, предусмотренные международным правом. Только вот после апрельских боев эти заявления зазвучали совсем по-иному. А это значит, что посредникам в «пожарном порядке» надо устраивать этакую «операцию по спасению дипломатии». Вот и выступает Ричард Хогланд с «оптимистичными заявлениями», которые призваны продемонстрировать, что Минская группа не зря ест свой хлеб, на столе новый план урегулирования, так что надо еще немного подождать, и…

«Искандеры» против «дипломатического оптимизма» 

Только вот если это «и» так и не наступит, то тактики «дежурного оптимизма» без внятных результатов переговоров, к сожалению, надолго не хватит. А вот новая вспышка боев тоже не исключена, и вновь — по инициативе Армении. Президент которой Серж Саргсян каждую секунду хватается за подаренные Россией «Искандеры», как штатный забияка в салуне в старых вестернах.

Sargsyan

Согласно классическому сюжету этих фильмов о Диком Западе, такой забияка рано или поздно — чаще всего в финале ленты — сталкивается с главным положительным героем, который успевает выхватить револьвер на мгновение раньше и стреляет получше, чем он. А в реальности  военные специалисты, и не только азербайджанские, уже не раз спокойно, с выкладками, тактико-техническими характеристиками и топографическими данными, объяснили: желанного перевеса над Баку «Искандеры» Армении не гарантируют. Более того, даже если Армения и решится их применить, у Азербайджана останется сколько угодно возможностей нанести ответный удар практически по любой цели на территории Армении, и вот тут результаты могут быть для нее действительно катастрофическими. Только вот…накануне апрельских боев ереванских вояк точно так же предупреждали, что расклад сил в регионе уже изменился коренным образом, что Азербайджан значительную часть своих «нефтедолларов» вложил в военное строительство, и новая война в Карабахе не будет «ремейком» боевых действий начала девяностых. Но все это не помешало Армении спровоцировать новую вспышку боев, а потом ошарашенно обсуждать, что Азербайджан применил на линии фронта совсем другое оружие и другую тактику. И теперь здесь, пардон, с истинно карабахским упорством готовы повторить ту же ошибку.

Теоретически, конечно, у стран-сопредседателей есть возможность сделать политическое урегулирование конфликта реальным и дееспособным. Только вот для этого нужны не новые планы, а новая тактика,  включающая в себя не только увещевание, но и реальные меры давления на страну-агрессора в лице Армении. И если этого не произойдет, «операция по спасению дипломатии», которую анонсирует Хогланд, имеет немного шансов на успех.

Нурани, специально для Minval.az