bf48c753f4aff6a9546c82e59996984e

Идея российского политэмигранта Михаила Ходорковского, чтобы президент США Дональд Трамп фактически признал аннексию Россией Крымского полуострова в обмен на уход российского президента Владимира Путина от власти, вызывает недоумение. Об этом в статье для сайта «Обозреватель» написал российский оппозиционный политик Гарри Каспаров.

«Человек, воспринимаемый многими как один из лидеров российской оппозиции, предлагает президенту США заняться поиском компромисса с Путиным за счет Украины. Выступая с подобными предложениями, Ходорковский выглядит чуть ли не адвокатом путинской России, озвучивающим условия преступной власти цивилизованному миру», – возмутился Каспаров.

По его мнению, заявления Ходорковского будут «с радостью подхвачены кремлевской агентурой в США».

«Поражает та степень правового нигилизма и цинизма, сравнимая с печально знаменитым «Мюнхенским сговором» 1938 года, с которой Ходорковский рассуждает о сделке, оплачиваемой за счет интересов сопредельной страны. Даже самое могущественное государство в мире, каковым являются США, не вправе распоряжаться тем, что ему не принадлежит – судьбой и территорией суверенной Украины», – написал политик.

«Попытка закрыть глаза на неправовой характер захвата Крыма и принцип верховенства права – вещи несовместимые, а без признания верховенства права говорить о возвращении России в европейскую семью народов бессмысленно, – добавил Каспаров.

По его словам, в своих последних выступлениях Ходорковский ставит «верный и весьма неутешительный диагноз» российской системе, однако замены первого лица для исправления курса недостаточно.

«Ходорковский недооценивает масштаб и качество тех изменений, в которых нуждается Россия. Когда рушился советский режим, Россия не порвала окончательно с советским наследием, в результате чего и стал возможен чекистский реванш во главе с Путиным. И сегодня рецепт «изменений по Ходорковскому», без трансформации фундаментальных основ российской государственности, может привести к тому, что вместо правового, демократического, европейского государства мы получим лишь слегка смягченную версию «путинизма без Путина». Трудно назвать подобный исход торжеством рационализма», – подытожил Каспаров.