17101735_10155085077894133_622374348_n

Опыта чудотворчества армянской дипломатии не занимать. После каждого инцидента на линии соприкосновения огня, а до сей поры их было видимо-невидимо, ереванская лаборатория кудесников выводит напоказ уникальные разработки. Но перед громкими презентациями шуму поднимается «ой мама не горюй».

Обострения 24-25 февраля не могли не обратить на себя внимания, ибо с обеих сторон были потери. Эйфория вокруг местонахождения тел в упор расстрелянных азербайджанских бойцов стала, чуть ли не сенсацией мирового масштаба. Ереван бросился мобилизовать общественное мнение на разоблачающее обстоятельство, мол, азербайджанская армия поймана за руку, и это есть основание обвинить ее в неприкрытой агрессии.

Следом все говоруны, как один, приступают к накоплению несущих элементов аховой ситуации. Разумеется, применительно к азербайджанской стороне, которой, как представляют в Ереване, в конфликте ничего не светит.

Задающим тон в стане «разоблачителей» непременно выступает глава внешнеполитической организации Эдвард Налбандян, которому по долгу службы предписано обеспечивать идеологический тыл разрушительной стратегии.

Он всегда однозначен в оценках, когда находится сколь-нибудь значимый для наступательной тактики повод. Таковой нашелся, потому дипломат с головой ушел в эйфорию.

«Азербайджан проигрывает в переговорах, руководство этой страны само себя загнало в тупик», — заявляет Эдвард Налбандян по итогам состоявшейся в Карабахе встречи послов Минской группы. Выдавая блеф за истую правду, глава внешнеполитического ведомства почему-то уверовал, что  политическими институтами  во внимание берутся лишь аргументы Армении и с порога отвергаются доводы Баку.

Не первый раз Ереван педалирует мысль, будто бы в отношениях Баку и сопредседателей Минской группы наличествует непреодолимый разрыв, который вот-вот аукнется дефолтом азербайджанской стратегии. Дескать, это и стало побудительным мотивом для применения силы, что также, по разумению Налбандяна, бесперспективно ввиду стойкости карабахских вояк.

В общем-то, сегмент этот из арсенала ереванской дипломатии неоднократно эксплуатировался, посему и разит от него плесенью. Но на этот раз он презентуется в комбинации с новым продуктом. Налбандян изрядно постарался, чтобы приятно удивить пользователей изыском  политического гения.

Говоря о вероятности признания «НКР» в будущем со стороны внешних субъектов, он заявил, что это очень даже возможно, однако  «признание одной страной не означает международного признания. Но у всего должно быть начало».

Спору нет, в чем-то он прав, ведь у вожделенного дела должны быть застрельщики, энтузиасты и проводники. Возможно, в таинственной роли первооткрывателя он видит свою страну, но нарочито  расставляя акценты многозначительности, наводит тень на плетень. Как- никак, тема для Еревана судьбоносная.

Однако важно определиться – при помощи какого политического инструментария кто-либо пойдет на признание «НКР». Ведь для важного шага необходимы убедительные обоснования, не идущие вразрез с буквой международного права.

Вот тут-то Налбандян и выступает в роли заправского чудотворчества, в сногсшибательном производном которого читается почерк духовного гуру всеармянского бзика — Сержа Саргсяна.

Оказывается, краеугольную сторону политического процесса вокруг Карабахского конфликта сегодня предопределяют, вдумайтесь только,  «пять заявлений сопредседателей Минской группы ОБСЕ, что были приняты на уровне президентов тройки». Стало быть, 4 резолюции Совета Безопасности ООН – верховного органа самой влиятельной международной организации, несущей ответственность за поддержание мира и безопасности на планете, потеряли силу?

Судя по взглядам Налбандяна, получается, что да. Дабы выглядеть  решительным, министр обставляет свое заключение  словесной мишурой наподобие «главы США, России и Франции на основании норм международного права, принципов и положений представили соответствующие предложения», и будто бы они подлежат непременному  выполнению.

И далее следует пикантное продолжение: «Мы согласны на их основании продолжать переговоры, идти к урегулированию, а Азербайджан по сей день делает вид, что таких заявлений вообще не существует и игнорирует эти пять заявлений».  Как результат, Налбандян возвещает о созвучности подходов  Еревана международным нормам.

В Ереване вольны интерпретировать меняющиеся условия, неожиданные повороты как угодно. Однако есть основополагающие принципы, согласно которых алгоритм разрешения не может подгоняться под чьи-либо капризы или желания. Процесс разблокирования конфликта при всех вариантах должен начаться с вывода оккупационных сил из спорного региона, а далее последуют запланированные шаги плана разрешения.

Ситуация такова, что все равно надо отталкиваться от базовых положений, которые находят отражение в документах ООН. Иного не дано. Потому президент Ильхам Алиев, будучи на саммите ОЭС в Исламабаде, призвал противную сторону к долгожданному благоразумию, напомнив, что резолюции СБ ООН обязательны к выполнению. Мессидж нашел адекватную реакцию  сообщества, а еще и дошел до кондового адресата. Иначе не  ударился бы Ереван в новую волну политической демагогии, ставя повозку впереди лошади.

Время казуистических манипуляций, экспериментов вышло, и свидетельством тому напряженность на передовой. Действующее положение уже не выдерживает несерьезного отношения. Четыре резолюции СБ ООН не потеряют своей силы. Заявления глав государств стран-посредниц, на которые апеллируют армянские дипломаты, вторичны в значимости, и они носят далеко не базовый характер в отличие от документов высокого уровня.

Если азербайджанский лидер актуализирует вопрос санкций в отношении нарушителя международного права, тому есть резон. Пора бы Еревану зарубить себе на носу – уклонение от исполнения обязательств альтернативы не имеет.

Игра на грани фола, возымей она продолжение, и вызовет необходимость санкций. Кем и как они будут спущены, это уже будет вопросом технической конъюнктуры.

Тофик Аббасов