unnamed26 февраля Азербайджан отметил одну из самых трагических дат своей истории — 25-ю годовщину Ходжалинского геноцида. Отметил торжественно и с достоинством. Но на информационных сайтах сообщения о мероприятиях, посвященных памяти жертв трагедии, разыгравшейся четверть века назад, соседствовали с новостями с линии фронта, где Армения в очередной раз нарушила режим прекращения огня, и при пресечении очередной ереванской провокации стали шехидами пятеро бойцов Национальной армии Азербайджана. Причем даже их тела не сразу удалось вернуть. И такое на линии фронта тоже, к сожалению, происходит не впервые — достаточно вспомнить и Национального героя Азербайджана Мубариза Ибрагимова, и Национального героя Азербайджана Чингиза Гурбанова. И уж тем более не в первый раз посредники — сопредседатели Минской группы ОБСЕ — выступают с обтекаемо-обеспокоенными заявлениями, адресованными всем и никому.

Многие сравнивают эти несколько дней боев с тем, что происходило на линии фронта в апреле прошлого года. По мнению большинства экспертов, говорить о «повторении» вряд ли возможно. Не совпадает ни масштаб боестолкновений, ни их «местная география», ни количество погибших с той или другой стороны. Но тем не менее сходные черты есть — прежде всего в том, что «игру на обострение» в регионе вновь ведет Армения.

«Предвыборная кампания» в ереванском стиле

Вообще-то на Южном Кавказе есть такая неудобная для многих реальность: первопричиной сохраняющейся в карабахском регионе напряженности была и остается агрессия Армении против Азербайджана и продолжающаяся оккупация азербайджанских земель. И об этом лучше не забывать, пытаясь разобраться в каждом инциденте на линии фронта в отдельности. Но на этот раз нет сомнений и в «частностях»: «игру на обострение» на линии фронта в очередной раз начала Армения, у руководства которой на этот счет имелся свой внутриполитический резон. «Большой войны» в Ереване не планировали: при таком сценарии успех как минимум не гарантирован. Но вот устроить некое «точечное» обострение, взять реванш за поражение в апреле 2016 года — такой сценарий, судя по всему, рисовался «стратегам» из близкого окружения Сержа Саргсяна вполне надежным. А уж успех этой военной провокации, рассчитывали в Ереване, сделает Азербайджан более «сговорчивым» на переговорах по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе, тем более что на дипломатическом поле расстановка сил меняется не в пользу Армении. И самое главное, нынешней провокации в Карабахе, судя по всему, предназначалась роль этакой «маленькой победоносной войны» в предвыборных декорациях.

Sargsyan

Напомним: до назначенных на 2 апреля парламентских выборов в Армении осталось всего ничего. Еще недавно парламентские выборы в Армении считались в лучшем случае «репетицией» президентских, но теперь ситуация уже совершенно другая. В этой стране вступает в силу новая конституция, где полномочия перераспределяются от президента в пользу премьер-министра и парламента. С момента старта конституционной реформы в Армении, конечно, многие эксперты высказывали предположения, что реформу эту нынешний президент Армении Серж Саргсян затеял исключительно для того, чтобы без проблем пересесть из президентского кресла в премьерское, прихватив с собой заодно и основные полномочия. И добавляли: похожий сценарий пытался реализовать в Грузии Михеил Саакашвили. Правда, в Армении то ли не учли, что в решающий момент парламентские выборы в Грузии его партия — «Единое национальное движение» — проиграла, то ли понадеялись на «административный ресурс», и решили повторить сценарий у себя. Но, так или иначе, теперь полной уверенности в грядущей победе Республиканской партии у «ближнего круга» Сержа Саргсяна уже нет. На этом фоне громкий успех в Карабахе был бы как нельзя кстати…только вот закончилось все для Армении совсем не так, как мечталось. Линия фронта не сдвинулась ни на шаг. О своих потерях минобороны Армении во главе с новым начальником Вигеном Саркисяном молчит, и вряд ли потому, что здесь не в состоянии изобрести очередные победные реляции.

Наконец, совсем не так, как мечталось, развиваются и события на дипломатическом фронте. Где уже ереванские политологи, пусть и уровня Гранта Мелик-Шахназаряна, уже возопили: почему это не слышно наших дипломатов? Юристы выступают, омбудсмены выступают, а дипломаты где? И ведь не объяснишь вслух, что дипломаты, увы и ах, обречены выступать перед аудиторией, где знают о нормах международного права, так что здесь ссылки на «самоопределение народов» в виде этнических чисток вряд ли пройдут. Так что вместо «победоносной войны» Армения получила в лучшем случае очередной «громкий пшик». В худшем… удар «политического бумеранга» нынешних событий на линии фронта для Саргсяна еще впереди.

«Газовый шлейф» и российская «отмашка»

Возможно, по законам жанра, здесь следовало бы поставить точку. Воздать должное стойкости и мужеству азербайджанских воинов, которые в очередной раз пресекли армянскую провокацию. И посоветовать быть готовыми к новым провокациям армянских агрессоров. Только вот нельзя не заметить еще одного обстоятельства. Очередное обострение на линии фронта произошло вскоре после того, как в Баку завершилось третье заседание Консультативного совета Южного газового коридора. Причем в ходе этого заседания был зафиксирован большой успех в продвижении этого суперпроекта.

Конечно, нефтегазовые проекты Азербайджана уже давно вызывают в Ереване форменную истерику. И не только потому, что нефте- и газопроводы вместе с транзитными пошлинами аккуратно обходят Армению, которая в результате оказывается «отжатой» от экономической жизни региона. Просто в Ереване, наконец, уяснили для себя, что нефтедоллары или «газоевро», которые текут в азербайджанскую казну, самым непосредственным образом связаны с беспилотниками «Harop» и системами залпового огня «Касырга».

Только вот куда больше, чем ереванских бонз, проект «Южного газового коридора» нервирует Москву.

Прежде всего, его реализация означает для РФ потерю и конкретных доходов, и, что еще важнее, рычагов политического влияния в европейских странах.

Здесь, пожалуй, необходимо пояснение. Проект «Южного газового коридора» по своей сути и «задумке» не является антироссийским, антипутинским или  вообще чем-либо с приставкой «анти-». У него одна простая цель: доставить «голубое топливо» от экспортера (Азербайджан, месторождение «Шахдениз») до потребителя (страны Южной Европы») по максимально надежному и выгодному маршруту.

Другое дело, что реализация этого проекта совпала с новым политическим трендом: Москву весьма решительно «выдавливают» с европейского газового рынка.

Строго говоря, в таком повороте дел, кроме самой же Москвы, никто не виноват. Об этом говорилось уже бессчетное количество раз, но эпоха «большого газового экспорта» в Европу закончилась для России в 2005 году, когда Москва впервые использовала свои поставки газа как средство давления и политического шантажа. Уже тогда наиболее дальновидные эксперты предупреждали: «газовое оружие» может показаться эффективным, но беда в том, что использовать его можно только один раз. А затем потребители попытаются застраховаться от такого рода неприятностей, диверсифицировав поставки. Конечно, в Европе не объявили о полном разрыве контрактов с «Газпромом» наутро после того, как российский газовый монополист «срезал» поставки, обвинив во всем Украину, где как раз победил первый Майдан, а пост президента занял Виктор Ющенко. Но слова «энергетическая безопасность», «диверсификация поставок» и т.д. и т.п. зазвучали в самых высоких кабинетах Европы, о поддержке этой политики объявили США. Возможно, если бы в силу географических реалий Россию было бы некем и нечем заменить…ну хотя бы на рынке балканских стран, это еще давало бы РФ хоть какие-то надежды. Но альтернативные источники у Европы есть, и Азербайджан — один из них. Более того, именно через Азербайджан в не таком уж далеком будущем может пойти экспортный газ из Центральной Азии, а это весьма солидные поставки. Конечно, правы те, кто утверждает: в любом случае полностью выдавить РФ с европейского рынка не получится. Но вот в чем дело. Для того, чтобы просто продавать газ и получать от этого прибыль, достаточно простого присутствия на рынке. А вот для использования поставок газа в качестве средства давления нужен уже статус монополиста. Который улетучивается из рук Москвы еще быстрее, чем газ из пробитого баллона.

Наконец, вслед за реализацией такого масштабного проекта неизбежны и политические «сдвиги» в странах-экспортерах. Укрепляются отношения Азербайджана с государствами Европы. Растет западное влияние на восточном берегу Каспия, там, где еще вчера единственной альтернативой РФ был разве что афганский «Талибан».

Попытается ли Россия в такой ситуации сорвать реализацию проекта «Южного газового коридора», вопрос риторический. Особенно если появилась возможность действовать руками и «от имени» своего форпоста Армении, которая и так в состоянии «размороженной войны» с Азербайджаном. Тем более что зависимость Еревана от Москвы дошла уже до той черты, когда здесь вряд ли решились бы на столь масштабную и опасную провокацию, не получив соответствующей «отмашки» от РФ. Дальнейший сценарий представлялся простым и надежным: провокация, паника, потоки беженцев, желанная дестабилизация внутриполитической ситуации в стране, после чего о масштабных инвестициях, больших проектах и — будем откровенны — реальной независимости Азербайджана можно будет надолго забыть. А если заодно какие-то дивиденды перепадут и любимому форпосту Москвы, в Кремле уж точно не будут против.

xocali

Возможно, то, что очередную провокацию на линии фронта устроили в годовщину Ходжалинской трагедии — совпадение и не более того. Но если и совпадение, то слишком уж красноречивое. Об этом обстоятельстве многие эксперты, включая и автора этих строк, рассказывали уже неоднократно, но тем не менее напомним: слишком многое указывает на то, что соучастие 366-го полка в уничтожении Ходжалы не было ни «случайностью», ни результатом «армейской коррупции», когда технику и личный состав полка просто сдавали внаем тем, кто больше заплатит. В феврале 1992 года, по горячим следам распада СССР и образования СНГ, еще не было ясности, каким окажется реальный суверенитет бывших союзных республик в новом объединении. В числе прочего, Москва предлагала республикам вместо национальных силовых структур создать некие единые вооруженные силы СНГ. То есть сохранить советскую армию под московским командованием, пусть и с другим названием. А уничтожение Ходжалы должно было «продемонстрировать» Азербайджану, что национальные вооруженные формирования защитить граждан страны в случае чего не смогут. Тогда расчет Москвы не удался. Но и теперь, через четверть века после Ходжалы, Москва и Ереван вновь пытаются оказать «военно-силовое давление» на Баку. Судя по всему, новых методов у Кремля за эти годы так и не появилось. Только вот «политтехнологии», провалившиеся еще в начале девяностых, даже теоретически не могут «сработать» во втором десятилетии XXI века.

Нурани, специально для Minval.az