16924021_10155060315324133_771665901_nКакой процент обещаний, которые кандидаты щедро раздают во время предвыборных кампаний, затем выполняется? Отвечать на этот вопрос профессиональные политики в самых что ни на есть демократичных странах не очень любят. Да и к тому же не зря придумали не очень приличный анекдот, как к столику, где сидит молодой человек в дорогом строгом костюме, подходит, профессионально покачивая бедрами, обворожительная красотка. «Привет! — обращается к ней молодой человек. — Мне 32 года, я профессиональный политик, и я честен!». Красотка в ответ иронично улыбается: «Привет! Мне 25, я оказываю эскорт-услуги и я девственница!». В самом деле, в политике не так уж много тех, кто, подобно сэру Уинстону Черчиллю, может открыто заявить: «Мне нечего предложить [британцам] кроме крови, тяжкого труда, слез и пота». Куда больше любителей  с жаром обещать избирателям рабочие места, понижение налогов, социальные выплаты, инвестиции…А уж что потом будет выполнено, а что так и останется предвыборными обещаниями, не суть важно. Особенно если речь идет о политике внешней, а не внутренней: иностранцы, напоминают с известным цинизмом профессионалы, не голосуют.

Вот и теперь президент США Дональд Трамп, попав в Белый Дом, проводит совсем не ту политику, которую от него ждали многие. В том числе, а вернее, прежде всего в отношении РФ.

Предвыборные обещания…

Надежды на нынешнего хозяина Белого Дома и впрямь возлагались серьезные. И не только в Москве. «Предвыборные» заявления Трампа о готовности «поладить» с Владимиром Путиным, рассмотреть вопрос о снятии санкций с РФ и признании Крыма российским и т.д. немедленно становились темой для аршинных заголовков. Тем более что Трамп пришел в политику с «нулевым» опытом политеса — со всеми, как говорится, вытекающими. И не всегда знал, когда, по неписаным правилам игры, надо оставлять за собой поле для маневра, а когда — заявлять четкую и недвусмысленную позицию.

Tramp

Одни считали эти заявления предвыборной риторикой, другие строили на их основе сногсшибательные прогнозы. Строго говоря, что здесь обещал Трамп на самом деле, а что уже прогнозировали политологи и эксперты, вопрос как минимум нелишний. Тем более то многие предупреждали: Трамп вообще часто произносит «Мы это рассмотрим», и похоже, у него вообще нет четкой позиции по многим вопросам. А вот в Москве воодушевились не на шутку. На страницах СМИ, в эфире федеральных телеканалов едва ли не как о свершившемся факте рассуждали о том, что, едва вступив в должность, Трамп признает принадлежность Крыма России, отменит санкции, вслед за ним санкции отменит и Европа, и вот интересно, язвительно интересовались российские «говорящие головы», что тогда будет делать нынешнее руководство Украины? Особенно резвые договаривались едва ли не до выхода США из НАТО.

Не меньшее воодушевление испытывали и в Ереване. Прежде всего, здесь рассчитывали, что если Трамп признает российскую аннексию Крыма, то это даст реальный шанс легитимизировать результаты агрессии против Азербайджана в Нагорном Карабахе. И даже открыто советовали армянским лоббистам «прощупать возможности». Плюс ко всему в Армении понимали: рост международного давления на Россию не обещает ничего хорошего и ее «форпосту». А если Трамп и впрямь «поладит» с Путиным, Армения от этого, дескать, только выиграет, рассуждали в Ереване.

В Армении, впрочем, в Трампе разочаровались очень быстро, когда уже победивший на выборах, но еще не вступивший в должность Трамп провел телефонные переговоры с Президентом Ильхамом Алиевым раньше, чем со многими европейскими лидерами, а Саргсяну удалось много позже поговорить по телефону только с вице-президентом Майклом Пенсом.

aliyev_sargsan

…И поствыборная реальность

Но это в Ереване. А в Москве продолжали надеяться. Тем более что в команде Трампа действительно оказалось немало тех, кого можно было назвать друзьями России.

Но вот едва минул месяц с того дня, как в Вашингтоне прошла инаугурация нового президента США, а агентство «Блумберг» уже распространило «ожидаемую сенсацию»: российским прокремлевским СМИ предписано перестать хвалить Трампа. А РБК, в свою очередь, констатирует: упоминаемость Трампа в российском эфире упала в 4 раза.

В самом деле, Москве есть от чего прийти в отчаяние. Долгожданный телефонный разговор Путина и Трампа закончился по сути ничем. Не названа даже дата возможной встречи двух президентов — а тем временем в Вашингтоне уже ждут президента Украины Петра Порошенко. Постпред США в ООН Никки Хейли, едва заняв этот пост, подвергла политику России весьма жесткой критике, а действия РФ в Сирии назвала военными преступлениями. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что Москве следует выполнять свои обязательства по Минским соглашениям об урегулировании конфликта на востоке Украины. Наконец, министр обороны США Джеймс Мэттис сначала заверил, что США привержены своим обязательствам в рамках Североатлантического альянса, а затем прямо призвал говорить с Москвой с позиции силы, и эта его позиция нашла поддержку у коллег из стран НАТО и генерального секретаря этой организации. Теперь же роль главного ньюсмейкера перешла к вице-президенту США Майку Пенсу.

После участия в работе Мюнхенской конференции Пенс направился  в Брюссель, в штаб-квартиру НАТО, где, подтвердив, что Вашингтон будет верен своим обязательствам в рамках Североатлантического договора и ждет, что европейские партнеры уже к концу года выведут свои военные расходы на уровень 2% от ВВП — именно такую цифру, добавим  от себя, и предусматривают соглашения, на основе которых существует НАТО. Вашингтон, подчеркнул Пенс, ожидает, что требуемой цифры эти расходы достигнут уже в конце нынешнего года. Военные расходы увеличивают и США, но Вашингтон дает понять: здесь не намерены платить за всех. Вместо «раскола в НАТО» Россия получает новый виток гонки вооружений. Словом, в Вашингтоне звучат совсем не те заявления, которые хотели и ожидали услышать в Москве.

Молчание — не всегда золото

Те персоны в Москве, кого можно назвать и «интеллектуально-политической элитой страны», и «болтающим классом», явно растерялись под таким напором «плохих новостей». Российские политологи по поводу «новых старых трендов» в политике администрации Трампа явно «взяли паузу», и это не тот случай, когда молчание — золото. Судя по всему, такой крутой разворот от предвыборной риторики к реальности оказался для Кремля полной неожиданностью.

serj_putin

И уж совсем карикатурным выглядит на этом фоне молчание ереванских политологов. Здесь обычно готовы с жаром обсуждать хоть государственный переворот в Кот-д’Ивуаре, хоть кризис в Венесуэле. А тут — тишина. Судя по всему, в «форпосте» банально ждут «отмашки» от Москвы, а там, похоже, не определились еще и сами, как надлежит…нет, не относиться к новым веяниям в Вашингтоне, тут как раз все ясно, а вот как это все комментировать, да еще постараться, чтобы не прозвучало в этих комментариях бессмертного «Упс…мы на это совсем не рассчитывали» — задача потруднее. Понятно, что надежды на Трампа в Москве просто «перераздули». От нового президента США ждали шагов, на которые тот не мог пойти априори. Но даже с учетом завышенности московских ожиданий крушение политических надежд на Трампа оказалось столь быстрым и столь впечатляющим. Что это — очередной «удар в спину»? Шокирующее вероломство? Или…

Спасибо другу Путину…

Конечно, как минимум имеет право на существование версия, что администрация Дональда Трампа, в особенности в таком вопросе, как выстраивание отношений с Россией, оказалась под сильнейшим прессингом. Вмешательство Москвы в выборы в США сегодня — одна из самых обсуждаемых тем. Как отмечают в американских спецслужбах, процедуру подсчета голосов Москва не нарушила, победу Трампа под вопрос как бы не ставят, но осадок, как говорится, остался. Помогла ли Москва Дональду Трампу занять Белый Дом, вопрос как минимум сложный, но вот и открытые симпатии к Трампу, которые демонстрировали российские СМИ в период предвыборной кампании, и расследование кибератак на предвыборный штаб кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон, которое вывело на «русских хакеров», да еще к тому же работавших на спецслужбы, и слухи и «утечки», что Москва располагает неким «компроматом» на самого Трампа — все это ставит новую администрацию в весьма шаткое положение. К тому же если от утечек и подозрений до поры до времени можно просто отмахиваться, то вот скандал вокруг теперь уже бывшего советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна — это уже удар посерьезнее.

Напомним: Флинн вынужден был подать  в отставку, пробыв на этом посту всего две недели, после того, как стали известны подробности его телефонной беседы с послом РФ в США Кисляком. Флинн, как оказалось, обсуждал возможность снятия санкций с Москвы, на что еще не имел права, да еще лгал о содержании этого разговора, когда правда начала выплывать наружу. К тому же есть подозрение, что этот скандал — не последний: спецслужбы ведут расследование, имели ли недозволенные контакты с Москвой другие члены команды Трампа, и вроде было даже что-то им удалось «нарыть». В такой ситуации, напоминают эксперты, Трампу на российском треке уж точно не «разгуляться». Да и вообще лучше избегать резких и спорных решений.

Это, впрочем, только часть правды. Президента США, конечно, именуют «самым могущественным человеком на Земле», только вот и свою систему сдержек и противовесов в Вашингтоне придумали не зря. В переводе: взять и развернуть политику своей страны на 180 градусов даже в вопросе не первостепенной важности хозяин Белого дома вряд ли сможет, даже если очень захочет. А уж если речь идет о такой ключевой теме, как отношения с Москвой — тем более.

Политическое разочарование — версия 2.0, или Новой Ялты не будет 

Но, пожалуй, даже не это главное. И для того, чтобы понять, насколько нынешний поворот в политике США разочаровал Москву, надо бы обратиться к событию 10-летней давности, о котором в РФ в эти дни не высказался только ленивый — выступлению Владимира Путина на Мюнхенской конференции 2007 года. Сегодня уже понятно, что означали обтекаемые рассуждения о необходимости «строительства новой системы безопасности в Европе». Москва давала понять Западу, что ждет от своих «заклятых партнеров» этакой «новой Ялты», то есть переговоров о разделе сфер влияния. И недвусмысленных гарантий, что Украина и Грузия в НАТО не вступят, что на страны Балтии Статья 5 Североатлантического договора распространяться не будет, и т.д. и т.п. А в случае чего у РФ будет право «навести порядок» теми же методами, что и в Венгрии в 1956 году или в Чехословакии в 1968. Запад таких переговоров с Москвой вести не желал в принципе. Здесь считали, что страны вправе сами решать, каких выбирать союзников, куда вступать, а куда не надо. Только вот Москва не ограничилась намеками и заявлениями. Через год с небольшим после речи Путина в Мюнхене Россия совершила агрессию против Грузии. Затем началась стремительная милитаризация Калининградской области — балтийского анклава РФ, сопредельного с Литвой и Польшей, провоцирование напряженности вокруг «русскоязычных» в странах Балтии…Весной 2014 года произошла аннексия Крыма, затем вспыхнул конфликт на Донбассе.

Строго говоря, такое происходило на постсоветском пространстве не впервые. Аннексия Крыма была «калькой» с армянских притязаний на Карабах. Но именно события в Украине стали для Запада «красной линией». США, страны Евросоюза, которые ну никак не реагировали ни на оккупацию азербайджанских земель Арменией, ни на российскую же агрессию против Грузии, теперь действовали по совсем другому сценарию. Путин получил, пардон, «семь пинков пониже спины» от партнеров по «восьмерке», вновь ставшей «семеркой», против РФ были введены санкции… Конечно, тот факт, что такие же меры не введены против Армении — яркий пример «двойных стандартов», только вот это не значит, что Россия своих санкций не заслужила.

Но в Москве никак не могут взять в толк, что границы и суверенитет новых независимых государств тоже необходимо уважать. И продолжают ждать «новой Ялты» — про себя, и «восстановления отношений с Западом» — вслух. И периодически анонсируют, что вот сейчас, с приходом нового лидера, все пойдет по-иному.

krim

Совсем недавно, осенью 2014 года, такие же надежды возлагали в Москве на нового генсека НАТО — Йенса Столтенберга. И приводили даже вроде бы убедительные аргументы. Во-первых, загибали пальцы в Москве, Столтенберг — представитель «левого лагеря», точнее, Рабочей партии Норвегии, а норвежские левые даже в годы «холодной войны» выступали за развитие отношений с СССР. Во-вторых, в те годы, когда он возглавлял правительство Норвегии, у Осло с Москвой складывались вполне добрососедские и конструктивные отношения. В-третьих, он высказался за диалог с Москвой. И самое, в прочтении Кремля, главное: да где же это видано, чтобы ради какой-то Украины ссориться с такой большой и влиятельной Россией! А новый генсек, едва вступив в должность, уже тогда, за два  с лишним года до Трампа, заговорил о необходимости увеличивать военные расходы: «В более мирные времена было правильно сократить расходы на оборону, но мы не живем в мирное время. Сейчас правильно остановить сокращения и увеличить вложения в нашу оборону» — заявил он в ноябре 2014 года. О своих радужных прогнозах в Москве предпочли забыть. А теперь переживают новое разочарование, и оно куда болезненнее предыдущего. Скорые перемены в связи с приходом Трампа обещали из каждого утюга. Только вот авторы тех самых радужных прогнозов упустили из внимания сущую мелочь: ответственность за обострение отношений Москвы с Западом несет не Запад, а сама РФ. Мировое сообщество не согласится признать законной силовую перекройку чужих границ. А значит, РФ будет получать в ответ очередные «удары в спину». Точнее, пинки пониже спины. И ее форпосту в лице Армении тоже будут перепадать политические неприятности метрополии — просто потому, что международное право придумали не зря.

Нурани, специально для Minval.az