167301_src

«Раффи Ованнисян своим политической биографией отличился наивностью и простотой, доверчивый человек. Легковерие и доброта, наверное, мешают политикам в политической деятельности, и его политическое плутание, получение огромного количества голосов и лирическое отступление с молебном – я  не говорю, что пять лет назад он должен был устроить самосожжение, но, кто такой Вова, чтобы ты с ним молился? Все это показывает, что с Раффи Ованнисяном разговор вели сладкими речами. Не хочу видеть коррупцию в связи с этим альянсом, никогда не подумаю, что Раффи смогли купить ради его голосов или имеющегося рейтинга», – сказал в беседе с Aravot.am председатель Совета Клуба журналистов «Аспарез» Левон Барсегян, комментируя присоединение Раффи Ованнисяна к блоку Оганян-Осканян.

Он не видит никакой идеологической логики в союзе «Наследия» с блоком: «Оганян служил режиму, захватившему Армению и сфальсифицировавшему выборы, был очень хорошо осведомлен о беззаконии, царящем в армии, и после шумихи об этом беззаконии не подал в отставку. После апрельской войны он вновь не подал в отставку, не защитил свою офицерскую честь публично известными методами, пока ему не сказали – пока, дружище. С какой это логикой он может умещаться в идеологию и систему ценностей «Наследия»?»

По словам Барсегяна, перед тем, как присоединиться к блоку, Раффи Ованнисян должен был сначала потребовать разъяснений у двух бывших министров об их сотрудничестве с захватившим Армению режимом:

«Осканяна он сначала должен был спросить, что тот чувствовал, когда 10 лет проработал министром иностранных дел у того, кто несколько раз нарушил Конституцию, и для понимания этого нарушения необходимости в специальном юридическом образовании нет.

Роберт Кочарян в 1998-м и 2003-м баллотировался в президенты, тогда как Конституция вообще не давала такой возможности. В конечном счете, он первого марта вывел против города, против народа армию, незаконно ввел чрезвычайное положение, причем, не только в Ереване, хотя оно было установлено только для Еревана, а по всей Армении. При его активном участии были расстреляны 10 граждан и 130 человек получили травмы, 1300 граждан стали политзаключенных. Интересно, сожалеет ли Осканян о своем сотрудничестве с действующим режимом, потому что режим Сержа Саргсяна не отличается от режима Кочаряна, он просто его преемник.

Необходимы разъяснения, необходимы извинения. А то общими разговорами – мы желаем стране добра… Искренне верю, но не думаю, что добро в их представлении это то же самое, каким добро представляю себе я.

Оганян тоже должен дать объяснения общественности: его сегодняшние бессвязные разговоры, мол, он за разоблачение «Первого марта», люди работают. Кто работает, господин Оганян, над раскрытием этого? Приспешники режима, Специальная следственная служба? Раффи должен был спросить: ты 1 марта был начальником главного штаба, у тебя спрашивали мнение при вводе войск в город, или не спрашивали? Если спросили, ты указал, что это нарушение Конституции, или нет?

А если был против, почему 2 марта рано утром, не подал в отставку? Кто должен просить прощения за то, что конкретно сделал ты, страну развалили только Кочарян и Серж Саргсян?

Эти бедствия на нашу голову принесли только эти двое? Вы к этому не имеете отношения, господа Оганян и Осканян? Если ответы на эти вопросы Раффи уже получил, это меня не волнует. Ответы на эти вопросы должно получить общество. А если говорят – да ладно, забудем, ну уж нет! Никто про вас не забудет с вашими шефами!»