musahibe-ermeni3 (1)

Сюзан Джагинян: «Если не будет этого конфликта, Саргсян и дня не продержится во власти»

Как известно, уже более месяца армянская журналистка и активистка Сюзан Джагинян работает в Баку. Сотрудники газеты «Ени Мусават» отправились на работу к Сюзан и взяли у нее интервью, чтобы узнать ее впечатление о жизни в Азербайджане, нашей стране и народе.

Журналистка сидела за компьютером, следила за армянскими новостями и писала аналитику. Азербайджанские коллеги постоянно держат ее в центре внимания, звучат реплики «Сюзан, будешь чай?», «Когда будешь позировать для фотографии, повернись направо, так ты лучше выглядишь».

Сюзан довольна своим положением. В интервью она даже несколько раз употребляла фразы «наш Баку», «наше рабочее место», из чего становится ясно, что она вовсе не чувствует себя в «логове врага», аура не та. Кстати, в свое время Сюзан Джагинян работала армянским спецкором газеты «Комсомольская правда», является дочерью министра образования Армении…

Представляем интервью с С.Джагинян. Сначала она рассказала историю о своем приезде в Баку.

— Я получила приглашение поучаствовать в мирной конференции в Баку с 8 по 10 ноября. Фактически, я предпринимала множественные попытки выехать из Армении, у меня на руках было решение суда о моей смерти. С паспортом были проблемы. Неоднократные мои заявления в прокуратуру и полицию остались безрезультатными. Я требовала отменить это решение.

— Интересно, по какой причине и как вдруг вы оказались мертвы по документам?

— Суд вынес такое решение, чтобы лишить меня возможности передвижения, возможности работать. Это такой своеобразный акт давления на меня со стороны властей.

— А до этого времени какие у вас были проблемы с властями?

— У меня всегда были проблемы с властями, они прекрасно знали как я к ним отношусь. Они прекрасно знали и принципиальность мою, и мое отношение к тем беззакониям, которые они творили на протяжении уже практически 25 лет. Мое личное первое столкновение было с Левоном-Тер Петросяном. Это было в 1996 году. Сложилась такая ситуация, в принципе можно подумать, кто я такая, простой избиратель, а он был кандидатом в президенты. Ну вот я ему и высказала в лицо все, что думаю о том, что творится у меня на родине, после этого как-то получилось так, что мне удалось высказаться по этому поводу в лицо и Сержику Саргсяну. После этого уже такая мстительность пошла вслед. Практически невозможно было на работу устроится. Если бы не мое образование, которое давало мне возможность брать частную работу на дом, я бы не известно вообще на что бы прожила и выжила ли я бы вообще.

— А кем вы работали?

— Я писала дипломы, статьи, лицензии, рефераты, в общем, такого плана работа.

— Когда вы начали заниматься активной журналистикой?

— Я бы не сказала, что это была особо активная журналистика, но я была внештатным корреспондентом в студенческие годы.

— Мы остановились на том, как вы решились приехать в Баку.

— Так как у меня были проблемы с документами, когда мне пришло приглашение, то за это короткое время я попробовала какими-то методами их решить. Решение суда о моей смерти было вынесено тогда, когда мой паспорт еще был действителен на 4 года, это вообще абсурдно. Такое в кошмарных снах придумать не возможно. Но они не решили мою проблему.

Армения такая маленькая страна, что там можно найти любого человека. Я сама без государственного аппарата могу запросто любого человека найти в Армении. СНБ прекрасно знала, где я живу, все прекрасно знали, где я. Проблемы были, и мне пришлось пересечь границу по своим делам, я же имею право выехать по своим делам. Мне перекрывали доступ во внешний мир, потому что прекрасно знали, что любое мое слово аргументировано, и все мои действия очень взвешенные. Поэтому было опасение, что я могу развернуть какую-то деятельность. Внутри страны развернуть эту деятельность практически невозможно, потому что как только появляются зачатки этой деятельности, то сразу на тебя «шьют дело». И сразу ты оказываешься под следствием, в судах, всяческого рода проблемы для тебя гарантированы. Я вам скажу больше: кроме решения суда о моей смерти еще одним сфальсифицированным делом было то, что меня осудили на год в связи с тем, что я якобы дала ложное свидетельство по акту терроризма.  Откуда им знать, что я дала ложные показания? Они думают, что так заставят меня замолчать.

— Почему вы решили жить и работать именно в Азербайджане, у вас же было много альтернатив, например Россия…

— Не было у меня никакой альтернативы, потому что мне не выдавали никаких документов. Я даже подавала в суд, но мне было отказано в восстановлении моих документов. Недавно в ответ на мои эти действия один высокопоставленный начальник из ОВИРа заявил, что мне достаточно было подать заявление в суд и аннулировать это решение. Так вот, господа, я это заявление подавала, причем 2 раза, и оба раза мне было отказано. Не пробуйте меня шантажировать своими грязными, лживыми заявлениями. Сержик Саргсян перебьет весь армянский народ: кого внутри страны, а кого отправит на границу, эскалируя войну. И надо с этим что-то делать. Я прекрасно понимала, что в основе политики Сержа Саргсяна лежит именно карабахская война. Не будь карабахской войны, он бы там не продержался и дня. Это единственное, что его кормит, дает ему возможность манипуляции, как перед своим народом, так и перед внешними силами. Мой приезд в Баку имеет вот такую подоплеку. Вопрос не в том, что я выбирала что-то выгодное мне, я клянусь. Я женщина образованная, есть множество факторов, которые давали бы мне возможность повлиять на свою судьбу. Мое появление здесь – это не решение личных проблем, как сейчас армянские власти пытаются это представить. Они хотят представить это так, будто бы, приехав в Баку, я пытаюсь решить какие-то свои личные проблемы. Нет, господа, я буду решать ваши (имеет ввиду властей Армении – ред.) проблемы.

— Как вы планируете решать эту проблему, будучи независимым журналистом?

— Конференция, к которой я присоединилась в Баку, сыграла судьбоносную роль не только в моей личной судьбе, но также и для карабахского вопроса. Именно на этой конференции мы решили, одним из инициаторов решения была я сама, создать платформу для мира между Азербайджаном и Арменией. Это будет структура, которая на международном уровне будет заниматься вопросом карабахского противостояния.  Уже начали появляться рычаги для урегулирования этого вопроса. Идет осуществление намерения установить мир в регионе.

— До приезда в Азербайджан у вас наверняка были представления о нашей стране и народе. Изменились ли они после того, как вы стали жить в Азербайджане.

— Абсолютно ничего не поменялось, во-первых, я не из тех людей, которых так легко зомбировать, в том числе такими лже-патриотическими лозунгами, направлениями и всем прочим. Во-вторых, мне уже не 20 лет, у меня по жизни было много друзей азербайджанцев, я прекрасно знаю менталитет азербайджанского народа.

— Как армянские власти стараются представить Азербайджан и азербайджанский народ?

— В качестве врага. И что может сделать враг с человеком, который попал ему в руки из вражеского стана. Пытаются привить далекое от реальности мнение. На самом деле все это методы управления. Они преследуют цель играть на самых ценных чувствах людей. Так они отправляют людей на смерть. Я не могу понять, какая у человека, если его можно назвать человеком (имеет ввиду Саргсяна – ред), должна быть гордыня и лицемерие, чтобы играть с самыми священными чувствами людей для того, чтобы остаться во власти.

— Каково отношение к вам в Азербайджане?

— Хорошее. На работе коллеги ко мне прекрасно относятся и заботятся обо мне. Я не преувеличиваю, это правда.

— Как к вам относятся ваши соседи?

— У меня нет особых отношений с соседями. У меня нет времени, утром ухожу из дома, вечером прихожу.

— Есть ли кто-то, кто занимается вашей охраной?

— Я бы не назвала его охранником или телохранителем. Но есть человек, который меня сопровождает и знакомит с жизнью в Азербайджане. Я не могу пойти одна в магазин, кто-то должен меня сопровождать.

— Вы уже познакомились с Баку? Каковы ваши впечатления?

— У меня было 15-20 дней, чтобы погулять, а потом я вышла на работу. Я видела Девичью Башню, центр города, Бакинский бульвар. Везде очень чисто и красиво. Я видела и бывшую армянскую церковь, которая стала библиотекой. Я видела, с какой аккуратностью там хранят армянские рукописи и литературу. У меня много впечатлений.

— Можете ли вы сравнить образ жизни азербайджанцев и армян? В чем разница?

— По моим наблюдениям, в Армении все живут в напряжении. Я ни грамма не преувеличиваю. Весь народ в таком напряжении. На улице от тех людей, с которыми общаешься, так и прет напряжение. Потому что они все, даже те, которые кормятся у этой власти, причем не плохо кормятся, даже они прекрасно понимают и начинают осознавать, что во лжи, фальсификации, тотальном загноблении, в тотальных оскорблениях невозможно прожить долго. Как бы не был важен материальный аспект, для жизни человека и для продолжения жизни духовная составляющая играет огромнейшую роль, а бы сказала, она превалирует над материальной. Я не хочу это сравнивать с положением в Азербайджане, потому что у меня пока недостаточно общения. У меня с народом общения как такового нет. У тех людей, с которыми я встречалась, нет такой озабоченности, я этого не увидела. Да, сейчас всем трудно, да, в мире глобально существует эта проблема. Но вот этой озабоченности, как в Армении, тут нет. Потому что люди в Армении понимают, что там не только финансовый кризис, а что их могут прибить, и никому не будет до этого дела, кто и зачем их прибил.

Я не понимаю армянские власти, когда они предъявляют претензии Турции по поводу армянского геноцида. Они сами устроили геноцид собственному народу. Мои власти расстреляли 1-2 марта 2008 года протестующих людей, среди которых была и я. Хотя в официальной информации отмечалось, что жертвами стали 12-13 человек, на самом деле было убито более 130. Точную цифру не могу сказать, то точно не 12-13. Я лично видела, как умерли более 50-ти человек. Я пережила геноцид. По какому праву они предъявляют Турции претензии по поводу армянского геноцида. В чем логика?

— Есть ли в Армении те, кто может повторить ваш шаг?

— Некоторые уже приехали, кто-то еще может приехать. Многие могут приехать сюда, как я. В настоящее время в нашем Баку находится Сергей Джуларгян.

musahibe-ermeni2

— Как вы видите пути решения карабахского конфликта?

— У меня один ответ на этот вопрос. Пока Серж Саргсян у власти, решения этой проблемы не будет. Будет дальше происходить эскалация военных действий, будет дальше нагнетаться обстановка, потому что он этим кормится, это его хлеб. Человек он неадекватный, я бы сказала, психически больной. Этот человек страдает от многих психологических заболеваний, а также очень самоуверен.

Простой гражданин подходит к нему и спрашивает, господин президент, почему перед выборами нельзя встретиться с вами и рассказать о проблемах? У него сразу появляется самодовольное выражение лица, и он говорит «А как вы думаете, а как еще должно было быть?». Да кто ты такой, разговаривать не умеет, образования никакого, дресс-кода никакого, фейс-контроль ни в одном учреждении не прошел бы он.

Даже в стране широко распространился разговор, что Саргсян страдает от серьезной формы наркозависимости. По его глазам и выражению лица это заметно. Он является игроманом, это тоже серьезная психологическая проблема. И этот человек намерен решать судьбу страны. Я не позволю этого.

— Как реагируют на этот ваш шаг у вас на родине? Каково общественное мнение на ваш счет?

— Первое время благодаря антипропаганде властей меня считали продажной и предательницей родины. Но сейчас люди начинают осознавать реальность. Я переписываюсь со своими друзьями из Армении. Они говорят, что уже нет таких настроений, как раньше, люди начали понимать меня.

Севиндж Тельмангызы