Lenkeran

Турецкие власти выпустили из изолятора «вора в законе» Хаджибаба Талыбханлы (Хаджи Бейлаганский) – «правую руку» мафиози Ровшана Джаниева (Ровшан Лянкоранский), застреленного в Стамбуле прошедшим летом. Он подозревался в участие в убийстве «криминального генерала»  Алибалы Гамидова (Годжа Бакинский), однако доказательств собрать не удалось. Хаджи сразу подключился к дележу «наследства» Джаниева.

По данным «Росбалта», Хаджибаба Талыбханлы был ближайшим сподвижником Ровшана Джаниева, он находился вместе с ним в момент покушение. Хаджи следовал за машиной с Лянкоранским, когда по ней в Стамбуле открыли огонь киллеры. Ровшан погиб, а  Талыбханлы не пострадал. Как рассказал источник «Росбалта» в правоохранительных органах, Хаджи должен был сопровождать тело покойного в Азербайджан, но неожиданно вместе с двумя другими гангстерами был задержан в аэропорту турецкой полицией. Им объявили, что они подозреваются в убийстве «вора в законе» Алибалы Гамидова, которое было совершено в Стамбуле в 2013 году.

Когда-то Годжа Бакинский и Ровшан Лянкоранский были близкими приятелями. Потом их пути разошлись: Годжа стал поддерживать клан Аслана Усояна (Дед Хасан), с которым Джаниев находился в состоянии «войны». Бывшие товарищи стали злейшими врагами. В 2012 году Гамидов угодил за решетку за незаконное хранение наркотиков, а выйдя на свободу, отправился в небольшое заграничное путешествие. Вначале он был в Греции, оттуда перебрался в Стамбул, где его и настигли киллеры. Годжу отловили на территории жилищного комплекса в районе Бахчешекер, избили бейсбольными битами, а потом в него несколько раз выстрелили. Якобы перед смертью он успел шепнуть своей подруге имя Ровшан.

Расследуя это преступление, турецкие полицейские выяснили, что к нему действительно могут быть причастны лица из ближайшего окружения Лянкоранского. Более того, была информация, что стрелять в Годжу мог Хаджи. Однако пока Ровшан был жив, никаких активных действий в рамках расследования не предпринималось. И только после его смерти Хаджи и еще несколько человек из ближайшего окружения Лянкоранского отправились за решетку. Для Талыбханлы, однако, эта история пока закончилась благополучно. Один из задержанных боевиков признался, будто это именно он, а не Хаджи, стрелял в Гамидова. Его подельники тоже дали показания в пользу Талыбханлы и его пришлось выпустить из тюрьмы.

Собеседник агентства высказал версию, что выйдя на свободу, Хаджи сразу примкнул к группировке «вора в законе»  Хусейна Ахмадова  (Хусейн слепой). Слепой последние годы был близок с Ровшаном и после его гибели объявил о своих притязаниях на турецкие активы Лянкоранского. Он начал посещать бизнесменов, объявляя им, что является преемником Ровшана. Для этих целей из Москвы даже была «выписана» большая группа боевиков-выходцев из Чечни, которые делают доводы Ахмадова более убедительными.

Однако пока борьба за турецкие активы Джаниева проходит бескровно. Как и борьба за его московские активы, включавшие в себя ряд рынков и овощных баз. Их поделили три «вора в законе» — Лоту Гули, Рашид и Вагиф. Пока они сосуществуют мирно, но, оперативники полагают, что долго так продолжаться не будет. В частности потому, что ряд мафиози считают, что были обделены при дележе наследства Ровшана.

Гораздо более ожесточенная схватка развернулась за активы Лянкоранского в Голландии, основными из которых являются овощная база и каналы по поставке цветов на пространство бывшего СССР. За них сейчас борются чеченские «авторитеты»  Хамзат Гастамиров (Шейх Хамзат) и Абу Давтаев (Абу). В результате на первого уже было совершено покушение, и он начал активно готовиться к ответным действиям.