В настоящее время в Азербайджане идут серьезные социально-экономические и политические процессы. Время от времени также появляется тревожная информация об опасности террора в Азербайджане. В тоже время, вокруг карабахского вопроса протекают сложные процессы. Кроме того, уже 18 дней Армения не возвращает тело нашего шехида, а по делу МНБ продолжается судебный процесс.

Бывший заместитель министра национальной безопасности, председатель Партии свободных демократов Сульхаддин Акпер дал свою оценку всех этих вопросов, находящихся на повестке дня страны.

— Сульхаддин бей, как вы оцениваете происходящие в настоящее время внутри страны процессы?

— Страна находится в системном кризисе. В то же время, мы переживаем кризис в управлении. Власти не могут провести ни желаемые кадровые изменения, ни реформы. Шаги, предпринятые для проведения реформ, оказываются безрезультатными. От этого управленческий кризис еще больше углубляется. Выход властей из сложившегося в стране кризиса кажется невозможным. Что касается оппозиции, то она не может оказывать влияние на проходящие в стране процессы, потому что она выведена за пределы системы. Видимо, в будущем власти не предпримут серьезных шагов в этом направлении, не пойдут на политический диалог, не произведут демократических реформ. Из-за этого управленческий кризис еще больше усугубится.

Параллельно в стране будет углубляться экономический и социальный кризис. После падения мировых цен на нефть, в стране наблюдается финансово-экономический и социально-экономический кризис. В стране ощущается серьезная необходимость в структурных реформах. Но мы не видим усилий нынешних властей в этом направлении. Не думаю, что в будущем в этом направлении произойдут позитивные изменения. Даже если будет стабильность, это не приведет к социальному и экономическому прогрессу. Есть необходимость в проведении в стране реформ в сфере экономики и управления. Структурные реформы дают результат не ранее, чем через 5 лет.

Социальная сфера вплотную связана с экономической сферой. Пока в управлении экономической сферой будет кризис, напряженность в социальной сфере будет продолжаться. Рост зарплат нереален, доходы населения и число рабочих мест сокращаются. С другой стороны, из-за девальвации маната падает покупательная способность населения. Параллельно идет инфляция. В будущем будет ясно, к каким общественно-политическим или социально-политическим результатам это приведет. Пассивность населения неадекватна социально-экономической ситуации. Причина заключается в проводимой долгие годы властями репрессивной политике. Ведущие демократическую борьбу силы выведены из строя. Это продолжится некоторое время. Нынешняя ситуация требует появления новых политических сил, для чего необходимо время.

— Анонсируются структурные изменения в марте…

— Не могу думать оптимистично на этот счет. С началом финансово-экономического кризиса 21 февраля, в обществе и политических кругах имелись определенные ожидания. После второй девальвации 21 декабря, ясно стало видно, что власти не в силах провести реформы. С этой точки зрения, я не жду, что в предстоящий период в стране будут проведены демократичные политические, экономические и правовые реформы. Для этого необходима команда с новыми политическими взглядами. Я не верю, что пока эта команда не придет к власти и не выдвинет новую программу реформ, произойдут какие-то положительные изменения. Даже если сегодня будут предприняты системные шаги в этом направлении, результата следует ждать не ранее, чем через 5 лет.

Власти давно пропустили необходимое для этого время. Протекающие после кризиса процессы внутри власти тоже не оставляют надежды на положительные изменения. Одной из причин этого является сильное внешнее влияние в стране, наличие «пятой колонны», которая заняла прочную позицию во власти. Они не заинтересованы в проведении в Азербайджане демократических реформ.

— Одним из происходящих в стране процессов является суд по делу МНБ. Можно ли сказать, что этот процесс проходит объективно?

— Все, кто интересуется общественно-политическими процессами в стране, знают, что этот процесс проводится не объективно. МНБ – это военная организация. Невозможно, чтобы без разрешения первого лица там произошло столько преступлений. Пока первое лицо (Эльдар Махмудов — ред.) не привлечено к ответственности – а я не думаю, что его привлекут – я не верю, что следственный процесс будет проведен объективно. Никто из наших граждан в это не верит, поэтому не хочу вдаваться в детали.

— Сульхаддин бей, в стране растет угроза со стороны ИГИЛ. Что вы может сказать по этому поводу на фоне произошедших в Сангачалах трех событий?

— Я уже долгое время говорю, что в Азербайджане возрос риск террора. Правоохранительные органы Азербайджана, в частности Антитеррористический центр, должны ускорить работу, предпринять превентивные меры. Для этого необходимо усилить обмен разведывательной информацией с крупными государствами, имеющими опыт в этой сфере. Уровень террористической угрозы растет день ото дня. В стране происходит террор, просто власти это скрывают. Возможно, это делается для того, чтобы не вызывать панику в стране. Но это неверный подход. Потому что общество имеет право на информацию. Власти обязаны информировать общество о происходящем. Невозможно добиться результата, скрывая информацию. Общество необходимо психологически подготовить к таким событиям. Потому что если события, подобные соседним странам, произойдут в нашей стране, то возникнет паника. Чтобы этого не произошло, власти должны подготовить общество.

— Хотелось бы узнать ваш взгляд на происходящие по Карабаху события.

— Я придерживаюсь одной и той же позиции после мятежа, произошедшего 4 июня. Пока в регионе Каспия и на Южном Кавказе не будет положен конец главенствующей позиции России, решение карабахского конфликта, в частности в пользу Азербайджана на основе международных юридических норм, будет невозможно. Потому что этот конфликт является борьбой России с помощью Армении за свои имперские интересы против Азербайджана. Решение этого конфликта невозможно пока Россия и ее союзник Армения не достигли своих целей, не вернули Азербайджан в состав России. С другой стороны, решение конфликта возможно с изменением региональной геополитической и военной ситуации. Тогда можно сказать, что конфликт будет решен в пользу Азербайджана в рамках международных правовых норм. Ведь если роль России в регионе ослабнет, то Армения будет получать поддержку со стороны Америки и Франции. Азербайджан опоздал по времени. Когда Армения стала союзником России, Азербайджан должен был построить отношения с США, Турцией, другими государствами и НАТО, подготовится к ожидаемым изменениям. Если ситуация изменится, Армения быстрее отреагирует и наладит отношения с Западом. Не стоит забывать, что Армения – христианская страна.

— Тело ставшего шехидом 29 декабря азербайджанского военнослужащего все еще находится на армянской стороне. Все действия остаются безрезультатными…

— Азербайджан должен понять, что находится в состоянии войны одновременно с Россией и Арменией, должен обратить внимание на состав и сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Во всех трех странах, являющихся сопредседателями, имеется сильное армянское лобби. При проведении операций, гражданские и военные разведывательные органы Азербайджана должны всесторонне подготовиться к этому. Без этой подготовки неправильно проводить какие-либо операции. В конце это приводит к таким вот результатам.