odkb_logo_211215

Обозреватель ИД «Коммерсантъ» Сергей Строкань подводит итоги председательства Еревана в ОДКБ — специально для портала «Москва-Баку»:

Завершившийся 2016 год – год председательства Армении в Организации Договора о коллективной безопасности оставил без ответа много вопросов как о роли этой организации на постсоветском пространстве, так и об отношениях внутри военно-политического союза бывших советских республик, который сегодня иногда называют «восточным ответом НАТО».

Зависший в воздухе вопрос, кто займет кресло генсека ОДКБ вместо покинувшего свой пост 1 января Николая Бордюжи, стал лишь вершиной айсберга накопившихся в организации проблем, обнажив не афишируемые разногласия и противоречия между ее членами. Главный вывод для Еревана, по-своему трактующего союзнические обязательства ОДКБ может состоять в том, что ожидания армянской стороны оказались не просто завышенными, а все дальше расходящимися с реальностью.

На протяжении всего прошедшего года, в апреле принесшего самое серьезное обострение карабахского конфликта, председательствующая в ОДКБ Армения, выражала растущее нетерпение и недовольство по поводу недостаточно жесткой и недвусмысленной, как считали в Ереване, позиции союзников.

От Москвы как от неформального лидера ОДКБ, ни много ни мало ждали четких сигналов, что в случае гипотетического вооруженного конфликта с Азербайджаном ОДКБ встанет на сторону Еревана. Кроме того, продажа российского оружия Азербайджану, от которой Москва вовсе не намерена отказываться, вызывала в Армении чувство глухого протеста. Дескать, до каких пор Россия будет сидеть на двух стульях, занимать позицию «и нашим, и вашим». Как вообще это согласуется с союзническими обязательствами!

Но никаких сигналов, на которые рассчитывали в Ереване, от Москвы не поступило. Как выяснилось, другие ключевые игроки ОДКБ – Казахстан и Белоруссия, тоже ведут себя не так, как того хотело бы армянское руководство.

Со всей очевидностью разрыв между ожиданиями и действиями в духе realpolitic проявил себя еще прошлой весной, когда в Ереване прошло восьмое заседание Военного комитета ОДКБ с участием делегаций Генеральных штабов Вооруженных Сил России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и принимающей стороны – Армении. Состоявшаяся с глазу на глаз встреча генсека ОДКБ Николая Бордюжи с президентом Армении Сержем Саргсяном принципиально ничего не изменила.

Итоги той встречи стали первым холодным душем для Еревана в год его председательства в ОДКБ. В итоге армянской стороне осталось лишь пенять партнерам за отсутствие у них единой внешней и оборонной политики.

Скажем больше. Многие аналитики — как в регионе, так и за его пределами, в том числе, в Армении, стали все громче говорить о том, что лидеры Казахстана и Белоруссии вообще больше склонны поддерживать Азербайджан. И не только в связи с серьезным геополитическим весом Баку и экономическими интересами Казахстана и Белоруссии в Закавказье и на Каспии.

В Астане и Минске не могут не понимать, что оккупированы ведь азербайджанские земли, а не наоборот, ставя себя на место президента Ильхама Алиева. Вот и получается, что, хотя Азербайджан, в отличие от Армении, в ОДКБ не входит, его позиция выглядит более убедительной, а роль – более весомой.

Вторым холодным душем можно считать то, что уже прошлой осенью — в октябре, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на саммит ОДКБ в Ереване не поехал. А Александр Лукашенко манкировал декабрьский саммит в Санкт-Петербурге.

После этого американский аналитический центр Stratfor, который еще называют «теневым ЦРУ», выдвинул версию о том, что вышеупомянутое отсутствие лидеров Казахстана и Белоруссии на последних саммитах ОДКБ было вызвано не техническими причинами. С точки зрения Stratfor, это был демарш, призванный не допустить избрания генсеком ОДКБ представителя Армении, которое было бы чревато очень серьезными издержками в отношениях с Азербайджаном.

Даже если версия Stratfor, который не всегда попадает в точку со своими прогнозами, кому-то покажется недостаточно убедительной, невозможно отрицать, две вещи.

Во-первых, ОДКБ – это если не бумажный тигр, то организация, где каждый тянет одеяло на себя.

Во-вторых, под расчетами Еревана на выполнение членами организации неких союзнических обязательств, понимаемых как готовность в некий «час икс» воевать за Армению, можно подвести черту. Прошедший год выявил это со всей очевидностью.

Действия членов ОДКБ, которые они предпринимали на протяжении последних месяцев, способны пролить свет на то, почему Армении никак не удается добиться избрания главой организации своего министра обороны. На этой неделе вице-спикер Национального собрания Армении Эдуард Шармазанов снова напомнил о правиле ротации, согласно которому Армения, начинающаяся на «А», должна будет в итоге получить это место.

Впрочем, в том, что это произойдет весной, летом или позднее есть все более серьезные сомнения. Да и потом, даже если представить, что генсеком ОДКБ станет армянский министр, для Еревана это будет всего лишь утешительный приз, не более чем имиджевая победа.

Щитом и тем более карающим мечом против Азербайджана в руках Армении ОДКБ никогда не станет.

Кстати, вот еще о чем я подумал. На фоне продолжающегося спора об ОДКБ по-особому воспринимается декабрьский инцидент на азербайджано-армянской границе. Как известно, в ходе боестолкновения погиб азербайджанский солдат, тело которого до сих пор не выдано армянской стороной — несмотря на призывы Минской группы ОБСЕ и генсека Совета Европы. Разве подобное демонстративное игнорирование женевской конвенции не бросает тень на всю ОДКБ, которая позиционирует себя как международный институт призванный стать гарантом безопасности и верховенства международного права на постсоветском пространстве.