23953

Азербайджанец, убивший жену через неделю после свадьбы, оправдал себя ее «неверностью». Ниже — расследование издания spb.kp.ru.

В МАГАЗИН ЗА ШОКОЛАДКОЙ

Всякий раз, встречая 34-летнего Самира Габибова в общественном месте, я ищу глазами его конвоира. Находиться с крепким азербайджанским парнем один на один не очень-то комфортно.

22 апреля 2015 года Габибов убил свою молодую жену Гюльнар (они поженились за неделю до этого), а после вывез ее тело в лес и закопал. Целый месяц после этого Самир водил за нос следствие и родных девушки: «она ушла из дома и пропала». Сам, дескать, в шоке.

Только 25 мая Самира задержали по подозрению в убийстве. И с тех пор он под домашним арестом, хоть и сознался в преступлении особо тяжком. Удивительно, но о «домашнем заключении» просило само следствие. Поступок для них, прямо скажем, нехарактерный.

А случай раз за разом сводит нас с Габибовым буквально лицом к лицу. Я уже писала, как однажды оказалась с ним в одной очереди — мы вместе стояли и ждали досмотра на входе в Кировский суд.

10 января история повторилась, но уже не в суде, а в супермаркете по соседству. Габибов зашел купить воды и шоколадок. В судебном заседании был объявлен перерыв, вот он и выскочил перекусить. К счастью, рядом с ним все-таки был конвоир, а я стояла у соседней кассы.

Хотя в условия содержания под домашним арестом поход в магазин, конечно, все равно не вписывается. Родные погибшей Гюльнар только плечами пожимают: не в первый раз Самиру оказывают такое снисхождение.

Во вторник в Кировском районном суде состоялось, вероятно, последнее слушание по этому громкому делу. Габибов дал показания, в которых поставил под сомнение честь и достоинство своей погибшей жены.

«ПЫТАЛСЯ РЕАНИМИРОВАТЬ»

Вечером 21 апреля 23-летняя Гюльнар Габибова сидела дома одна и готовила мужу ужин, но тот задерживался. Явился около 2 ночи уже 22-го апреля — пил пиво с друзьями в баре.

По словам Самира, в ту ночь в телефоне супруги он якобы случайно увидел установленную программу для обмена сообщениями WhatsApp.

— Я ее просил удалить, не хотел, чтобы она с кем-то там общалась. Она сказала, что удалила, но 22-го апреля я понял, что она обманула, — описывал свои душевные страдания на суде Габибов. — Еще я увидел в телефоне ее фото в нижнем белье.

После этого Самир попросил суд удалить из зала слушателей — дескать, рассказ будет касаться «интимных подробностей».

Как позже рассказали «КП» родные девушки, Самир открыто обвинил Гюльнар в романе на стороне. По его уверениям, она и фотографировалась для какого-то неизвестного любовника. Узнал, разозлился, ударил… Еще ударил. И еще.

Так, по данным судмедэкспертизы, Самир и бил жену — около получаса. На ее теле позже насчитали 32 повреждения. Бил по голове, хватал за шею. Эксперты не исключили, что и ногами тоже пинал.

При этом Габибов заявил, что расправился с женой «случайно». А когда пришел в себя, она уже была «вся холодная».

— Я ее пытался реанимировать, водой поливал, но пульса не было, она побелела вся. Я понял, что она уже не живая, — вздыхал Самир.

На вопросы судьи, почему он не вызвал «скорую» и не позвонил родителям Гюльнар, Самир только опускал взор, как провинившийся школьник. «Не помню»,»не знаю», — вот его самые частые реплики на суде 10 января.

ИСК НА 10 МИЛЛИОНОВ

В версию о любовнике ни родные, ни друзья Гюльнар не верят. Прилежная студентка, после занятий она работала ассистентом стоматолога, а после всегда мчалась домой. В семье Гуля была старшей из троих детей.

— У младшего брата — серьезное заболевание, и Гюльнар помогала маме с папой за ним ухаживать, — рассказала нам одна из подруг погибшей.

Сторона защиты не предоставила ни одного доказательства, что у девушки был кто-то. Но даже если бы и был — разве она заслужила смерти?

По словам близких Гюльнар, Самир контролировал каждый ее шаг. Ей пришлось удалить не только WhatsApp — после помолвки она почти перестала видеться с подругами, удалилась из всех социальных сетей.

Но от смерти это ее не уберегло. В ночь убийства Самир выпил пива с друзьями, пришел домой, принял душ, занялся любовью с молодой женой, а уже утром закапывал ее труп в лесу Петродворцового района.

Тело он вывез на микроавтобусе вместе с родным братом, но уверяет: тот был не в курсе, что везет. А могилу копал якобы один. И хотя у следствия к Анару Габибову вопросов нет, отец Гюльнар уверен: брат все-таки помогал Самиру избавиться от тела.

На суде 10 января Габибов особенно упирал на то, что дал чистосердечное признание.

— Если бы не пришел и не сознался, никогда бы меня не нашли! — откровенно заявил он прокурору и всем присутствующим. Следствие настаивает: у них и так были против него улики.

Гособвинитель попросил для Габибова 14 лет строгого режима. Адвокат Самира рассчитывает на 8.

Семья Гульнар также подала иск к Габибову на 10 миллионов рублей. Но тот уже заявил, что это «слишком много».

— Надо бы на 10 делить, — заявил Самир.

Приговор должны вынести 19 января.