15801751_10154888343949133_139571675_n

История азербайджанского кинематографа берет начало в 1916 году, когда на экраны вышла авторская работа Узеира Гаджибекова на тему оперетты «Аршин мал алан», имевшая большой успех.

Много лет азербайджанское кино вызывало у нас, жителей страны, массу положительных эмоций. Мы смеялись и плакали, мы пели и танцевали около экранов телевизоров – вместе с любимыми персонажами, мы так искренне сопереживали их горестям, что до сих пор при воспоминании о таких фильмах как «Хлеб поровну», «Мачеха», «Его можно простить», «На дальних берегах», «В одном южном городе» по коже пробегает дрожь.

Сегодня все кардинально изменилось: и сам город, и идеология, и сознание. И – к сожалению, кино. Причем, не в лучшую сторону. Почему же так получилось, что в стране, богатой культурными традициями, самый гениальный и великий вид искусства находится в состоянии великого упадка?

Издание Minval.az пригласило в гости азербайджанского режиссера Кянана Мусаева, который рассказал о том, что на самом деле сегодня происходит с местным кинематографом и озвучил несколько причин, из-за которых мы не видим на экранах качественной кинопродукции.

Дистрибьюторские компании убивают азербайджанское кино

— Вот уже несколько лет Минкультуры АР призывает поднимать на волну местную кинопродукцию, но на самом деле ничего не делает для этого. Деньги на съемки выделяются мизерные, профессионалов нет, да и дистрибьюторским компаниям, занимающимся прокатом фильмов, выгодно гонять глупые американские комедии в центральных кинотеатрах. Фильмы местного производства если и принимаются в прокат, то тоже из разряда «Тупой и еще тупее». Дистрибьюторы так и говорят: на что нам нужно ваше смысловое кино? Нам нужна хохма. Более или менее смысловое кино умышленно задвигается на самый задний план. И почему Минкультуры не принимает никаких мер? А я скажу: потому что все эти дистрибьюторские компании — тоже монополисты, одна и та же мафия, которую «крышуют» высоко наверху. Потому наше азербайджанское кино — когда-то прекрасное, яркое, запоминающееся, сегодня находится в состоянии глубочайшего кризиса.

Когда прокатчики берут продукцию (фильм) у режиссера, они становятся вашими пайщиками (щяриками), но берут с вас 60% от прибыли. Кроме этих 60% они начинают брать с режиссера деньги за так называемую внутреннюю рекламу, то есть, за размещение билбордов и афиш режиссер должен платить из своего кармана. Кроме того, у них есть своя полиграфическая компания, которая эти заказы выполняет. И если режиссер, предположим, решил заказать афиши где-нибудь в другом месте — подешевле, то их дистрибьюторы просто не примут. То есть, все эти дистрибьюторские фирмы нацелены не сколько на продвижение азербайджанского кино, сколько на вытягивание денег из кармана азербайджанского кинопроизводителя. А потому все разговоры на тему подъема азербайджанского кино будут ничем иным, как пустым звуком до тех пор, пока в Азербайджане будет орудовать банда нечистоплотных кинопрокатчиков. Для них воистину нет ничего святого. Помните апрельские события, когда на фронте были развернуты полномасштабные боевые действия? Так вот, когда нужно было показывать в кинотеатрах именно азербайджанские фильмы – жизненные, патриотические, эти дистрибьюторы гоняли с утра до вечера американские комедии, а когда их пытались пристыдить, призвать к гражданской солидарности, они отвечали: а зачем? Солидарность же нам прибыли не приносит.

Над кем смеемся, господа? Над собой смеемся!

Я не верю, что Министерство Культуры сможет решить этот вопрос. Дистрибьюторские фирмы – частники, у них своя система. Государство в их работу не вмешивается. Хотя, по моему личному мнению, должна существовать комиссия, которая принимает местную кинопродукцию, оценивая их по уровню. Раньше же существовал определенный отбор? Критерий, по которому этот отбор происходит сегодня – для многих режиссеров просто остается загадкой. Я не зря упомянул про уровень кинопродукции, ибо в прокат берутся почему-то именно те картины, у которых он вообще отсутствует.

Вы скажете, спрос рождает предложение? Да, я с вами согласен. Но ведь зритель питается тем, что мы ему даем. И если мы длительное время пичкаем его ерундой, он просто к ней привыкает, и нормальное кино перестает воспринимать вообще. Легкий комедийный жанр, не несущий смыслового подтекста, очень быстро обрабатывается. Вы вообще обратили внимание, на каком уровне сегодня находится современный азербайджанский юмор? На уровне региональных речевых акцентов? Да, посмеялись. Или, предположим, поплакали. Но за этими эмоциями не стоит абсолютно никакой идеи. И потому зритель выходит из кинотеатра и забывает все то, что он видел. Нет того заряда, который заставлял бы человека вспоминать фильм долгое время. Режиссер-личность должен не идти на поводу у толпы, а отходить от стандартов общественного мнения. Но сегодня такие личности у нас стремительно задвигаются на самые отдаленные задворки. Когда человек идет за массой, он сливается с ней и исчезает в ней. То же случилось и с азербайджанским кино. Возможно, это чей-то сознательный ход – чтобы люди отупели, не могли думать, превратились в зомби. Для таких зомби кино – это не более, чем хохма. И потому наш вклад в мировую культуру – 0, 0000%. В старом азербайджанском кино существовал элемент самопожертвования. Люди жертвовали многим ради искусства, потому что искусство без жертв невозможно. Эти два понятия идут всегда рядом. И именно поэтому у нас были такие замечательные фильмы. Режиссер беседовал со зрителем через свои фильмы. А о каком диалоге может идти речь сегодня? Основная смысловая составляющая исчезла, и фильмы стали плоскими, пресными, никакими.

15821017_1207348312683167_1949975642_o

Сегодня публика искренне восхищается моральными уродами   

Давайте вспомним на примере иранский кинематограф. Режиссеры этой страны – самые настоящие новаторы! Они отступают от правил кинематографа, они представляют самобытность, и получают первые призы на международных кинофестивалях. То же самое можно сказать и о японском кинематографе, режиссеры которого отходят от принятых постулатов. А что делает Азербайджан? Он тоже отходит от постулатов хорошего кино, которое снимали в советское время, а новые постулаты брать неоткуда, а знаете – почему? Да потому что для этого нужно образование, школа, практика, интеллект как режиссера так и съемочной группы в целом. Интеллект, креатив, знания – вот первооснова хорошего кино. А у нас, вместо того, чтобы делать качественный фильм, делают упор на пиар. Пиарим «полуфабрикаты», которые потом смотреть противно. А ведь Азербайджан – богатая страна, с прекрасными культурными традициями, и мы могли бы снимать очень качественное кино. Давайте возьмем в пример Грузию, которая экономически в разы беднее, чем Азербайджан. Но те фильмы, которые снимает эта страна, гораздо качественнее. А все потому что в головах грузин нет рамок – в отличии от наших голов. Вы обратили внимание на тот факт, что в последнее время широко пропагандируются моральные уроды? Они стали модными, популярными, актуальными. Публика восхищается уродами, количество которых растет с каждым днем. Спрос рождает предложение – вот когда уместно было бы повторить эту фразу! Покажите сейчас девушку, которая играет на скрипке – никому это не нужно! А если выставить видеоролик с каким-нибудь «лоту», или матершинником – наберет миллион просмотром за пару суток. Мы создаем комедийного морального урода, который вышел из нашего же народа (так как образ-то собирательный!). И все от этого просто балдеют! А смеяться надо не над собой. Вспомните шута Шико – персонаж Дюма. Умного шута. И него была возможность сказать то, о чем остальные не смели даже подумать. Только шут мог сказать королю, что он на самом деле думает. И король его слушался. А наши шуты – просто уроды, издевающиеся над своим собственным народом. И в результате напрашивается один только печальный гоголевский вывод: над кем смеемся, господа? Над собой смеемся!

Теперь давайте вспомним, какие прекрасные фильмы оставили нам в наследство режиссеры прошлых лет. Ведь это же самые настоящие шедевры.

Сегодня в Азербайджане постепенно умирает не только кинематограф, но и все, что с ним связано. Достаточно вспомнить, в каком упадке находится наша киностудия «Азербайджанфильм». А ведь именно на этой киностудии создавали свои шедевры такие прекрасные режиссеры как Расим Оджагов, Эльдар Кулиев, Тофиг Тагизаде, Гюльбяниз Азимзаде, Ариф Бабаев и многие другие. Люди смотрели их фильмы и плакали, потому что хорошее кино всегда играет на струнах самых потаенных уголков человеческой души. Так почему бы не сделать на киностудии «Азербайджанфильм» музей азербайджанского кинематографа? Если уж говорить о коммерческих проектах? Давайте, сделаем! Давайте пропагандировать хотя бы тот факт, что хорошее кино у нас хотя бы было – в отличии от дня сегодняшнего. Ведь если включить воображение, можно массу всего придумать! А мультипликационный цех при киностудии? Ведь сегодня мало кто из современных детей знает о том, что персонажи мультфильмы раньше создавались на пленках, красками, руками художников, а не на компьютере. А редакция журнала «Мозалан»? Разве можно дать всему этому просто уйти в никуда? А импровизированные студии, где снимались кинофильмы? Почему бы над этим вопросом не подумать нашему министру культуры? Почему бы новую культуру (если таковая вообще имеется сегодня) не создавать на базе старой? Новая культура из ничего не рождается. Точно так же как и не создается интеллигенция. Это должно быть заложено: либо ты интеллигент, либо – нет. Либо ты в культуре, либо в киче. По-другому не бывает.

Аналогичный вопрос мы задали азербайджанскому режиссеру Мубаризу Нагиеву, который считает, что основная проблема заключается в отсутствии профессионалов и разгуле дилетантов, причем, не только на поприще кинематографа:

— В стране, в основном, съемками занимаются дилетанты, а профессионалы не имеют возможности работать и снимать. Вторая причина — невозможно найти средства для серьезного кино. Я имею ввиду потенциальных спонсоров и инвесторов. Эта тема, к сожалению, не волнует государство. Самой формулировки «разрешение на съемки» не существует. Есть деньги — снимай. Нет – воздержись. Я понимаю, государство (в лице Министерства Культуры) и не обязано финансировать разное кино, оно должно заказывать фильмы по государственной идеологии и т.п. Но давайте посмотрим, кто без этой поддержки в стороне что снимает, и кто что снимает по госзаказу. Спонсоры финансируют тупые, недалекие, а в некоторых случаях, даже безнравственные «комедии». Толпа это смотрит, как и во всем мире. «Шел человек, наступил на банановую кожуру и упал — зритель смеется» — как грустно шутил Чаплин. Любой зритель этот трюк всегда принимает с удовольствием, во всем мире так, за сто с лишним лет от этого далеко не ушли. Но дело не в них, дело в индивидуумах, финансирующих и снимающих такие «фильмы». Если эти субъекты тоже думают так же, как толпа, то что они создадут? Много таких единиц за последние годы были сняты, но какой из них запомнился по сей день? Никакой!

Теперь о госзаказах. Снимают или одни и те же, или люди не умеющие снимать кино. Пишут так же и такие же. Кто и по чьему сценарию будет снимать по госзаказу, все это решается на уровне личных связей.

Последней фразой сказано всё.

Яна Мадатова