15781952_10154881016399133_904255074_n

Эпоха великих географических открытий давно закончилась — это, увы, аксиома. И в XXI веке, в эпоху спутниковых снимков и GPS-навигаторов, уже не получится найти на Земле новые континенты и даже острова. Все уже давно нанесено на карты, задокументировано и описано до нас. Тем не менее, в некоторых уголках планеты, чаще всего в джунглях Амазонии, до сих пор обнаруживают затерянные племена, живущие по законам «каменного века». Бывает, что члены этих племен даже не знают, что кроме них на Земле еще есть люди. И, как утверждают, когда антропологи поинтересовались у вождя одного из таких племен, с чего бы он начал разговор «с вождем другого племени», тот, не задумываясь, ответил: «Я предложил бы его племени жить в мире с моим племенем».

Руководители сегодняшнего Ирана, в отличие от затерянных в джунглях Амазонии племен, конечно, знают, что кроме них на планете Земля есть еще другие люди и даже другие государства. Более того, учитывая историю персидской государственности, здесь должны были бы поднакопить солидный дипломатический опыт. Только вот, похоже, нынешние руководители Ирана (да и не только Ирана), в отличие от этого амазонского вождя, простую истину, что жить в мире с ближайшими соседями — это первая и самая важная задача, неважно, для племени, вооруженного в лучшем случае луком и стрелами, или для государства, замахивающегося на ракетные и ядерные разработки, усвоили не очень. Иначе трудно объяснить всю ту истерию, которую подняли в Тегеране вокруг недавнего визита в нашу страну премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Можно, конечно, поинтересоваться: а чем, собственно, так напугал иранцев этот самый визит Нетаньяху? В Израиле не выступают с призывами «стереть Иран с карты мира», не отрицают права Ирана на существование, не спонсируют террористов, которые устраивали бы в Иране взрывы пиццерий или пляжных дискотек. Подчеркнем: Иран в отношении Израиля такую политику ведет, а вот Израиль в отношении Ирана — нет. Тем более нападать на Иран не планируют в Азербайджане. Но тогда…что так напугало и взволновало Тегеран? Зачем вообще стучать лысиной по паркету?

Netanyaxu

Но в Тегеране не унимаются. Недавно на этом поприще отличился министр обороны Ирана генерал Хусейн Дехган. В интервью «симоньяновскому» каналу Russia Today сей великий полководец заявил: «Мы обратили внимание наших друзей в Азербайджане на то, что предоставление Израилю доступа в этот регион не пойдет им на пользу. Иран этого не потерпит». Затем попытался «сбалансировать ответ»: «Но это их решение. Оно принято для достижения их целей и обеспечения их интересов. И мы не можем возражать против этого». Потом перешел к рассказам в стиле советского мультфильма «Шпионские страсти» насчет «израильского беспилотника», который будто бы вторгся в воздушное пространство Ирана из Азербайджана, «израильской шпионской ячейки» и т.д. И закончил: «Думаю, наши друзья в Азербайджане должны понимать, что многие в регионе и за его пределами не желают установления стратегических отношений между Ираном и Азербайджаном и стремятся помешать этому. Разумеется, азербайджанский президент хочет развивать отношения с нами. Однако есть другие силы, которые вмешиваются и оказывают определенное влияние на ситуацию».

hossein_dehqan

Здесь, конечно, нелишне посоветовать господину генералу, как бы это помягче сказать, выбирать выражения. Вот если господин Дехган явится, к примеру, с инспекцией на базу ВМФ в Бендер-Энзели, обнаружит, что там к его приезду не побелили забор и устроит разнос командующему, то тут выражения типа «мы этого не потерпим» вполне уместны. А вот в отношении соседнего независимого государства — уже нет. Можно, конечно, изобрести относительно удобоваримую версию: агаи Хусейн Дехган — не дипломат, а военный, он носит погоны на плечах, вот и выражается с армейской прямотой. Но даже в этом случае господин Дехган должен понимать, что, во-первых, министр обороны — это уже должность не столько военная, сколько политическая. И тут надо научиться не только рисовать на картах стрелы, начищать ботинки и распекать подчиненных, но еще и вести политику. А во-вторых, что такое граница, успешно объясняют даже призывникам-первогодкам. Тем более министру по штату положено знать, что  между военным округом в составе ИРИ и соседними с Ираном странами есть разница. К тому же это явно не тот случай, когда у генерала «поскользнулся язык» и он, пардон, что-то ляпнул, не подумав. Министр обороны Ирана  Хусейн Дехган как раз сказал именно то, что думал.

«Боль в ненужном рукаве»

Это, конечно, очень неудобное обстоятельство, которое стараются лишний раз не обозначать вслух, но в Иране, так же, как и в России, считают Азербайджан своей провинцией, которая просто по какому-то недоразумению оказалась вне контроля Тегерана. Отсюда и прецеденты, когда Азербайджан в иранских СМИ (а неподконтрольных властям масс-медиа там не существует в принципе) именовали «Бакинским государством», и то, что на вывеске иранского посольства и официальных пресс-релизах уже в независимом Азербайджане писали «Посольство ИРИ — Баку», но не «посольство ИРИ в Азербайджане». Таких примеров можно привести множество. Как и сделать из них вывод, что в Иране, похоже, испытывают этакую «фантомную боль» по утерянным землям — так же, как, кстати, и в России.

Но…Туркманчайский договор был подписан почти что 200 лет назад — в 1828 году. Вполне достаточное время, чтобы привыкнуть к новым границам. Более того, в  архивах МИД РФ и сегодня есть документ, подтверждающий, что на момент подписания этого договора включенные в состав России азербайджанские ханства были независимыми государствами и в состав Ирана не входили. Правда, в политике то, во что люди верят, важнее того, что является правдой. В Армении, к примеру, вот уже сотню лет плачут…нет, не по «жертвам геноцида», а по землям турецкой Восточной Анатолии, где предполагалось слепить «Западную Армению», и тот факт, что Армении в таких границах не существовало, не останавливает ни «плакальщиков», ни даже террористов. Словом, если такие «фантомные настроения» в обществе всячески подогревать, они действительно могут обрести «материальную силу». Другой вопрос, зачем это делают в сегодняшнем Иране.

От эпического ляпсуса до неудобного прецедента

Дело, собственно, не только и не столько в «фантомных болях». Просто существование к северу от границ Ирана светского независимого Азербайджана местную муллократию по-настоящему пугает.

Поясним. Азербайджан — государство мирное, в Баку уважают принцип территориальной целостности государств и не планируют устраивать в Иране революций и мятежей. Но, во-первых, в Иране уверены: если Тегеран открыто занимается «экспортом исламской революции», если его агенты, к примеру, пытались устроить серию терактов накануне «Евровидения» в Баку, то, значит, и все остальные занимаются чем-то подобным. Иного поведения здесь просто не могут себе представить. Издержки психологии — ничего не поделаешь. А, во-вторых, местная муллократия знает и степень уязвимости собственной страны.

Здесь, наверное, надо вспомнить один выдающийся политический ляпсус. В последние дни 1977 года президент США Джимми Картер, известный поборник прав человека, с супругой по пути из Варшавы в Дели прибыл в Тегеран — первая пара Америки намеревалась встретить новый 1978 год в обществе шаха Ирана Мохаммеда Резы Пехлеви и его супруги Фарах. К этому моменту у Мохаммеда Резы уже была репутация жестокого деспота, «художества» его тайной полиции приводили в ужас не только либералов, наконец, именно Мохаммед Реза в 1946 году доблестно топил в крови национальное движение в Южном Азербайджане, но президента США все это не остановило. «Иран, — заявил Картер на торжественном ужине в Тегеране, — благодаря замечательному руководству шаха — это надежный островок стабильности в одном из наиболее неспокойных регионов мира». Только вот в феврале 1979 года стабильность закончилась, а «павлиний трон» иранской монархии был сметен антишахской революцией. Разгадка проста: репрессивные режимы представляются внешнему наблюдателю незыблемыми и стабильными, но в реальности они могут «заваливаться» даже от малейшего толчка. А так как в Иране, к сожалению, «диктатура шаха сменилась диктатурой мулл», а азербайджанцы так и не получили права учиться на родном языке, то это правило вполне применимо и к сегодняшней ИРИ. Словом, в структурах местной муллократической диктатуры знающие люди понимают: регулярно вспыхивающие в Тебризе, Ардебиле, Мараге восстания не оставляют сомнений, что на севере страны, то есть в иранском Азербайджане, накопилось предостаточно «взрывного материала». И можно представить себе, как действует на жителей Тебриза, Ардебиля, Мараги пример независимого и светского Азербайджана по ту сторону Араза.

Дружба против Азербайджана 

Конечно, у иранской «муллократии» было сколько угодно возможностей путем давно назревших реформ снизить напряженность в Южном Азербайджане. Но в Тегеране пошли другим путем. В послужном списке Ирана — и организация терактов на территории Азербайджана, и заброска агентуры, и стремление провоцировать сепаратистские мятежи на юге страны, и, конечно же, дружба с Арменией. Напомним: уже через несколько дней после визита Биньямина Нетаньяху в Азербайджан президент Ирана Хасан Роухани отправился в Ереван. Где было сказано предостаточно слов о дружбе, сотрудничестве и совпадении интересов двух стран.

ruxani serj sargsan

При этом напомним еще раз: Израиль не оккупирует ни одного метра иранской территории. А Армения захватила 20% территории Азербайджана, провела на этих территориях «этническую чистку», превратив в беженцев не менее миллиона человек, разрушила школы, больницы, музеи, мечети, даже кладбища. Но все это не помешало господину Роухани прибыть в Тегеран.

А теперь — немного неафишируемой конкретики. Из Ирана в Армению поставляется нефть и нефтепродукты, продовольствие, множество других товаров. Без такой «подпитки», уверены эксперты, Армения была бы вынуждена пойти на примирение с Азербайджаном и Турцией на далеко не лучших для себя условиях. Наличествует здесь и сотрудничество спецслужб, и размещение «разведывательных станций» — иранских в Армении и армянских в Иране.

Но, самое интересное, по-настоящему взаимовыгодных и масштабных экономических проектов между Тегераном и Ереваном по-прежнему нет. В Армении, конечно, периодически провозглашают «обсуждение» очередного суперпроекта с Ираном — то газопровода Иран-Армения, то железной дороги, то нефтеперегонного завода, но дальше разговоров и деклараций о намерениях дело не идет. Экономической повестки дня у Тегерана и Еревана по сути дела нет. А то, что есть весьма важно для маленькой, стремительно пустеющей и зажатой Армении, но не для Ирана. И «цементируется» нынешняя дружба Тегерана и Еревана совсем другими интересами — дружбой против Азербайджана. Что, впрочем, не мешает Тегерану со знанием дела рассуждать об «исламской солидарности». Конечно, такая политика не найдет понимания у тех же иранских азербайджанцев. Но если обвинить Азербайджан в сотрудничестве с «врагами Ирана», то, уверены иранские штатные пропагандисты, все может получиться. Лет десять назад иранские «эксперты» искали в Азербайджане американских шпионов. Сегодня с ИРИ снимают санкции, в центре внимания — «ядерная сделка», искать американских шпионов уже как-то не с руки, а вот израильских — всегда пожалуйста.

Кто заказывал музыку? 

Возможно, по законам жанра, здесь надо бы поставить точку. Но остается во всей этой истории еще одна составляющая. Угрозы в адрес нашей страны Хусейн Дехган, напомним, высказал в интервью телеканалу Russia Today. Беседа эта была посвящена ситуации в Сирии и вокруг нее, сотрудничеству в этой сфере Тегерана и Москвы. А затем журналист решил «расширить тематику» и задал вопрос (цитата по сайту RT): «Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху недавно посетил Азербайджан. Там был подписан контракт о поставках вооружений, и достигнуты соглашения о сотрудничестве в области безопасности и в военной сфере. Нетаньяху сделал антииранские заявления, находясь на земле вашего северного соседа — Азербайджана. Как вы оцениваете это сотрудничество между Израилем и Азербайджаном?» В ответ господин Дехган и принялся грозиться в адрес Азербайджана. Нет, конечно, это не значит, что министр обороны Ирана — весь из себя такая невинная овечка, но его злыдни-журналисты подтолкнули закатить истерику в эфире. Тем более что у иранского министра было сколько угодно способов не обострять ситуацию. Парой абзацев ранее господин Дехган показал, что делать это он умеет — речь шла о базе ВВС в Хамадане, куда сначала допустили российских военных летчиков, а затем указали им на двери. Рассказывая об этом, господин Дехган выражался весьма округло и обтекаемо, а вот когда речь зашла об Азербайджане, резко «сменил тон». Так что вопрос в другом: зачем все это понадобилось каналу Russia Today?

2D7454E3-1C82-4BAF-BCF0-284D087F601D_mw1024_s_nЗдесь просто решили «добавить перца» в интервью? Но сирийская тема и так достаточно острая, здесь дополнительный «конфликтный потенциал» не нужен. Госпоже Симоньян, которая руководит этим каналом, захотелось подбавить негатива в адрес Азербайджана? Версия, конечно, имеет право на существование. Только вот лучше не забывать еще о другом: ту самую «боль в ненужном рукаве», глядя на Азербайджан, испытывают не только в Тегеране, но и в Москве. Нынешний независимый Азербайджан со своей самостоятельной и многовекторной внешней политикой и в особенности экспортными трубопроводами, идущими в обход России, не устраивает в Кремле многих. И если в Москве и Тегеране без труда скоординировали действия в отношении Сирии, то, как минимум, не стоит исключать, что некие «общие планы» вынашиваются и в отношении Азербайджана.

Вопрос только в том, что сегодняшний Азербайджан — это уже не государство времен ранних девяностых. Многие процессы здесь уже прошли «точку невозврата». Так что господину Дехгану и, пардон, его названным и неназванным интервьюерам в Москве лучше бы адресовать тот же эмоциональный пассаж, который он выдал в адрес премьер-министра Израиля в том самом интервью: «Пустые слова не облагаются налогом. Пусть себе говорит что хочет. Пока не устанет». В данном контексте они звучат куда органичнее и логичнее.

Нурани, специально для Minval.az