1493012_20120807192703

«Я видела, как люди занимались сексом прямо у всех на глазах, – вспоминает жизнь в Олимпийской деревне вратарь женской сборной США по футболу Хоуп Соло. – Спортсмены же любят крайности. Если тренируешься, то с максимальной концентрацией. Если пьешь, то 20 стаканов. Когда что-то происходит раз в жизни, ты хочешь, чтобы остались крутые воспоминания – о соревнованиях, о вечеринках, о сексе».

Крутые воспоминания остались у Кэрри Шейнберг – горнолыжницы, выступавшей на Олимпиаде-1994. Она рассказывает, что немецкие бобслеисты предлагали ей свои медали за секс: «Они четко дали понять, что готовы обменять медали на разные услуги».

***

В последние годы важной информацией накануне каждой Олимпиады становится количество презервативов, которые закуплены для спортсменов. Раздавать их в олимпийской деревне начали в 1988 году, на Играх в Сеуле. Рассказывают, что вскоре использованные презервативы начали находить даже на крышах, после чего многие страны попросили своих представителей вести себя поскромнее.

В 1992 на Олимпиаду в Барселоне в составе британской сборной поехал игрок в настольный теннис Мэттью Саид, позже ставший одним из самых уважаемых спортивных журналистов страны. В 2008-м Саид написал в тексте для The Times, что за две с половиной недели Игр у него было больше секса, чем за всю его жизнь до этого момента.

«Тысячи спортсменок со всех стран мира: подтянутые, половозрелые, в отличной форме, источающие эстроген. Каждый поход в столовую означал, что можно поговорить с кубинской прыгуньей или шведской бадминтонисткой. То, что все хотят друг друга, было до смешного очевидно.

Усилием воли мы держали себя в руках, пока шли соревнования. Но как только мы вылетали со своих турниров, то набрасывались друг на друга как сошедшие с ума фехтовальщики. Возможно, было много гомосексуальных связей, но гомофобия в спорте – печально известный факт, так что такие вещи делались тайком».

***

Бразильский ватерополист Тони Азеведо говорит: все потому что в деревне у многих спортсменов впервые за много месяцев появляется свободное время: «Подумайте о том, как сложно с кем-то познакомиться. А теперь подумайте об олимпийцах, которые тренируются каждый день с 6 утра до 5 вечера. Когда им знакомиться? Напряжение спадает – и бам!».

Хоуп Соло считает, что в деревне очень легко знакомиться, потому что всегда есть, о чем поговорить: «В баре заговорить с кем-то бывает неловко, а тут у всех есть что-то общее».

Просто все красивые и на всех мало одежды, объясняет Бро Грир, метатель копья из США: «Повсюду девочки в узеньких трусиках и лифчиках и парни в нижнем белье. Сразу видно, видишь, у кого что. Бывает так, что лицо – семерочка. Но тело – двадцаточка».

«Я зашла в столовую и первое, что я увидела – двух французских гандболистов. Из одежды на них были шляпы, галстуки, бандаж, носки и обувь. Они сидели на столе и кормили друг друга обедом», – вспоминает игрок женской сборной США по футболу Брэнди Честейн. Итальянские спортсмены, по рассказам, вообще не закрывают двери в своих номерах.

***

Есть мнение, что профессиональным спортсменам не стоит заниматься сексом во время важных соревнований. Quartz пишет, что эта идея появилась еще в Древней Греции, где верили, что сперма содержит божественную энергию, а мужчина становится сильнее, если сдерживает эякуляцию. Quartz также приводит цитаты из исследования Frontiers in Psychology, согласно которому прямой связи между сексуальной активностью и спортивными результатами не существует.

***

Американский стрелок Джош Лакатос однажды поселился на этаже, где были свободные номера. Первыми об этом узнали американские легкоатлеты. «Как-то утром, Богом клянусь, я увидел, как вместе с парнями из номеров выходит в полном составе какая-то скандинавская женская команда, вчера бежавшая эстафету 4×100. Вскоре я понял, что я хозяин борделя в Олимпийской деревне», – вспоминает Лакатос.

«Спортсмены – искатели приключений, – говорит Хоуп Соло. – Им всегда нужен челлендж – например, встретить человека, который не говорит на твоем языке, и переспать с ним».

«На играх в Ванкувере шесть спортсменов – немцы, канадцы и австрийцы устроили джакузи-пати. Потом джакузи-пати переросла в джакузи-оргию», – рассказал ESPN лыжник, пожелавший остаться неизвестным.

«Может, все потому что люди чувствуют, что никогда больше друг друга не увидят, – говорит американский толкатель ядра Джон Година. – Это как Вегас. Просто не задавай лишних вопросов».

***

Виктор Кейру, баскетболист, ездил в Пекин-2008:

– Олимпиада, возможно, бывает раз в жизни, ты пытаешься сконцентрироваться, насладиться моментами, хотя это не всегда удается.

Вместе с нами в одном корпусе жила еще одна сборная игровиков, по-моему, это были волейболисты. Остальные – женские сборные: гандбол, баскетбол и, по-моему, водное поло. Без всяких интрижек, но я много с кем общался, когда делать нечего.  Ходишь по комнатам, просто общаешься (смеется). Теоретически могло быть все. Спортсмены же такие же люди. Поэтому… Как бы… (смеется). Спортсмены же относительно молодые, без общения никак.

А так самое веселое, что я видел – это когда после финала забега на 100 метров самые быстрые люди планеты пошли в «Макдональдс». Болт, Гэй, кто-то еще сидели и кушали бургеры.

– Да, у многих такое происходило. В олимпийской деревне раздают бесплатно презервативы, можно взять столько, сколько влезет тебе в карманы. Но я в сексуальные отношения в Олимпийской деревне не вступал.

Рассказать про кого-то? Извините, это очень интимная часть. Люди встречаются, влюбляются, женятся. Олимпийская деревня – сборище золотого генофонда. Поэтому представляете, насколько там пышет страсть?

Источник: Спорт сегодня.