15683275_10154858725384133_268716115_n (1)21 декабря в мечети «Тезепир» прошло мероприятие, посвященное годовщине смерти полковника Ильгара Алиева, занимавшего должность замначальнкиа Антитеррористического центра ныне упраздненного МНБ.

На поминках не присутствовали бывшие коллеги и руководство Ильгара Алиева.

Присутствовавший на поминках наш сотрудник взял интервью у брата Ильгара Алиева – Исмаила Алиева.

Напомним, что Ильгар Алиев был арестован сразу же после увольнения министра национальной безопасности Эльдара Махмудова – 17 октября 2015 года.  За короткое время его осудили и отправили в Бакинский следственный изолятор, где он пробыл около двух месяцев. 20 декабря его обнаружили повешенным в камере. По сей день тайна его смерти остается неразгаданной.

Исмаил Алиев уверен, что рано или поздно тайна смерти его брата раскроется:

— Время все расставит по местам. Все выяснится. Путь сколько угодно и что угодно пишут об этом.

 — А что пишут?  

— Да о чем только не пишут. Пишут что хотят, у нас даже не спрашивают.

— Расскажите, о чем желаете. Или вам запрещают общаться с прессой?

— Нет, не запрещают, у нас ничего не спрашивают.

 — Ожидал ли Ильгар Алиева, что его арестуют и посадят?

— Нет, до того дня он и не думал об этом. Предпосылок не было. Но у него была очень тяжелая работа. Он занимался всеми агентами. Он был одним из самых главных фигур в Антитеррористическом центре. Он работал для правительства, а не для себя. Он работал во благо народа и помогал обездоленным.

— Какую зарплату он получал?  

— Нормальную. Он всегда жил на широкую ногу. Те, кого он поддерживал, в последствие тоже помогали ему, поэтому он жил совсем хорошо.

 — Много написано про то, что Ильгар Алиев повесился. Как вы думаете, что там произошло на самом деле?

— Мы не верим в это, и уже говорили об этом.

— То есть, вы требуете расследования этого дела?

— Мы не верим им, поэтому и не требуем.

— Но если вы пойдете и потребуете, может, это дело будут расследовать более объективно, всесторонне изучат ваши подозрения?  

— Время все расставит по местам. Рано или поздно все всплывет.

— Если вы не обратитесь, верите ли вы, что когда придет время, будет что расследовать?

— Предоставляю все это Аллаху. Вот что сотворили с таким патриотом, работавшим на благо Азербайджана, готовым без колебаний пожертвовать собой ради родины…

— Что вы имеете ввиду?

— Все знают, что он проводил все операции. После трагедии в Ходжалы Ильгар надел мою форму и отправился на фронт, где был ранен. У него были проблемы с глазами. Президент наградил его 10-ю орденами и медалями. Похвальных листов и не сосчитать. Все это выдали ему за службу. После назначения в систему он учился в Америке. В 1998 году он был на курсах в Америке. До этого 2 месяца учился в Египте. Он был настоящим чекистом.

— Оказывалось ли на него какое-либо давление в последнее время, делали ли намеки?  

— Кто может оказать на него давление? Он сам мог оказать давление на кого угодно.

— Вы ничего не почувствовали до ареста?

— Нет, решение было принято неожиданно. Откуда мне знать, что произошло… Я даже не знал, какую должность он занимает в МНБ.

 — Рассказывал ли он вам что-то про общество?

— Он мне говорил, чтобы я поменьше находился в обществе, знал, что я наивный, могу что-то сказать.

— Где он проходил военную службу?

— Ильгар хотел поехать в Афганистан, но попал в Монголию. В то время не каждый мог стать старшиной? Но он получил это звание. Он хорошо служил. Не каждый мог достичь такого уровня.

— Откуда у него интерес к правоохранительным органам? Повлияли ли родители на его выбор?

— Нет, он сам хотел стать юристом. Отец хотел, чтобы Ильгар учился в Институте сельского хозяйства. Но он не захотел. После армии он подал документы в университет, но не смог поступить. Затем он пошел на подготовительные курсы и поступил уже на следующий год. Он умел очень быстро читать и запоминал прочитанное. Я не вру, еще подумаете, что я говорю так потому что вы журналист. Если бы я умел врать, может, работал бы сейчас главой Исполнительной власти. Я не учился в институте, я деревенщина. Посмотрите на мои загрубевшие руки, я жил за счет сельского хозяйства и скотины. Сейчас у меня есть парник, я за счет этого живу. Ильгар работал на благо родины день и ночь. Иногда мы спорили с ним по поводу ситуации в стране… Он всегда говорил мне, что я ни о чем не знаю. И вот чем кончилось.

— Ходили ли вы увидеться с ним после ареста?

— Встречи не разрешали. Одно и то же заявление заставляли писать по 40 раз. Это делали только для бывших сотрудников МНБ. В неделю ему разрешали передавать не более 8 кг, куда входили и одежда и еда. Больше не разрешали.

— Каково было его психологическое состояние? Он вам что-нибудь говорил насчет самоубийства?

— Он был нервным. Нет, зачем ему было убивать себя? Его обвинили во взяточничестве, но он не брал взяток. После ареста нашли одного человека, который сказал, что Ильгар отобрал у него автомобиль и деньги.

— Обратились ли вы после его ареста к кому-нибудь за помощью, например, к бывшему министру?

— Нет, я их не знаю. У Ильгара был широкий «круг». После ареста Ильгара скончался наш отец, но никто из них не пришел выразить соболезнования. На похороны пришел только Эльчин Гулиев, но через 2 дня и его арестовали.

— Вы хотите сказать, что Эльчина Гулиева арестовали из-за того, что он пришел на похороны Ильгара Алиева?

— Что мне сказать, все перед глазами.

— Когда умер ваш отец?

— В мае 2016. Мы похоронили его в деревне. Никто не выразил соболезнований. Отец 20 лет проработал председателем колхоза, никого не обижал. У нас в семье не было взяточников. Ильгар тоже никогда не брал взяток. Он с детства разводил шелкопряда, сушил хлопок, сеял зерно.

— Был ли у него бизнес, когда он находился в должности?  

— Нет. У него не было времени на бизнес.

 — В СМИ много писалось о наличии у него дорогих автомобилей и множества недвижимости…

— Это есть у всех, кто там работал, вы сами разве не знаете о ситуации там?

— Нет, не знаю, и какова же там была ситуация?

— У простого полицейского больше возможностей, чем было у Ильгара, разве я не прав?

— Наверное, и споры у вас происходили из-за таких вопросов?

— Да, были и споры. Занимая такую высокую должность он владел 1 автомобилем и 1 квартирой. Причем квартиру выдало государство. Информация о бизнесе неправда. Если бы у него был бизнес, стал бы я пасти баранов в деревне? Я его брат, он бы отдал его мне. У меня в саду растет хурма, я ее собираю и продаю. Пишут, что у Ильгара было свое озеро, якобы отец продал его после ареста Ильгара. Пишут про то, чего не было.

— С первого дня вы не реагируете на такие статьи, от чего их становится все больше. Много писалось про то, что Ильгар Алиев был убит. Акиф Човдаров через своего адвоката распространил информацию, что Ильгара сначала убили, потом повесили. А вы молчите, почему?  

— Время все покажет. Кому надо было, мог бы у нас спросить. Мы живем в селе Череке Гёйчайского района. Кто бы ни пришел, мы бы рассказали все, что знаем. Ильгар не мог повеситься, все это знают. Придет время, и мы потребуем свои права. В республике самым надлежащим образом функционировало МНБ. Они брали деньги у обездоленных?

— Навещал ли вас Акиф Човдаров или кто-то из работников МНБ после ареста Ильгара Алиева?  

— Нет. Даже старые друзья не приходили, боялись, что выявятся их связи с ним. Должностные лица в особенности сторонятся нас. Никто из окружения Ильгара не пришел на похороны моего отца, только Мубариз муаллим. Он не смог прийти на похороны Ильгара, был болен, но потом пришел и выразил соболезнования. Я не верю, что мое мнение выйдет в газете как есть, потому что всем поручили не публиковать наше мнение. И вы тоже не напишите.

— Какие у Ильгара Алива были отношения со своим начальником Эльчином Гулиевым?  

— С первого дня как он устроился на работу, они работали вместе. Когда Ильгар устраивался на работу, взяток не было, он сам сдал экзамен и поступил.

 — Какое он получил образование?

— Он окончил факультет востоковедения Бакинского государственного университета. Он с детства хотел быть юристом. Но поступил на факультет востоковедения.

— Верна ли информация о том, что супруга Ильгара Алиева требует объективного расследования его смерти?

— Кому и на кого ей жаловаться? Разве можно пожаловаться человеку на него самого? Кто будет рассматривать эту жалобу? Есть люди, которые и при жизни Ильгара не давали мне с ним встретиться. Когда я встречался с ним и жаловался на что-то, они отводили меня в сторону и говорили «расскажи об этом нам». На Новруз- байрам Ильгар всегда приезжал в деревню, собирал вокруг себя все село. Он был очень хорошим человеком.

— Разговаривали ли вы с ним по телефону, когда он находился под арестом?

— Я нет, но его супруга разговаривала. Давалось 10 минут. Я не разговаривал, чтобы дети успели поговорить с ним.

 — Сколько у него осталось детей?

— Двое – мальчику 5 лет, девочке 14.

— Обращались ли вы, чтобы его семье выдавали пособие?

— Нет, 20 лет его службы должно было исполнится в феврале 2016 года…

 — Значит, он работал в органах безопасности с 1996 года?

— Да, с февраля 1996 года. Он ждал, когда достигнет пенсионного возраста, хотел отдалиться от работы.

 — У него были какие-то проблемы?

— Работа была очень тяжелой, здоровье уже не позволяло ему. Ильгар спал 1 час в сутки. Из-за работы у него не было времени.

— Насколько серьезные проблемы со здоровьем у него были?  

— У него был повышен сахар в крови. У нас в роду у большинства так. И у меня, и у отца тоже. Никто не пришел на похороны Ильгара…

— А кого вы больше всего ждали?

— Коллег по работе и руководство.

— Вы имеете ввиду Эльдара Махмудова? 

— Никто даже не позвонил. Ильгар исполнял их приказы. Он писал ходатайства, выражая протест против своего ареста, хотел немедленного освобождения. Он говорил об этом и на суде.

— Почему его арестовали одним из первых? Есть ли у вас соображения на этот счет?  

— Да, первым арестовали его, не знаю, почему. Рано или поздно это раскроется. Ильгар был не настолько беспомощным, чтобы вешаться. Больше я ничего не хочу говорить.

Э.Мамедалиев