maxresdefault (1)

Зачастую общение граждан с правоохранительными органами разделяет жизнь обывателя на два абсолютно неравнозначных отрезка: «до» и «после». Мы все считаем, что нас не коснется произвол силовых структур, что все это может произойти только с кем-то другим, но так ли это на самом деле? Не один и не два раза в формате журналистских расследований рассказывалось в прессе о вопиющих случаях беспредела в силовых структурах, постоянно работают правозащитники, проводятся пресс-конференции… На все претензии люди в погонах отвечают однотипно: нарушений нет, работаем в строгом соответствии с законом. Однако что это за закон, который позволяет творить беспредел, кем и когда он принят – эти вопросы традиционно остаются без ответа.

Застреленный из огнестрельного оружия гражданин, уроженец Азербайджана, слыл известным любителем женского пола – и смерть его настигла в немалой степени из-за этой необузданной страсти. Дело в том, что в свое время он, по информации некоторых источников в следственных органах, вступил в близкие отношения с супругой еще одного члена азербайджанской диаспоры Иркутской области – гр. Насирова. Как в действительности складывались их отношения, в настоящий момент сказать сложно. Однако следствием сейчас выдвигается версия того, что именно эта связь и стала причиной убийства Оруджева.

В частности, по версии следствия, Насиров, узнав об этой связи, организовал убийство Оруджева с помощью своего знакомого Нуриева – якобы последний попросил своих приехавших из Бурятии по делам друзей, также азербайджанцев, поговорить с Оруджевым, дабы вразумить его и отговорить от продолжения порочной связи. По версии Насирова, о связи Оруджева со своей женой, он узнал лишь после собственного ареста от сотрудников правоохранительных органов, и ни о чем подобном с Нуриевым не договаривался. Более того, азербайджанцев из Улан-Удэ Насиров никогда не видел, и лично с ними знаком не был – это факт, следствием доподлинно установленный.

Разговор между земляками не сложился, Оруджев нахамил пришедшему к нему человеку по фамилии Эйналов, в грубой форме оскорбил его родственников, и в результате был убит из личных неприязненных отношений. Казалось бы, простая история обычного бытового конфликта, подогретого горячей кровью кавказских мужчин, в результате которой один уезжает на кладбище, а другой – в колонию, но не тут-то было. Следственные органы усмотрели во всем произошедшем не просто бытовой конфликт между двумя мужчинами, но организованную преступную группу, и в ее организатора был задержан именно Насиров. Вот о том, какие методы работы следствия он испробовал на себе, сегодня и пойдет речь.

Первоначально Насиров вообще понятия не имел о том, что ему вменяется какое бы то ни было отношение к тому конфликту, который привел к смерти Оруджева.

Да, он знал погибшего, они неоднократно сидели семьями за общим столом, отмечая праздники… Но Насиров и подумать не мог о том, что в какой-то момент окажется втянутым во все происходящее. Впрочем, у следственных органов свой интерес: раскрыть обычное бытовое убийство и «убийство, совершенное организованной группой лиц, по предварительному сговору», да еще и «членами преступной группировки азербайджанцев» – гораздо интереснее, и ближе к внеочередному званию. И карусель закрутилась.

Насирова задержали, предъявили ему обвинение в организованном убийстве и поместили в СИЗО. Впоследствии следствие сменило версию, и уже указывало, что Насиров убийства Оруджева не организовывал, а лишь подстрекал к этому своего знакомого Нуриева. А вот уже последний, по версии следствия, пресловутое убийство и совершил, дополнительно заплатив из собственных (!) средств своим «помощникам». Да, любому очевидно, что версия абсолютно нереалистичная, но следствие предпочитает работать за гранью здравого смысла.

Также был задержан и Нуриев – с ним обошлись еще более жестоко. Зная, что Нуриев является инсулинозависимым, сотрудники правоохранительных органов не преминули воспользоваться этим обстоятельством, продержав его 4 (четыре) дня в подвале здания управления уголовного розыска областного ГУ МВД, что находится на улице Депутатской. Само собой, что ни о каких адвокатах речь в эти 96 часов не шла – и Нуриев оказался в полной власти оперативников и следователей. Неудивительно, что за это время Нуриев не только оговорил себя и Насирова, но и признался еще в одном убийстве (!) Правда, в настоящее время уголовное дело по второму убийству, которое он на себя взял, прекращено за непричастностью Нуриева к его совершению – однако этот факт так и не стал предметом проверки со стороны прокуратуры. Хотя даже обывателю понятно, что просто так люди себя не оговаривают…

Насиров же, человек, который никогда не сталкивался с этой стороной жизни, не был ранее судим, оказался один на один с системой, направленной по факту на систематическое унижение человеческого достоинства.

Здесь стоит упомянуть, что одновременно с Насировым были задержаны и его земляки, приехавшие из Бурятии – и организованное убийство ему вменялось именно в соучастии с ними. Несмотря на тот факт, повторимся, что он их и знать не знал. ъ

Следствием активно применялись «запрещенные приемы» – угрозы насилием и физической расправой в отношении Насирова и его родственников, запугивание арестованного перспективой «пресса» в СИЗО. Испытав на себе весь комплекс методов психологического воздействия, Насиров оговорил себя, сознавшись в том, что он якобы просил Нуриева сломать Оруджеву пальцы рук за общение со своей женой… Зачем же следствию потребовался такой самооговор? Очень просто. Следствие тем самым получило в руки самое главное – признание в наличии мотива совершенного преступления. Которым теперь следователь распоряжается ровно так, как считает нужным.

Далее все пошло по накатанной: признательные показания – следователь доволен – Насиров выходит на волю, на подписку о невыезде. Вот тут-то ему и пришлось познать на себе все коварство работников правоохранительной системы. Дело в том, что в следственном изоляторе он перенес микроинфаркт, и ему срочно потребовалось лечение в столице. Как законопослушный человек, он обратился к следователю за разрешением слетать в Москву на лечение, на что получил устное разрешение при двух свидетелях. Особо при этом следователем оговаривалось, что о своем отъезде Насиров ни в коем случае не должен сообщать своему адвокату.

Причиной тому называлась якобы заинтересованность последнего в нахождении Насирова под стражей.

Так как адвокат был категорически против самооговора, понимая, к чему это может привести, следователем предпринимались все попытки к тому, чтобы посеять в Насирова недоверие к своему защитнику. Да, даже столь грязные методы работы зачастую применяются работниками следственных органов. И следователь своего добился: восприняв обещания сотрудников правоохранительной системы, поверив им на фоне бесплодности усилий адвоката по восстановлению справедливости, Насиров не стал сообщать защитнику о своем отъезде. О чем впоследствии, конечно же, пожалел. Что произошло дальше, искушенный читатель уже понял. Когда Насирова вызвали из Москвы в Иркутск на проведение следственного действия 01 апреля 2016 года, он был задержан прямо в аэропорту, и доставлен на избрание меры пресечения в виде… очередного заключения под стражу. Мотивом к тому выступало нарушение данной подписки о невыезде. Воля длилась две недели…

При этом те мотивы, которые выдвигались следствием в обоснование заключения под стражу, не могут не вызывать удивления у профессиональных юристов. «Может скрыться от органов предварительного следствия, т.к. неоднократно выезжал за пределы РФ» – да, выезжал с семьей в Турцию, но при этом возвращался в Иркутск. Подчеркнем – не в Азербайджан, не в Москву и не куда-то еще, а в Иркутск. И было это еще до всех описываемых событий, да и на время следствия загранпаспорт хранится у следователя…

Более того, следователь отрицал, что дал разрешению Насирову на лечение в Москве, несмотря на то, что оба свидетеля, присутствовавшие при разговоре, заявляли обратное. Отчего-то суд предпочел поверить следствию, а не здравому смыслу и свидетелям – как, впрочем, почти что всегда в нашей стране… Насиров ни разу не позволил себе не явиться на допрос, ни разу не позволил себе манкировать какое-либо иное следственное действие – и тем не менее, это никак не помешало судье отправить больного человека на нары повторно.

Впрочем, объясняется это очень просто.

В распоряжении экспертов репортажной группы оказалась аудиозапись, на которой следователь по этому уголовному делу абсолютно открыто и никого не стесняясь, объясняет Насирову, какие показания и зачем он должен дать, описывает ему перспективы отказа от сотрудничества со следствием, цинично намекает на то, что установление справедливости по делу вообще его не интересует…

Наверное, это и есть то самое уважительное обращение с гражданами, которое предписывается сотрудникам СКР г-ном Бастрыкиным.

По боку проходит Конституция, незамеченными остаются положения УК и УПК. Хотя со всех экранов у нас продолжают рассказывать о том, что все равны, но по факту выясняется, что некоторые испытывают к себе особое отношение. Например, один из задержанных, азербайджанец Агаев, был на несколько дней вывезен из СИЗО. Впоследствии выяснилось, что он зачем-то был этапирован в ИВС в г. Усолье-Сибирское. На каком основании это произошло, что там с ним делали, и какими методами велось дознание – тема для отдельного репортажа, а точнее, для материалов уголовного дела. Кстати говоря, в распоряжении адвоката и сотрудников репортажной группы имеются все документы, которыми подтверждается применение к Агаеву насилия.

Ни жалобы в СК и прокуратуру, ни выезд члена ОНК, который подтвердил факт незаконности предпринятых действий должного эффекта не возымели – система оказалась глуха, и вместо УК и УПК начинал работать принцип круговой поруки. В результате следователь по ОВД третьего отдела по ОВД СУ СК России по иркутской области Шарханов, который отрицал дачу разрешения на выезд Насирову, вскоре после дачи этих показаний в суде уволился из органов СК. Следователь того же отдела Биктимиров, повторно арестовавший Насирова, тоже долго в следствии не задержался. Он сдал экзамен на статус адвоката Иркутской палаты адвокатов. В ближайшее время ряды защитников закона пополнятся бывшим следователем, с ведома которого в СИЗО пытали людей, с ведома которого оперативники вывозили следственно-арестованного непонятно куда и непонятно зачем… Интересно, кто рискнет обратиться за помощью к адвокату с таким анамнезом? И куда смотрела комиссия адвокатской палаты области? Сплошные вопросы, на которые ответ давать не хочет никто.

Источник: newsbabr.com.