Создание объединенной армяно-российской военной группировки в мирное время означает более глубокую военную интеграцию армянских военных в общую российскую военную машину. В более широком смысле это означает более глубокое взаимодействие, при этом цели разные: в Москве надеются в той или иной форме воссоздать закавказский военный округ советского времени. Так в беседе с Первым Информационным прокомментировал российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр подписание недавнего соглашения между Арменией и Россией, подчеркнув, что обе страны были заинтересованы в создании объединенной группировки, несмотря на то, что стратегические цели сторон разные.

«Принципиально, по большому счету мало что меняется. Создание группировки в мирное время означает более глубокую военную интеграцию армянских военных в общую российскую военную машину. При этом надо понимать, что, хотя есть объединенная группировка и все должны выполнять приказы объединенного командования, но в действительности национальные контингенты в первую очередь будут выполнять команды собственного политического руководства. Скажем, там командующим будет назначен армянский генерал по согласованию с Москвой, но понятно, что российские военные не будут выполнять армянские приказы, без подтверждения из Москвы.

Интеграция – она в общем означает более глубокое взаимодействие, при этом цели разные: в Москве надеются в той или иной форме воссоздать закавказский военный округ советского времени, создать единую группировку, которая будет включать не только Армению, но в перспективе – еще Грузию и Азербайджан», — считает Фельгенгауэр.

По его словам, это долгосрочные российские планы, намерения создать единую военную группировку на Закавказье, которая, по идее, должна включать и Грузию, и Азербайджан, для прикрытия бывшей советской границы закавказского региона в целом.

«Для Армении эта единая группировка должна означать, что более весомым становятся обязательства России защищать Армению. Так что, цели несколько разные, поэтому пока говорить о том, что это какой-то принципиальный шаг вперед… ну да, это шаг вперед, но по большому счету, это не сильно меняет ситуацию, которая сложилась после 95 года, когда было подписано первое соглашение о совместной обороне между Москвой и Ереваном. Это как интеграция Армении в Евразийский союз, в таможенное пространство. Для России это важно, как военная интеграция, но это для России это означает также интеграция с Азербайджаном, с Грузией», — подчеркнул эксперт.

По его словам, в случае армяно-азербайджанского, из этого соглашения следует, что российские военные по армянскому приказу вступят в бой:

«Но будут вступать в бой только по российскому приказу. То, что формально им руководит армянский генерал, это не значит, что Россия отказывается от национального суверенитета».

Для России, по его мнению, важно, что идет интеграционный процесс. И Москва будет указывать Азербайджану, что «вот, Армения правильно себя ведет, теперь и Азербайджан должен правильно себя вести и тоже быть ближе к России»:

«Россия проводит такие интеграционные процессы с Белоруссией, с Арменией. Это считается правильном направлением. Это принципиально не меняет существующую ситуацию. Россия, конечно, готова поддержать Армению, но при этом Россия очень заинтересована и в укреплении связей с Азербайджаном и в поддержании приличных отношений с Турцией.

С Азербайджаном пока у нас нету военного союза, но в перспективе такое, конечно, в Москве считается желательным».

При этом эксперт не согласился с бытующем в армянском обществе мнением о том, что у России есть стратегическая цель – ввести российские войска в зону карабахского конфликта под именем российских миротворцев, и в этом контексте, объединённая армяно-российская группировка может стать возможным механизмом для этого.

«Если в Карабахе появятся миротворцы, они не будут иметь никакого отношения объединенным армяно-российским командованием. Они там могут появится только по разрешению Баку. Российских миротворцев в Карабахе не будет, и они безусловно не будут частью объединенной армяно-российская группировки», — резюмировал Павел Фельгенгауэр.