felgengauer pavel

После 14 месяцев бомбежек, спецопераций, потерь и немереных расходов российские военные вместе с местными шиитско-алавистскими союзниками на пороге серьезной победы: оборона боевиков сирийской оппозиции в восточных кварталах Алеппо трещит по швам, и в ближайшей перспективе просматривается победное окончание долгой, кровавой и упорной осады. Протокольно-сдержанная кремлевская пресс-служба сообщила в понедельник, 28 ноября, что по ходу оперативного совещания с постоянными членами Совбеза РФ первым пунктом «обсуждалась тема продвижения сирийской армии в восточном Алеппо и освобождения значительных кварталов города от террористов». Обычно о содержании подобных «оперативных совещаний» официально практически ничего не говорят, но тут явно не сдержались: не город и не провинция — кварталы взяты, а в Москве явные признаки эйфории — упорный враг наконец отступает, а может, скоро и побежит или начнет сдаваться, и не только в Алеппо, а повсеместно. Пока не ясно, будет ли в Москве победный салют, как в прежние времена, но орденов и медалей «за освобождение Алеппо» будет очевидно роздано немало.

И тогда, как нарочно, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил, что турецкие войска перешли сирийскую границу вместе отрядами «Свободной сирийской армии» (ССА), для того «чтобы положить конец тирану Асаду, который устроил в стране государственный террор» и заодно «вернуть сирийскую землю ее настоящим хозяевам». Эрдоган, кстати, оценил число погибших в сирийской гражданской войне в 1 миллион человек, что раза в два превышает общепринятые оценки.

В сентябре 2015-го российский экспедиционный корпус (до 5 тыс. человек) был развернут в Сирии, чтобы поддержать падающий режим президента Башара Асада и вместе с Ираном подавить всякую оппозицию, исламистов, террористов и прочих, не согласных вернуться под власть Дамаска. По словам министра обороны Сергея Шойгу, наш ВМФ доставляет в Сирию до 2 тыс. всевозможных грузов в день — вооружения, боеприпасы, горючее и прочее не только для собственных ВКС, но также для войск Асада (Сирийская Арабская Армия — САА) и прочих союзников. Были предприняты чрезвычайные меры, чтобы восстановить боеспособность САА, которая когда-то была почти вровень с израильским ЦАХАЛ, но из-за массового дезертирства и бесконечной войны с собственным народом вконец выродилась и усохла. САА получила новые модернизированные бомбардировщики Су-24М, ЗРК, тяжелые огнеметы ТОС-1А и много еще чего. Части САА были насыщенны российскими советниками и специалистами. Для финального штурма Алеппо в Сирию были дополнительно введены еще две бригады ливанской «Хезболлы» (организация, которая в РФ не считается террористической). Общая численность бойцов «Хезболлы» в Сирии была доведена до 15 тыс., и именно эти хорошо подготовленные и мотивированные радикальные шииты сейчас в первых рядах штурмуют Алеппо, поскольку другие-прочие ополченцы и части САА либо недостаточно подготовлены, либо плохо мотивированы, либо то и другое сразу.

В штурм и захват Алеппо было вложено все, что могли наскрести, и результат предполагался решительный: Америка, что все возится с Мосулом, будет посрамлена, а сирийская оппозиция — наголову разгромлена, и не только те боевики, что сейчас из последних сил отбиваются в Алеппо, но и все остальные утратят боевой дух и большую часть иностранной помощи. Все на Ближнем Востоке наглядно оценят, что на Америку полагаться нельзя, а там, где Россия (и Путин), — там победа. Местные царьки, шейхи и президенты начнут переориентироваться на новую русскую доминирующую силу, а дальше все будет просто здорово: после Алеппо — разгром оппозиции в Идлибе, в пригородах Дамаска и на южной иорданской границе. Диктатура Асада будет восстановлена и режим останется навечно в долгу. Российские базы будут в Сирии, а рядом с ними — иранские, что привяжет Тегеран к Москве. Турция вступит в ШОС, а может, и в Таможенный союз.

Но оказалось, что турецкий экспедиционный корпус вступил в августе 2016-го в Сирию тоже с далеко идущими целями, а не только, чтобы помешать курдам объединить свои анклавы в единое квазигосударство вдоль сирийско-турецкой границы — от Ирака до моря. Москва и лично Путин, похоже, негласно одобрили турецкую антикурдскую операцию в Сирии «Щит Евфрата». Если турки не будут мешать осаде и конечному разгрому оппозиции в Алеппо, то пусть слегка приструнят отряды курдской народной самообороны. Курды дружат и с нашими, и с американцами, а в будущем могут помешать режиму Асада вновь собрать сирийские земли. Но Эрдоган, вдруг оказывается, желает «восстановить в Сирии справедливость», свергнув Асада — то есть конечные цели Москвы и Анкары противоположны, и великая победа в Алеппо также вдруг обесценилась.

Если Турция и ее могучая армия готовы вместе с оппозицией противостоять Асаду и его русско-иранским союзникам, то нет резона сдаваться ни на развалинах Алеппо, ни в Идлибе, нигде.

В Москве пытаются понять, почему Эрдоган в такой критический момент морально поддержал бойцов оппозиции и последует ли за этой словесной интервенцией существенная эскалация турецкого военного вмешательства вплоть до прямого свержения «тирана Асада».

Есть мнение, что Эрдоган больше работает на домашнюю аудиторию, и это, кстати, вполне близко к правде. Эрдоган — умеренный суннит-исламист, если есть в принципе такая вещь, как «умеренный исламист». Политическая опора нынешнего режима в Турции — исламисты и турецкие националисты. Эрдоган и его будущее впрямую зависит от того, поддержат ли его исламисты и националисты на предстоящем референдуме об изменении конституции, чтобы отдать президенту (читай Эрдогану) практически неограниченную власть. Идти на серьезные уступки Москве и Дамаску, которые рассорят его с преданными сторонниками, Эрдоган не может, впрочем, как и Путин, сколько бы они ни длили ставшие постоянными телефонные переговоры. Сирийская война, похоже, продолжится, чем бы ни закончилась битва за Алеппо.

Павел Фельгенгауэр, «Новая газета»