Samir Jahangir Djanik mejbankБывший председатель правлений Международного банка Азербайджана Джахангир Гаджиев, приговоренный к 15 годам лишения свободы, в канун годовщины своего ареста написал из тюрьмы обширное письмо. В своем письме, представленном в качестве «обращения к обществу», бывший банкир снова заявляет, что он не виновен, и обвиняет во всем министра финансов Самира Шарифова, а себя пытается выставить страдальцем, у которого болит душа за народ.

Естественно, Гаджиев не может смириться с тем, что его надолго отправили за решетку, постоянно живя в комфорте, теперь испытывает неудобства в тюрьме. Понятно, что находящийся пока в Бакинском следственном изоляторе Гаджиев оказывает сопротивление.

Длящаяся годами вражда с министром финансов плохо кончилась для Гаджиева. В свое время Гаджиев контролировал большие средства из госбюджета, тратил их по своему усмотрению, а теперь считает себя непричастным к возникшему кризису. Его целью с первого взгляда является не только министр финансов, а финансовая система.

Например, в начале обращения Гаджиев заявляет, что вся вина за сложившееся положение возлагается на «не имеющего никакой финансовой политики, а также экономического и финансового образования (Шарифов окончил факультет международных отношений и международного права Киевского государственного университета) министра финансов». Напомним, что бывший министр финансов Аваз Алекперов был уволен в 2006 году после подготовленного в МНБ досье, в котором было указано, что тот был заодно с министром Али Инсановым, в чем по прошествии лет признался сам А.Алекперов.

Но Махмудов, который хотя еще и не был родственником Гаджиева, но находился с ним в близких отношениях, не смог назначить своего кадра на место министра. К тому же, связанный только с президентом министр не стал повиноваться им. Теперь хоть и не открыто, но Гаджиев акцентирует внимание на образовании министра финансов, направляет месседж, мол, «назначен неверный кадр».

Затем Гаджиев переходит к вопросу: «И где политика экономической безопасности Минфина? Стабильность национальной валюты является гарантом экономической безопасности страны. Экономическая безопасность – это основная задача Минфина. На основе каких экономических законов и критериев произведена девальвация? Разве это не провокация? В результате девальвации закрылись 11 банков, в этом тоже я виноват? Большая часть вкладов населения пропала в банке, из-за нехватки средств Фонд страхования вкладов вынужден был взять у Центробанка 500 миллионов манатов. В этом что, тоже я виноват?».

Своими риторическими вопросами Гаджиев нацеливается на финансовую систему страны, частью которой был он сам 1,5 года тому назад. Теперь же много изменилось, в такой чувствительный для властей период, когда молчит даже оппозиция, Джахангир Гаджиев знает, на что надо акцентировать внимание.

Джахангир Гаджиев снова вспоминает первую девальвацию в феврале 2015 года по предложению министра финансов:

«Масштаб девальвации, не готовность к этому населения и банков разваливает банковский сектор, плохо действует на людей. При этой девальвации Международный банк Азербайджана (МБА) мог потерять как минимум 20-25% (130-150 млн. манатов) своего капитала. Однако в результате мер менеджмента МБА потеря составила 7 миллионов манатов. В любом случае, мы смогли предотвратить большие потери, а потерянные неизбежно 7 миллионов манатов стали жертвой девальвации. Хотя этот ущерб перекидывают на меня».

Джахангир Гаджиев неспроста взялся за тему девальвации. Потому что главной причиной его отставки послужила как раз девальвация, точнее заявление, что он заработал на этом процессе. В информации отмечается, что за отставкой Гаджиева стоит спекуляциями долларами перед девальвацией. Гаджиев знал о девальвации заранее и обменял манаты, находящиеся в распоряжении владельцев крупного капитала на доллары, находящиеся в распоряжении государства, что очень дорого обошлось государству.  Хотя от этой спекуляции Гаджиев заработал сотни миллионов, Центробанк и Межбанк, контрольный пакет акций которого принадлежит государству, значительно пострадали. Председатель Центробанка Эльман Рустамов и министр финансов доложили президенту о ситуации и указали конкретные цифры ущерба, который нанес государству Джахангир Гаджиев.

Кстати, привлекает внимание еще один интересный момент. Джахангир Гаджиев никогда не рассчитывал на Э.Рустамова  в финансовом секторе, их отношения, мягко говоря, были плохими. Как заявляют, Гаджиев рассчитывал на своего свата Махмудова и даже не считался с главным банкиром. Но, почему-то, после ареста Гаджиев вычеркнул Рустамова из списка своих врагов. В своем последнем обращении он даже не упоминает Э.Рустамова, который несет ответственность не меньше Шарифова. Можно предположить, что Гаджиев осознал бесполезность ведения войны на «два фронта», и нацелился только на министра финансов. Другое предложение заключается в том, что Гаджиев мог договориться с главным банкиром. Не секрет, что Рустамов и Шарифов тоже давно не ладят…

Гаджиев выражает недовольство и следствием, начавшимся после его увольнения:

«В Главном управление по борьбе с организованной преступностью возбуждается уголовное дело, арестовывается множество предпринимателей, тысячам граждан налагается запрет на выезд из страны, закрываются тысячи рабочих мест, финансируемые Межбанком проекты парализуются, в управлении банками и проектами начинается хаос, останавливается выплата кредитов. А в результате ущербы банков приписывают мне».

Бывший банкир написал «ущерб, возникающий при каждой девальвации, сваливают на меня», и указал цифры.

«Сначала рассказывали сказку про 1 миллиард манатов, потом 3, потом 6, а теперь 10-20 миллиардов манатов», — пишет Гаджиев.

Естественно, за долгие годы работу Гаджиеву может быть известно о банковских махинациях, а также о том, как министр финансов мог бы отмывать деньги в оффшорах. Его беспокоит в основном то, что на него «слишком много сваливают». Бывший банкир выступает против того, чтобы с него требовали больше, чем он присвоил.

Известно, что в целом Межбанку были возвращены принадлежащие Гаджиеву и его семье акции на сумму 184 миллиона манатов. Имеются заявления, что у Гаджиева потребовали в несколько раз больше, чем он отдал. Говорят, что это также сыграло роль в том, что он получил суровое наказание. В свое время МНБ предлагало такую же сделку Фархаду Алиеву, но бывший министр не согласился, за что получил 9 лет лишения свободы.

В своем письме Гаджиев больше всего подчеркивает, что на него сваливают больше, чем есть на самом деле:

«Странно, что следствие продолжается 2 года, первый этап судебного процесса завершен. Однако слухи о моих виллах в Лондоне и деньгах в оффшорах так и остались слухами. В реале никто их не видел и не нашел».

5 декабря исполняется год со дня ареста Гаджиева. После своего увольнения он 10 месяцев оставался на свободе, так как обещал выплатить нанесенный ущерб и свой долг. Но Гаджиев нарушил договоренность, поэтому год назад был арестован. О третьем обвинении, которое он анонсировал, пока ничего неизвестно, однако сам он пишет, что ему выдвигают новое обвинение.

«Это похоже на синхронное плавание. Да упаси нас Бог от очередной девальвации, а меня от третьего обвинения», — заканчивает Гаджиев свое письмо.

Создается впечатление, что Гаджиев, которого не смог спасти Махмудов, а возможно принес его в жертву, решил оказывать сопротивление в одиночку. Безусловно, за ним снова кто-то стоит, и это может быть не только Махмудов.

Гаджиев знает много секретов, нет гарантии, что он обо всем не расскажет, находясь в тюрьме. На это намекает и его сопротивление…