unnamed (1)Сегодня в гостях у «Минвала» экономический эксперт, исполнительный секретарь движения «Республиканская альтернатива» РЕАЛ  Натиг Джафарли, который согласился ответить на вопросы наших читателей, а также рассказать о том, что именно имел ввиду Тарифный Совет, когда назвал повышение цен на газ и электричество «благом для народа», почему страна никак не может выбраться из зловещих тисков экономического кризиса, о монополистах и нежелании правительства вести грамотную экономическую политику:

— Для начала нужно разобраться в вопросе: почему вообще это происходит. Существуют большие проблемы с бюджетом. Дотации некоторых госорганов, особенно естественных монополистов, которые находятся под руководством правительства, с будущего года будут уменьшаться, и субсидий эти госорганы больше получать не будут.  Это понятно, потому что есть серьезные проблемы, связанные с прибылью, с доходами страны, нефтяные цены падают, и правительство вроде бы хочет уменьшить свои расходы и нагрузку на бюджет. Все это понятно, но, так или иначе, нет никакого объяснения, почему эти естественные монополисты работают себе в убыток, хотя они являются единственными игроками на рынке, они продают по достаточно высоким ценам свою продукцию, но, тем не менее, у них постоянные проблемы с платежеспособностью. Нужно было начать работу над реформацией структур  SOCAR, Азеригаз, Азерэнержи и Азеришыг. И если эти реформы не дают никакого эффекта, можно было бы подумать: каким образом – с наименьшим ущербом для населения – поднять цены на энергоносители. Но наше правительство пошло по очень примитивному пути, и решило решить проблемы бюджета и естественных монополистов простым поднятием тарифов на энергоносители. Хорошо бы еще объяснить сумели. Но так и этого не было. Никто ничего не понял. Особенно озадачило абсурдное заявление Тарифного Совета, в котором говорилось, что повышение пойдет на пользу как самим гражданам, так и производителям. Если брать официальный текст документа Тарифного Совета, получается, что те семьи, которые расходуют в месяц на свет больше 17,5 манатов (250 кВт.), затем, после использования этого лимита, перейдут на новый тариф по расценкам на 55% выше, чем старый. Какая в этом выгода? Это очень большой подъем цен в течение одного раза. 55% подъема тарифа на электричество нет ни в одной стране мира. Да еще такой резкой тенденции подъёма расценок. Это уже само по себе является парадоксом — чтобы за одну ночь поднять цены на 100%. Далее, насчет расценок на газ – так это вообще непонятная ситуация складывается. Было объявлено, что в течение года 1500 кБм. газа будет оплачиваться по старому тарифу. Если брать среднестатистическую семью, которая живет в 2-комнатной или 3-комнатной квартире – приблизительно это 4-5 месяцев нормы, особенно в зимний период, – если учитывать тот факт, что холодные месяцы у нас начинаются с ноября по март.

И после того, как лимит себя исчерпает, в следующие месяцы люди должны платить по-новому тарифу, то есть по ценам, повышенным на 100%.  Если была такая нужда поднимать цены, то можно было сделать это постепенно, с информированием структур, которые занимаются энергоносителями и являются естественными монополистами. Но, к сожалению, ничего этого не произошло. Было вынесено примитивнейшее решение, и правительство решило взвалить на плечи народа тот груз проблем, которые оно само должно было решать. Теперь насчет загрузки денег на смарт-счетчики по новой системе оплаты за свет. Технически этого вообще не понять. А потому я думаю, что все эти «новшества» чреваты большими проблемами, а именно разборками, которые будут происходить между гражданами и представителями соответствующих структур. Естественно, что у граждан на уме один вопрос: как считать? Предположим, я должен использовать по старому тарифу 250 кВт в месяц. Допустим, на 20-й или на 21-й день месяца я израсходовал всю эту норму, и должен перейти на новый тариф. А у меня в счетчике уже загружены деньги, допустим, сумма в размере 30-40 манатов. Каким же образом этот счетчик в течении одной минуты будет считать по новому тарифу? Как все это будет выглядеть? Как все это будет происходить? Конечно же, все это вызовет большие споры, начнутся стычки между населением и естественными монополистами. И я более чем уверен, что начиная с января месяца мы часто будем наблюдать новости подобного характера.

Насчет газа – тоже непонятный вопрос. Допустим, я уже загрузил на свой газовый Смарт-счетчик 100 манатов. И через 4-5 месяцев норму исчерпал, но деньги на счетчике у меня все еще остаются. Каким образом этот смарт-счетчик будет считать уже по-новому тарифу?  Опять появятся вопросы, опять появятся размолвки, стычки и так далее между населением и контролирующими органами.

Я думаю, что через некоторое время, когда на практике вместо положительного результата будет хаос (что вполне естественно), президент вмешается в процесс и введет единый тариф, который, естественно, будет немного снижен: допустим, электричество сейчас стоит 11 гяпиков.  Опустят до 7 копеек, и все будут довольны. Я не думаю, что цена на газ останется 20 гяпиков. Это слишком много для Азербайджана, страны, которая сама производит газ. Думаю, что расценки за газ так же опустят до уровня 14 гяпиков. То есть, так же будет единый тариф, и все будут счастливы.

— Вы полагаете, что правительство сделает своеобразный пиар-ход конем?

— Похоже на то. Я говорил с техническими работниками, и даже эти специалисты считают, что будет огромной сложностью реализация такого плавающего тарифа. Либо должны будут устанавливать новые счетчики. А за счет кого будут их устанавливать? Если за счет граждан, то это вызовет еще большее недовольство.

— Прогнозы весьма печальные, и у граждан страны есть реальные подозрения, что повышение тарифов на газ и свет повлечет за собой естественный рост цен на хлеб, на продукцию инкубаторов и теплиц. Люди озабочены так же и тем, что будет резкий взлет цен на импортную продукцию, потому что в конце года запасы продукции местного производителя, как правило, исчерпываются полностью.

—   Да, на самом деле все это так и будет. Потому что параллельно с этими проблемами идет удешевление маната. Медленная девальвация.

— То есть, в цене будет падать только манат?

—  Да, именно так. И если параллельно с падением курса маната будут повышены цены на энергоносители, то скорость поднятия цен намного усилится. В теплицах, как нам известно, тот самый лимит, который правительство установило для граждан, можно израсходовать в течение одного дня. Получается, что в течение года эти частники, физические лица, занимающиеся производством во многих районах страны, через буквально пару дней будут платить по новому тарифу вдвойне. И цена на их продукцию, соответственно взлетит вдвойне, потому что расходы на производство увеличиваются. Производитель не сможет оставлять цены на прежнем уровне и вынужден будет их поднимать. И если курс маната будет слабеть, думаю, что цены на продукты питания вырастут еще на 30-40%. Это, к сожалению, неизбежно. Думаю, что в ближайшем времени мы снова будем слышать «совковые» разговоры о спекулянтах. Но это не так. Повышение цен в данной ситуации – вполне естественный процесс, и ни о какой спекуляции речи не идет.

unnamed

— Мы подошли сейчас к вопросу, который очень интересует многих граждан нашей страны: раньше в Азербайджане существовала грамотная ценовая политика, цены контролировались и сдерживались. Сегодня все цены в стране отпущены на самотек.  Можно ли такую политику считать играми монополистов или все же в данной патовой ситуации есть какое-то объяснение?   

— Вроде бы мы перешли к рыночной экономике. Во всяком случае, страна уже давно должна работать по этой системе. Основной закон рыночной экономики – это конкретность. К сожалению, у нас в стране с этим большие проблемы. Долгие годы на рынках страны монополисты держали все под контролем. Речь не идет о розничной торговле. Как правило, розничной торговлей занимаются простые люди, открывающие тот или иной ларек или магазин.  Цены зависят не от хозяев этих торговых объектов, а от оптовиков, которые привозят в страну товары. Проблема тянулась годами, существовали монополисты в любой сфере. Сейчас вроде бы правительство при помощи некоторых реформ в таможенной службе пытается ликвидировать монополии. Но речь идет о том, что люди, которые давно занимаются импортно-экспортными операциями, «съели собаку» на этом деле. Монополисты, которые раньше были связаны с чиновниками, и держали рынок под контролем, уже имеют большое преимущество естественным образом: они давно «в теме», у них свои поставщики, свои связи, а те новые игроки, которые хотят войти в рынок, они уже заранее сталкиваются с большими проблемами.  То есть регуляция цен во всем мире происходит следующим образом: правительство увеличивает число игроков на рынке. Только при наличии конкуренции цены на продукцию начинают падать. Плюс, у правительства есть много рычагов влияния на цены. Это и налоговая политика, это и таможенная политика. Приведу простой, но болезненный пример: Азербайджан не производит лекарства. Но цены на лекарства растут с каждым днем. Согласно последнему решению Тарифного Совета, поднялись в цене еще 300 наименований лекарственных препаратов. Что должно сделать правительство? Правительство, вроде бы, должно контролировать цены на лекарственном рынке, но оно не справляется. Потому что страна полностью зависит от импорта. Но в таких случаях правительство убирает полностью таможенную пошлину и НДС на лекарственные препараты. Это значит, что приблизительно 35-40% упадет цена на лекарства. Но правительство не хочет этого делать.

— Почему? Ведь проблема дороговизны в фармакологическом секторе очень серьезная, и от нее страдает, прежде всего, самый уязвимый азербайджанский потребитель.

— Логику правительства иногда очень сложно понять, и потому у меня нет ответа на ваш вопрос. Единственным объяснением могут послужить слабые таможенные поступления. Правительство не хочет полностью отказаться от этих поступлений. Это, по моим подсчетам, где-то 350 млн. в год. От этих налогов выигрывает бюджет страны, и вполне понятно, что правительство не хочет их терять. Но в таком случае на плечах у потребителя цены на лекарства лежат тяжелым грузом. Именно у малоимущего потребителя, потому что от лекарств зависят, как правило, пожилые люди, пенсионеры. Их пенсии настолько мизерны, что даже на лекарства не хватает, да еще на такие дорогие лекарства. Как я уже говорил, у правительства существует ряд рычагов, посредством которых они могут регулировать цены на те или иные виды товара. Но правительство этого делать не хочет. И «благодаря» всем этим факторам, мы и потеряли тот ценовой контроль, который был раньше в нашей стране. Отказавшись от старого ценового контроля, правительство не построило ничего нового, и в результате выигрывают только монополисты.

— Кстати, о монополистах. Давайте снова вернемся Тарифному Совету, которые вчера уверял, а, точнее, пытался «успокоить» граждан очередными лживыми заверениями, что цены на транспорт и на проезд в метрополитене повышены не будут.  Но люди не поверили. Ведь если повышаются цены на электроэнергию, вполне естественно, что проезд в метро будет стоить уже не 20 гяпиков. Получается, что нам надо ждать новой волны негатива? Ведь многие уже дошли до крайней точки кипения, многие от предновогодних «подарков» правительства впали в состояние тяжелой депрессии.

— Метро много лет сидит на субсидиях. И никто из правительства не объясняет, почему метро – самый популярный транспорт в городе, который в день перевозит сотни тысяч пассажиров, не может сам себя обеспечивать. Где находится та дыра, куда поступают деньги из метрополитена? Где проблема? Не отвечает никто! Насчет метро давно ведутся такие разговоры. Было даже несколько официальных заявлений о том, что стоимость проезда одного пассажира в метро равняется 55 гяпикам. По каким критериям ведутся эти подсчеты, я не знаю. Но скажу, что это непомерно высокая цена. И если с января повысятся цены на проезд в метро, то процентов на 20-25. Во всяком случае, ожидается. Но если правительство увидит, что недовольство народа из-за повышения цен на газ и свет, растет, как снежный ком, то поднимет цены за проезд в метро не с января, а, скажем, с марта. И, соответственно, повысятся цены за проезд в автобусах. В итоге получается, что правительство опять же пытается решить свои финансовые проблемы за счет потребителя.

— Вот уже несколько месяцев после заявления И. Алиева в Азербайджане взялись за решение проблемы хлопководства. Но так же еще делают ставку на туризм. Согласитесь, что в этом году наблюдался более активный поток туристов из арабских стран. Скажите, это как-то повлияло положительно на экономику страны? Получил ли этот этого потока прибыль бюджет?

— Есть официальные данные которые говорят о том, что на 1 ноября 2016 года от хлопка бюджет заработал всего лишь 29 миллионов манатов. Это настолько мизерная сумма, что напрочь разбивает иллюзии о том, что хлопок по доходности будет стоять на втором месте после нефти. Во-первых, когда президент заявляет, что страна будет аграрной, это не хорошо. Как мы помним из курса истории, что любая страна со слабым экономическим уровнем называлась аграрной. Этот  термин был весьма негативным для страны. И вот сейчас, в 21-м веке, Азербайджан пытается стать аграрной страной. Естественно, в аграрном секторе есть преимущества для страны: мы умеем выращивать, в советское время наша страна практически обеспечивала своей продукцией практически всю нынешнюю Россию. И во времена Советского Союза мы собирали 500-600 тыс.т. хлопка. Сейчас все по-другому: инфраструктура развалена. Чтобы привести все в должный вид, опять нужны средства, финансы. То есть, опять мы должны годами вкладывать средства во многие отрасли, чтобы получить от них прибыль. В том числе, и в сферу туризма. Но на это нужно время и деньги. А у Азербайджана совсем не осталось времени, чтобы провести кардинальные реформы. Насчет денежных вложений в сферы производства тоже положительных прогнозов дать не могу: страна находится в тисках финансового кризиса. А потому я не думаю, что сельское хозяйство, в частности, хлопок, сможет сильно повлиять на развитие экономики страны.

DSC_0020 (1)

На счет туризма отмечу, что был большой приток, особенно туристов из арабских стран. Но на это были свои причины: начиная с июля месяца турецкие туроператоры, занимающиеся, в основном, арабскими клиентами, из-за попытки госпереворота в стране, многих своих постоянных клиентов, отдыхающих в Стамбуле, перекинули в Баку. Помог так же факт отмены (или максимального упрощения) визового режима с этими арабскими странами. Но сейчас уже очень заметно, что все снова возвращается на круги своя, и поток туристов в Азербайджан резко снизился.  Тому есть причины: во-первых, Стамбул снова возобновил туристическую сферу. Во-вторых, известно ли вам, что Грузия в этом году получила арабских туристов в 4-5 раз больше, чем Азербайджан?  Так что весь этот арабский поток был временным, к сожалению. Многие туристы были очень недовольны ценами. В той же Грузии все гораздо дешевле. Вдобавок ко всему, у нас в Азербайджане нет ночной жизни, нет никаких развлечений, нет казино. А как вы сами понимаете, именно эти факторы привлекают жителей так называемых «закрытых» стран. Возможно, на будущий год тоже будет какой-то поток туристов, но все равно сравнивать доходы от хлопка, доходы от туризма с теми громадными доходами от нефти, которые были в стране в последние 15 лет, просто невозможно. Нефтяные деньги просто всех нас, особенно наше правительство, превратили в лентяев. Правительство долгие годы надеялось на нефтяные доходы, и такого скачкового развития сельского хозяйства и туризма не было. Мы должны были все это начать в 2004-2005 годах, когда в бюджет страны начали поступать первые нефтедоллары. Если бы мы тогда начали развивать вышеуказанные проекты, то к сегодняшнему дню мы достигли бы определенного уровня. Сейчас нам нужно минимум 5-6 лет, чтобы добиться хоть каких-нибудь результатов. А народ не в состоянии ждать эти 5 лет, сидя в полуголодном состоянии и ожидая, пока страна заработает что-нибудь на хлопке или на туризме.

— Я слышала много жалоб на то, что человек, приехавший в Баку в качестве туриста, и обменявший деньги на манаты, потом не мог вернуть свои доллары и евро – из-за нестабильной ситуации на валютном рынке. Из-за отсутствия обменных пунктов, к примеру.

— Для туриста очень важно чувство комфорта во время пребывания в той или иной стране. И я знаю, что многие после посещения нашей страны с возмущением подчеркивали именно этот негативный момент. Об отсутствии  обменников в Баку писали в социальных сетях, в блогах, на форумах. Правительство Азербайджана, думая, что таким образом борется с черным валютным рынком, сделало большую ошибку. Произошел обратный эффект. Во-первых, 4 тысячи человек, работавших в обменных пунктах по всей стране, остались без работы. Во вторых, в выходные и в праздничные дни люди просто не могут найти обменные пункты, и не могут разменять деньги. Плюс в последнюю неделю банки отказываются продавать валюту. Я понимаю, что у банков свои проблемы, и до конца года они должны выплатить огромный долг иностранным кредиторам. Поэтому они не хотят продавать валюту, плюс ко всему, у них завышенное ожидание того, что курс доллара в ближайшее время вырастет. Банкам это не выгодно. Но от этого страдают как простые граждане, так и туристы, которые приезжают в нашу страну. А потому вполне естественно, что если человеку не понравилось, он будет посредством социальных сетей распространять информацию о минусах в нашей стране – как претендующей на звание «туристического рая»: трудности с визой, трудности, с документами, трудности с полицией, трудности с обменниками, дороговизна, отсутствие развлечений. Вот вам и негативный агент влияния. И подобный личный опыт действует на человеческое сознание гораздо сильнее, чем красивые ролики, снятые на Евровидении. Кстати, наличие черного валютного рынка отталкивает от нашей страны и серьезных инвесторов, которые попросту отказываются к нам приезжать и быть нашими бизнес-партнерами. Черный валютный рынок влияет на цены и импортеров, потому что ты сегодня привозишь и продаешь его внутри страны в манатах, и рассчитываешь на то, что будешь покупать доллар по 1.70. В течении 2-3 недель манат поднимается на черном рынке до уровня 1.85 и ты теряешь. И потому ты вынужден уже заранее накладывать на цену и валютный риск – приблизительно 10%.

— Давайте попытаемся спрогнозировать судьбу маната: что будет дальше? Можете ли вы дать нам хотя бы хрупкую надежду на то, что падение маната будет каким-то чудом приостановлено?

— Первый рубеж, который ожидается в ближайшие недели, это, конечно же, 2 маната 1 доллар. Думаю, что больше таких громадных скачков не будет, потому что экономика страны должна привыкнуть к новым реалиям. И некоторое время на финансовом рынке будет затишье. Но все будет зависеть от цен на нефть. Если цены на нефть в следующем году поднимутся хотя бы до 60 долларов, на что очень надеется наше правительство, тогда манат может остановить свое падение и может немного укрепиться. Но если цена на нефть останется на уровне 45 долларов, к сожалению, манат и дальше будет падать в цене, потому что Азербайджан очень сильно зависит от импорта. А в некоторых сферах – 100%. Продуктовая зависимость – на 50%, потому что у нас есть и местные производители. Но к сожалению, тот же Азерсун, который является главным монополистом и поставщиком местной продукции, получает товар для производства из-за границы. И естественно, этот фактор сильно влияет на цены. А потому можно почти что с уверенностью сказать о том, что манат ждет очень тяжелое время. Если же на мировом рынке нефть упадет до отметки 30 долларов за баррель, то скорость падения маната усилится.

— Спасибо за интересную беседу. И у меня к вам последний вопрос: как выжить людям в эти сложные времена? Поделитесь дельным советом с нашими читателями.

— Из-за отсутствия продаж будут закрываться многие торговые объекты. И многие сотрудники этих объектов останутся без работы. Я считаю, что хорошо зарабатывать будут ремонтные мастерские одежды и обуви, потому что людям будет не до покупки новых вещей: все средства будут уходить на покупку лекарств и продуктов. Если кто-то умеет шить, печь пирожки – это будет выгодно. Нужно заняться мелким бизнесом, развивать сектор «быстрого питания». Во всяком случае, не опускать рук и пытаться заработать на жизнь. И никогда не забывать о том, что жизнь продолжается.

Яна Мадатова, фото и видео Илькин Зеферли