evrosudРассмотренное на днях Европейским Судом    по Правам Человека (ЕСПЧ) дело «Грачья  Мурадян    против Армении»    (no. 11275/07),    касающееся болезненного    вопроса    смерти  солдата    срочной    службы в результате плохого обращения со стороны командиров, не  вызвало    особо заметного    резонанса в Армении.

Сам сюжет трагедии не является оригинальным. Сын заявителя Сурен был призван в  армию в    июне 2001 г. Служил в музыкальном взводе, выступал на конкурсах    юмористов.  Прошел год службы. И вот, в июле 2002 г. после очередного конкурса, сопровождавший  группу солдат офицер обнаружил на его руке свои    недавно    пропавшие часы.    Произошел  скандал.   Солдата    взяли в    оборот три офицера его части, постоянно    вызывая    в штаб и угрожая.  Вскоре солдату стало плохо: поднялась температура, начались озноб, головные боли,  тошнота, отсутствие аппетита. 8    дней солдат провел в казарме, принимая лечение от  «острого респираторного    заболевания» — такой диагноз ему поставили.

Затем ему стало еще  хуже. Его перевели в госпиталь,    где поставили диагноз «малярия», но на следующий день,  4 августа 2002 г. он умер.   Вскрытие показало, что причиной    смерти был разрыв селезенки вследствие сильного    удара  по ней,    и острое внутреннее кровотечение. Как обычно, дело попытались спустить на  тормозах. Один из офицеров заявил, например, что, когда    он ругал солдата, он так сильно  тряс его руку с    украденными часами, что    солдат стукнул сам себя    кулаком    в живот…

Правда,    экспертиза отвергла возможность, что такой удар    по касательной мог привести к  разрыву    селезенки, однако эта история легла в основу официальной версии    и следствия, и  суда.   Лишь благодаря настойчивости отца солдата, который сейчас выступает заявителем по  этому делу в ЕСПЧ, удалось привлечь к ответственности одного из    трех виновных  офицеров и двух    из 3 врачей. При этом офицеру сначала дали 1 год лишения свободы,  затем —    5 лет. Что касается врачей, то им сначала определили штраф и оплату расходов на  похороны, а затем дали 3,5 и 4 года лишения свободы, но    одновременно подвели под  амнистию и вообще освободили.

Следствие и суд    заняли 4 года и    2 месяца. При этом прокурор остался недоволен слишком  мягким приговором (но не был поддержан судом). Что касается отца солдата, имевшего  статус потерпевшего, то    он был возмущен    тем, что половина виновных ушла    от  ответственности, и подал против    Армении    жалобу на нарушение статьи 2 (право на жизнь)  Европейской Конвенции по Правам    Человека.   Наконец, через 14 лет после смерти сына    ЕСПЧ нашел нарушение статьи 2 и    обязал  Армению    выплатить отцу покойного 50 тысяч евро в качестве компенсации за моральный ущерб и  судебные расходы (165 евро).

Сына это, конечно,    не вернет, но позволит возобновить  уголовное дело против виновников его смерти.   Не первый и не последний случай    «дедовщины» в армянской    армии. Спрашивается,  что в этом деле    особенного?   А особенное в нем то, что солдат, призванный на    срочную    службу в армию Армении, служил  и погиб    в Нагорном Карабахе (НК).

То есть смерть произошла на международно признанной  территории Азербайджана, контролируемой, по версии официального    Еревана,  исключительно «Армией Обороны» самопровозглашенной «Нагорно-Карабахской  Республики», в которой якобы служат исключительно карабахские армяне, а    если и  попадется какой-то гражданин Армении, то исключительно сверхсрочник-контрактник.   Миф о том, что 10-миллионному Азербайджану успешно противостоят    100 тыс. карабахских  армян, уже порядком заезжен. Поэтому уже в нескольких решениях ЕСПЧ роль Армении в  оккупации НК была проанализирована беспристрастным Евросудом.

В частности, в    переписке по делу Мурадяна власти Армении процитировали    неуловимый в  общем доступе документ — «Соглашение о военном сотрудничестве» между  правительствами    Армении    самопровозглашенной «Нагорно-Карабахской Республики»,  подписанный сторонами 25 июня 1994 г. Статья 4 этого соглашения    разрешает гражданам  Армении, с их согласия,    проходить срочную военную службу на территории Нагорного  Карабаха.

Статья 5 касается военных преступлений, совершенных при прохождении  гражданами Армении срочной военной службы на территории    Нагорного Карабаха —  следствие и суд    по таким делам должны проводиться на территории    Армении    властями  Армении    по законам Армении.   Таким образом, задокументировано, что военнослужащие Армении официально    служат в  НК.

Впрочем, этот документ, подписанный    непризнанной «НКР», в деле Мурадяна тоже  нарушался и не раз, начиная с того, что, по словам отца, Сурен Мурадян не давал  специального согласия служить в    Карабахе, а просто отправился туда по приказу.   Итак: солдата-гражданина Армении в августе 2002    г. убивают в НК. Следствие ведет  военная    прокуратура Гадрутского    гранизона, т.е.    карабахцы, по Уголовному Кодексу  Армении.   28 февраля 2003    г. дело, в котором фигурирует карабахская войсковая часть,  рассматривается    Сюникским районным судом Армении.

Вдогонку 19 марта поступило не  имеющее    для суда Армении никакой правовой силы ходатайство «министра обороны» НК с  просьбой не лишать виновного офицера свободы, а    освободить под надзор военного  начальства Карабаха. В мае Сюникский районный суд Армении проводит выездную сессию  в Степанакерте (Ханкенди), т.н.    в НК.

Вместе с тем в июле 2003 г. к следствию    о происшествии в «армии» НК подключается  Военная    Прокуратура Армении, которая допрашивает карабахских военных и карабахских  врачей.    По ходу    следствия, 9 августа 2004 г. Военный прокурор Армении обратился    к главе  «Службы    Национальной безопасности» НК с просьбой прояснить некоторые  обстоятельства дела, т.е. часть    следственных действий прокуратуры Армении проводит за  нее спецслужба Карабаха.

21 декабря 2005    г. Сюникский районный суд провел заседание, но уже в Горисе (Армения),  по которому по УК Армении были осуждены    офицер и два врача, служившие в    «армии»    НК.  По всей    видимости, во время следствия и    суда этих карабахских «граждан»    содержали в  тюрьме Армении…

Вы еще не запутались в том, где    кончается Армения и начинается Карабах и кто кому  подчинен в этом    раскладе? Хотя все становится на свои места, если честно признать, что  Армения    превратила «независимую    НКР» в свою провинцию. Не удивительно, что в деле  Мурадяна первейший вопрос, который ЕСПЧ    пришлось выяснять: распространяется ли    на  НК юрисдикция Армении? Ответственна ли Армения за нарушение Конвенции,  произошедшее за    пределами собственно Армении до    того, как 10 июля 2003 г. дело  передали из карабахской    в ереванскую прокуратуру?

Евросуд    ответил    на этот    вопрос положительно. В частности, НСПЧ отметил,    что «в своем  ведущем    деле по    этому вопросу —    Чирагов    и другие против    Армении    — он сделал  принципиальное заявление об общей ответственности Армении по Конвенции.    Суд считает  установленным, что с ранних дней Нагорно-Карабахского конфликта    Армения    имела  важное и решающее влияние на нагорно-карабахский конфликт, что эти две структуры  были сильно интегрированы фактически во    всех важных делах и что    эта ситуация  сохраняется по сей день. Другими словами, Нагорный Карабах и его администрация  выживают за счет военной, политической,    финансовой и иной поддержки, оказываемой ему  Арменией, которая, следственно,    осуществляет эффективный контроль над Нагорным  Карабахом и окружающими    территориями…

Армения    находится под обязательством  обеспечить в этой области права    и свободы, установленные Конвенцией, и ее  ответственность    по Конвенции не    может быть ограничена только действиями    ее  собственных солдат или чиновников, действующих в Нагорном Карабахе, но также  распространяется на действия местной администрации, которая выживает за    счет военной и  иной поддержки Армении».

Ссылаясь также на ранее    рассмотренное дело «Залян и другие против Армении»  (NN 36894/04 и 3521/07), где похожие события также произошли на    территории НК с  участием местных «властей», ЕСПЧ пришел    к выводу, что суть дела    подпадает под  юрисдикцию Армении и влечет ее ответственность.   Отметим, что в упомянутом деле ЕСПЧ рассмотрел жалобы армянских    солдат Араика  Заляна,    Размика    Саргсяна и Мусы    Серобяна. Заявители служили в войсковой    части  Армении    N33651,    которая    в тот момент размещалась около селения Матагис в  Мартакертском районе НК.

По требованию военного    прокурора Армении карабахские  «власти» то передавали граждан Армении в Ереван, то послушно возвращали    их в Карабах  для следственных действий. Рассмотрев жалобу, которая касалась убийства    армянского  солдата    его сослуживцами в результате неуставных отношений, Страсбург установил    вину  Армении. Решение было вынесено в марте 2016 г.,    а уже в    начале апреля около того же  Матагиса шли боевые действия, которые армянская    сторона    представили как    столкновение  с карабахской «армией».

Можно вспомнить    и принятое ЕСПЧ    в июне 2007 года постановление по жалобе «Арутюнян  против Армении»    (N 36549/03). И    в этом случае Армения тоже была    признана  ответственной в    деле, где речь шла об убийстве солдата его сослуживцами. Все они  былигражданами Армении,    проходившими срочную службу в в/ч N33651, которая  размещалась в Лачинском    районе.

Все эти    случаи были довольно специфическими и создавали    впечатление, что на  территории НК на Армению могут жаловаться только ее собственные    граждане (или, как в  случае с Чираговым — беженцы), а жители    Карабаха безнадежно выпали из европейского  поля. Однако так ли это?

Ведь в деле Мурадяна Евросуд недвусмысленно утверждает,    что Армения ответственна не  только за армию, но и за «действия местной администрации, которая выживает за счет  военной    и иной поддержки Армении». Похоже, что Страсбург «будит    спящего».

Ведь,  пройдя все судебные инстанции в    НК, местные жители со ссылкой на дело Мурадяна  теоретически могут пожаловаться    на Армению на то, что им неправильно начислили пенсию  или не обеспечили медицинскую помощь, раз уж это делается за счет бюджета Армении.

Тем более что правила игры между Арменией и выживающей за ее счет «НКР», таковы, что  Ереван не предусмотрел на подконтрольной Армении территории НК никакой инстанции для  жалоб на нарушения, кроме местных судов    «НКР», действующих на основе слегка  модифицированного законодательства Армении.   Как говорится, поживем — увидим.

Эльдар Зейналов

Газета Эхо