Rossia USa KarabakhКарабахский конфликт не был урегулирован в период власти нынешнего президента США Барака Обамы. Даже наоборот, ситуация еще больше усугубилась, и возрос риск широкомасштабной войны. Это напрямую связано с тем, что Вашингтон не уделял этому вопросу должного внимания. Достаточно отметить, что за 8 лет президентства Обама ни разу не организовал в США встречу по Карабаху президентов Азербайджана и Армении.

Все надежды на карабахское урегулирование теперь связаны с новым президентом США Дональдом Трампом. Но если учесть, что в этом вопросе самое большое влияние и рычаги имеет Россия, то характер отношений между Москвой и Вашингтоном повлияет и на ситуацию по Карабаху.  Но каким будет это влияние? В этом направлении пока имеются лишь предположения авторитетных аналитиков.

***

Например, в комментарии для «Вестника Кавказа» немецкий политолог и профессор Вильфрид Фурман обрисовал три возможных сценария, с которыми может столкнуться южнокавказский регион, а точнее Карабах, в период президентства Дональда Трампа в США. При этом Фурман изначально отмечает, что в своем прогнозе исходит из предположения, что новый американский президент в период нахождения у власти не превратится в типичного мэйнстрим-республиканца и будет стремиться хотя бы к ограниченному фундаментальному консенсусу с Россией.  

По мнению эксперта, исходя из существующих доверительных отношений, современные кавказские границы Турции, России и Ирана являются взаимно гарантированными.

«Тем самым, Южный Кавказ внешне географически очерчен. Возможные экспансионистские планы трех держав региона (Иран, Россия, Турция) лишены фундамента, однако полностью исключать эту опасность также не следует»,  — отмечает аналитик.

По его словам, если Россия продолжит в дальнейшем гарантировать армянские границы в регионе, то США будут выступать гарантом настоящих границ Грузии:

«Возможно, что в случае возникновения «этнических чисток» обе державы-гаранты совместно вмешаются и гарантируют таким образом «резидентское право» каждой из сторон. Это взаимно принимаемая охрана интересов и активов каждой из держав».

По мнению профессора, чтобы Южный Кавказ превратился в «санитарный кордон», в первую очередь должен быть разрешен нагорно-карабахский конфликт. По мнению немецкого политолога, решаться карабахский конфликт будет, скорее, вне Минской группы ОБСЕ, нежели в ее рамках. Фурман обрисовал некоторые возможные решения, которые означали бы ломку некоторых «табу» в нынешнем состоянии «ни войны, ни мира».

***

Вот эти сценарии:

Первый сценарий: «Обе мировые державы, Россия и США, признают современные границы трех южнокавказских республик и передают переговорный процесс (включая и возможные военные акции) по решению вопроса Нагорного Карабаха и семи оккупированных регионов исключительно в руки Армении и Азербайджана. Это не означает автоматически военного решения вопроса, однако военная опция (даже в ограниченном виде) предотвратит наблюдаемую позицию тотального отказа от уступок со стороны Армении».

Второй сценарий:

«Обе державы создают концепцию «разделения» Нагорного Карабаха (и возможно других оккупированных азербайджанских провинций) с учетом прошедших 20 лет конфликта, сохраняющихся имущественных отношений и прав человека для рожденных за время течения конфликта людей). Россия и США при таком сценарии будут настаивать на определении новых границ и выступать активными модераторами в ходе переговоров между Арменией и Азербайджаном по этому вопросу. В таком случае гордиев узел будет фактически разрублен, без того, чтобы сложившиеся фронтовые границы когда-либо признавались с точки зрения международного права».

Третий сценарий:

«Настаивание на создании полноценной южнокавказской федерации едва ли представляется возможным с учетом имеющегося исторического опыта и нынешней напряженной ситуации. Но возможным решением могла бы стать нейтральная федерация с совместными полицейскими силами, включающая свободу передвижения и проживания для граждан трех стран. Две державы – США и Россия – в таком случае бы выступали гарантами внешних границ федерации, а не внутренних межгосударственных. Весь конфликтный регион Нагорный Карабах стал бы отдельной единицей в рамках данной федерации с квотированной структурой (например, армяне и азербайджанцы получают по 50% парламентских мест и министерских портфелей, а также полицейских сил и управленческих органов). В таком случае также высвободится много свободных ресурсов для экономического развития всего Южного Кавказа».

Политолог признает, что ни один из вариантов не удовлетворит в полной мере ни одну из сторон:

«Подобное не представляется возможным и на это не следует рассчитывать. Описанное выше – лишь концепции возможных „компромиссных решений“. Но с учетом актуального состояния конфликта, смертей и ранений в ходе вновь и вновь вспыхивающих боестолкновений, а также возраста изгнанных людей и крайне ограниченных жизненных шансов для молодого поколения, из гуманитарных соображений срочно необходимы изменения. Они в любом случае предпочтительны относительно нынешней неполноценной ситуации».

Большим плюсом эксперт считает то, что при всех вышеописанных сценариях исключается возможность развития событий в регионе, аналогичных тем, что произошли в арабских странах.

«Мир станет стабильнее, а США смогут больше посвятить себя внутреннему развитию», — уверен эксперт.

В выдвинутых немецким политологом сценариях есть зачатки рационализма. Но, наверное, многое снова будет зависеть от подхода к карабахскому конфликту России.  Этот подход будет зависеть как от того, каковы будут военно-политические опоры Москвы в регионе в последующие годы, а также от характера отношений между Россией и США.

Minval.az