e21f1dca44c1После Карабахской войны мы потеряли свои земли, шехидов, у нас остались тяжелораненые воины. Невозможно понять и принять, когда проявляют неуважение по отношению к ветеранам войны и их семьям.

Наши чиновники мучают беспомощных ветеранов Карабахской войны, которым требуется помощь.

Сегодня мы расскажем про одного из таких ветеранов Карабахской войны, столкнувшегося с несправедливостью. Беспомощный мужчина, у которого отрезана половина одной ноги, а вторая нога искалечена, 20 лет живет в лачуге.

Про него нам рассказал его сослуживец и односельчанин. Мы поехали к нему в село Йолюстю Сальянского района. Мужчина проживает в однокомнатной жалкой лачуге.

Мы отодвинули висящую на двери тюль и вошли внутрь. Нас встретил ушедший добровольно на фронт и лишившийся там ног Дюньямалыев Вели, его супруга и 15-летняя дочь. Мужчина является инвалидом первой группы и на свою скромную пенсию содержит семью. Мужчина поведал о своей нелегкой жизни.

3286789f359a

Сначала Дюньямалыев Вели рассказал о том, как отправился на войну:

«Я вернулся из России и отправился добровольцем в Карабах. У меня даже просили взятку в военном комиссариате в Сальяне. Я поехал в Гаджигабульский район, там записался добровольцем и отправился на войну. В начале 1994 года я был ранен в Агдаме. Одну ногу мне отрезали от колена, а на второй ноге искалечена стопа. Я не могу ходить. На стопе образовалась огромная дыра, я испытываю жуткие боли. Иногда по ночам я не могу заснуть до самого утра».

Ветеран карабахской войны нуждается в лечении:

«Кроме этих болей у меня есть и проблемы с почками. Врач сказал мне, что надо лечиться, иначе мне вырежут почку. Я и так постоянно борюсь со смертью, если мне еще и почку вырежут, то лучше пусть меня сразу похоронят».

c74fa58ec91a

Финансовое положение инвалида Карабахской войны очень удручающее, у него нет денег на лечение. День ото дня его убивают болезни и безразличие к его проблемам:

«Я не получаю никакой помощи. Врач выписывает мне лекарства, но я не могу их купить. Простое лекарство стоит 32 маната. В целом я получаю 396 манат, других доходов у меня нет. Я не трудоспособен. На эти 396 манат я содержу семью и не могу позволить себе купить лекарства. Я покупаю какое-то одно лекарство, а остальные купить не могу. Я много раз обращался насчет получения дома. Министерство труда и социальной защиты строит для нас дом около этой лачуги, спасибо им.  Но здоровье мне уже не вернуть…».

c71acf913488

По словам карабахского гази, его оскорбил глава Исполнительной власти района: «Я пошел на встречу с главой ИВ Сальянского района, у меня порвалась обувь, специально сшитая для моей искалеченной ноги. Я хотел попросить, чтобы обувь починили в Баку. Он ответил мне, мол, вы привыкли вечно клянчить. Никогда не забуду этих слов. Я воевал за родину, стал инвалидом. Если бы я был здоров, разве нуждался бы в ком-то? Мне 45 лет, и я медленно умираю. Я думаю не о себе, а о семье. Рано или поздно мы все умрем. Но если я умру сейчас, они попадут в еще худшую ситуацию. Человека обижает, когда на него не обращают внимания и не проявляют заботы. Один сказал мне, что не надо было ехать в Карабах, другой сказал, иди, сожги себя перед Аппаратом Президента.

— Кто сказал вам совершить самосожжение перед Аппаратом Президента?

— Председатель муниципалитета нашего села Ализаде Зейналов. Он сказал это, глядя мне в глаза. Я не заслуживаю такого обращения, я потерял здоровье, воюя за родину. Пусть учитывают хотя бы это.

М.Туркмен

506ac73b1381