Создание объединенной армяно-российской группировки с точки зрения баланса сил в регионе непосредственно мало что меняет, так как в результате этого не прибавляется ни одного солдата, ни одной единицы техники. Что же касается военно-политической стороны вопроса, то и без этого имеется двусторонний союзный договор между Россией и Арменией, а также Соглашение ОДКБ в соответствии с которыми Москва обязалась защищать Армению, если ее территория подвергнется нападению.

Кстати армянская оппозиция не в восторге от создания объединенной группировки. По их мнению, этим под контроль России передается последний оставшийся у Армении атрибут независимости – ее армия. Ведь российские пограничники осуществляют охрану армянских границ, а госкомпании управляют железной дорогой, газовыми и энергетическими сетями, телефонной связью и другими важнейшими предприятиями этой вассальной страны. Тот факт, что формальное командование объединенной группировкой доверено армянской стороне, никого не обманывает. Очевидно, что без прямого указания из Москвы или от командования Южного Военного округа РФ российские военнослужащие никакие приказы Еревана выполнять не станут.

Зачем в таком случае совместная группировка создается? Объяснений может быть несколько. Во-первых, в условиях наблюдаемой в Армении политической турбулентности, растущего недовольства западной армянской диаспоры пророссийским вектором геополитической ориентации Еревана, Москва посчитала необходимым усилить контроль над местными вооруженными силами. Во-вторых, это, наряду с дополнительными поставками вооружений, преподносится как верность России своим обязательствам в плане гарантий безопасности Армении. Если ранее 102 российская база в Гюмри прикрывала Армению от возможного военного давления со стороны Турции, то создание объединенной группировки, включающей наряду с российскими частями армянский армейский корпус, дислоцированный по периметру границ с Нахичеванью, должно демонстрировать готовность Москвы поддержать армян и в случае ответных военных действий Азербайджана с этого направления.

Очевидно, что дополнительные военные поставки, в особенности наступательных реактивных установок «Смерч» и ОТРК «Искандер», а также создание объединенной российско-армянской военной группировки объективно усиливает деструктивное поведение Армении в регионе. Москва как бы объявляет, что в случае возобновления военных действий они должны вестись исключительно на территории Азербайджана. Получается так, что бы не вытворяли вооруженные силы Армении против Азербайджана, их собственная территория как бы ограждается от законного возмездия. Тем самым Россия фактически берет на себя ответственность за все последствия деструктивного поведения Армении в регионе. Все рассуждения о том, что, Москва своими приведенными выше действиями нейтрализует озабоченности армян в плане безопасности и таким образом стремиться побудить их к согласию с предложениями об освобождении хотя бы части оккупированных азербайджанских территорий, совершенно голословные. На практике мы наблюдаем обратное. Армянское руководство, склонявшиеся после апрельских военных неудач к определенным уступкам, после получения новых партий российского оружия и дополнительных военных гарантий, лишь ужесточило свои переговорные позиции.

Складывающиеся реалии заставляют Азербайджан предпринимать ответные меры по укреплению своей обороноспособности как посредством закупок новых вооружений у Израиля, Пакистана, так и проведением масштабных учений. Если кто-то в России полагает, что демонстративной военной поддержкой армян заставят Баку пойти на мир в соответствии с пожеланиями Еревана и Москвы, то глубоко ошибаются. Президент Ильхам Алиев с освобожденной от армян в ходе апрельских боев укрепленной позиции Лалатепа в очередной раз прямо заявил, что Азербайджан не допустит создание второго армянского государства на своей территории и не уступит ни клочка своей земли.

Расим Мусабеков