TrampС избранием Дональда Трампа в качестве президента США Кремль лишится одного из своих излюбленных инструментов — возможности периодически безнаказанно «тыкать Запад палкой». Об этом, как передает Newsader.com, пишет в статье для Foreign Policy известный эксперт Европейского совета по международным отношениям Марк Галеотти, считающийся специалистом по российским спецслужбам. В качестве главной предпосылки для этого он называет совершенную непредсказуемость нового главы Белого дома, его готовность играть не по правилам и всячески защищать свой имидж властного человека, который, в отличие от мягкого Барака Обамы, не потерпит в свой адрес невежливых выпадов.

Аналитик указывает, что время правления Барака Обамы было отмечено бесконечными провокациями со стороны Кремля именно потому, что российское правительство не получало жесткого ответа от предсказуемых политиков США и ЕС.

«По приказу Путина русские сымитировали ядерные удары по Швеции, осуществили пролет военных самолетов вблизи американских кораблей, провели рейд-похищение на эстонской границе, и в целом неоднократно занимались троллингом в отношении западного мира, наблюдая за его реакцией. Продемонстрировав волю и возможность нарушать правила без существенных последствий со стороны Вашингтона, Москва рассчитывала на то, что европейцы, в частности, разнервничаются и придут к расколу», — говорится в материале аналитика.

Теперь, однако, у Владимира Путина «больше не будет права рассчитывать на американскую сдержанность и приверженность этикету и нормам надлежащего дипломатического поведения», пишет автор, добавляя, что предыдущая активность России и впрямь окажется «блефом», в котором ее подозревали и ранее. «Давайте не будем забывать, что новоизбранный президент США обещал сбить российский самолеты, если тот пролетит рядом с американскими кораблями или окажется близко к самолетам США», — указывает политолог, поясняя далее, что в случае, если стороны не поладят друг с другом, то геополитический троллинг может обернуться уже против самого Путина.

«Что, если американские военные корабли остановятся в непосредственной близости у крымского побережья, а сирийские бомбардировщики близ Алеппо окажутся в прицеле американских ВВС?», — предположил эксперт, поясняя, что в этом случае самой Москве — а не Соединенным Штатам, как раньше — придется гадать, не блеф ли это.

«Как бы то ни было, неустойчивая риторика Трампа, вероятно, возымеет эффект размывания краев неустойчивой московской империи Москвы», — предполагает Галеотти.

Без излишнего пессимизма он оценивает и предвыборную риторику Трампа относительно несостоятельности Североатлантического блока.

«Откровенные предупреждения Трампа в адрес союзников по НАТО о том, что они не могут рассчитывать на Соединенные Штаты как гаранта безопасности, могут побудить европейцев к тому, чтобы они увеличили военные расходы и значительно повысили безопасность Евросоюза, — пишет аналитик. — Его предположение о том, что Япония и Южная Корея, каждая из которых являются соседями России на востоке, должны обзавестись собственным ядерным оружием, безусловно, идет вразрез с видением Москвы азиатской безопасности, которая опирается на ограничение дальнейшего распространения ЯО», — отметил автор, добавив, что высказывания Трампа «может простимулировать подобное перевооружение и в районе Тихого океана, заставив Москву понести дополнительные издержки».

Задаваясь вопросом о том, что произойдет, если избранный президент Трамп решит, что Путин является соперником или даже угрозой, Галеотти не исключил, что главу Кремля может постигнуть участь ливийского диктатора. Автор напомнил, что магнат ранее вполне определено высказался о том, как следовало бы поступить с Муаммаром Каддафи: «Хирургический выстрел — и он ваш». Таким образом, миллиардер предпочел бы произвести точечную ликвидацию лидера вместо военной кампании в стране.

«Трамп — не голубь, в конце концов, — продолжал эксперт. Его критика затянувшихся войн в Ираке и Афганистане связана не столько с самим их фактом, сколько с «деликатным» характером американской тактики («мы ведем слишком политкорректную войну») и недостаточностью получаемой при этом прибыли», — пишет Галеотти, напоминая, что в Ираке и Ливии американцы, развернувшие войска, получили-таки доступ к местным нефтяным скважинам.

«Не то чтобы у Вашингтона, если бы он захотел, никогда не было возможностей принять меры против Путина, — рассказывает автор. — Как мне говорил бывший сотрудник ЦРУ, «конечно же, мы могли бы навредить России, но не сделаем этого, пока не поймем, что произойдет дальше», — отмечает аналитик.

По словам Галеотти, Трамп как главнокомандующий мог бы предпринять целый ряд мер против путинского режима, среди которых — скрытое финансирование диссидентских движений, замораживание активов еще большего числа российских чиновников, проведение кибератак и поддержка заговора элит в Кремле, чинящих козни против президента РФ.

«К тому же, если уж «Америка прежде всего» и правда является целью Трампа, то, в соответствии с искусством сделок, гораздо больше смысла было бы в дружбе с Китаем, а не с нищей изолированной Россией, — указывает эксперт. — У Пекина есть большие надежды на Трампа с его бизнес-ориентированным подходом, поскольку они опасаются его угрозы повышения таможенных тарифов», — заявляет автор, указывая, что ради сохранения нормальных торговых отношений с США, годовой объем которых оценивается на уровне $659 млрд, КНР может попросту закрыть глаза на намерение Трампа пойти против китайских интересов в Южно-Китайском море.

«Это может стать самым большим кошмаром для Кремля, который недавно сообразил, что Пекин не является ни другом, ни клиентом», — заключает автор, добавляя, что президентство Трампа «оставит Путина за дверями клуба для больших мальчиков».

«В итоге Россия сейчас находится перед лицом президента, который не играет по правилам, который упивается непредсказуемостью, который готов вступить азартную игру… и который агрессивно защищает представление о себе как человеке действия и власти. Похоже, что Путину предстоит провести ближайшие четыре года с теми же ощущениями, с которые пережил Запад в общении с ним», — подвел итог аналитик.