evrosud

11 октября, вероятно, был рекордным днем в Европейском Суде по Правам Человека (ЕСПЧ) по количеству одновременно коммуницированных жалоб против Азербайджана. Собранные в 4 группы, эти дела касаются 46 жалоб, которые объединены застарелой проблемой отказа в регистрации общественных объединений — неправительственных организаций (НПО).

В деле «Фархад Велиев и Кямран Алиев и 9 других против Азербайджана», заявителями выступили учредители незарегистрированных НПО: «Поддержка молодых музыкантов» (основана в 2012 г.), Центр защиты общественных интересов (2011), Женский Кризисный Центр (2011), «Религия и права женщин» (2011), Институт Общественного Здоровья (2012), Центр развития Южного региона и гендера (2012), «Поддержка моделей устойчивого развития» (2012), «Поддержка развития региональных общин и уменьшения бедности» (2012), Центр реабилитации и защиты больных ВИЧ/СПИД и туберкулезом (2013), «Азербайджано-талышские национальные моральные ценности» (2013). Представителем заявителей является Интигам Алиев.

В группе «Махаммад Рзаев и 4 других» речь идет о жалобах НПО «За здоровое будущее» (основана в 2008), «Институт Мониторинга Медиа» (2009), «Поддержка водителей» (2012), «Поддержка образованию и детям» (2012), Центр защиты прав женщин «Anacan» («Мамочка) (2012). В этих делах интересы заявителей в ЕСПЧ также представляет Интигам Алиев.

В деле «Шукюр Иззят оглу и Али Баширли и еще 14 других» объединены жалобы от НПО: Региональный центр прав человека и социальных исследований (основан в 2009), Институт Медиа и Демократии (2010), «Региональное развитие и права человека» (2008), «Здоровье и права человека» (2011), «Права человека и пропаганда законов» (2010), Объединенная организация предпринимателей инвалидов «BƏST» (2010), Центр борьбы против гендерной дискриминации (2012), «Права человека в добывающей промышленности» (2011), Центр гражданских инициатив и совершенствования законов (2011), «Гендерное равенство и социальные права» (2011), «Развитие общественного здравоохранения» (2011), «Демократические инициативы и социальное развитие» (2011), «Помощь тюремным реформам» (2011), Региональный центр прав женщин (2009), «Паллиативная помощь и инициативы по здравоохранению» (2012). В большинстве этих дел интересы заявителей представляет Интигам Алиев, и в двух делах представителями в Евросуде являются Азер Нагиев и Фариз Намазлы.

В деле «Руслан Халилов и 15 других» заявителем выступили учредители следующих НПО: Центр журналистских инициатив (основан 2012), Молодежный центр борьбы с ВИЧ/СПИД и наркоманией (2012), Институт экономического анализа (2012), «Инвалиды Отечественной Войны» (2011), Институт демократических инициатив (2013), Региональный центр борьбы с коррупцией (2012), Центр защиты прав женщин-пациенток (2013), Центр психосоциального трейнинга и консультации (2013), Ассоциация поддержки здоровья молодежи «Loğman» («Врач») (2013), Ассоциация поддержки инвалидов «Dəyər» («Ценность»), Исследовательский центр против пыток (2014), Центр защиты политических прав (2013), Ассоциация поддержки учителей (2013), Клуб молодежи (2014), Ассоциация гражданских инициатив «Azad Hərəkət» («Свободное движение»), Ассоциация поддержки региональной молодежи и женских инициатив (2013). Заявители были представлены адвокатом Яшаром Агазаде.

Хотя национальное законодательство и не требует обязательной регистрации НПО, но эффективное функционирование НПО, включая возможность открыть счет, получить грант и т.д., зависит от статуса юридического лица, который дает регистрация.

Нынешние жалобщики в ЕСПЧ обращались за регистрацией от 2 до 10 раз, но каждый раз их документы возвращались с требованием исправить содержащиеся недостатки. После исправления указанных недостатков, Министерство Юстиции (МЮ) находило новые недостатки, не указанные в предыдущем отказном решении, и снова возвращало документы. Замечания в основном касались структуры и функционирования НПО, хотя были претензии и к сопроводительным документам.

Но были и более странные поводы для отказов. Так, в одном из случаев отказ был обоснован тем, что на титульном листе не оставлено поле для служебных пометок (номер и дата регистрации и т.п.).  Другой организации, желавшей заниматься правами человека и социальными исследованиями, отказали, т.к. из устава чиновникам не было ясно, создана ли НПО на постоянной основе или для достижения конкретных целей. Третья НПО указала, что будет работать в Азербайджане и других странах, но не указала, в каких именно. Еще одна НПО на всякий случай нотариально заверила запрос регистрации, и ей отказали на том основании, что этого делать не требуется.

Так продолжалось до тех пор, пока учредители не решали обратиться в суд, считая, что выявленные недостатки не мешали рассмотрению заявления и не являлись достаточной причиной для отказа. Однако во всех этих случаях, суды принимали сторону МЮ и отказывали в исках.

Особенность группы «Махаммад Рзаев и 4 других» состояла в том, что заявители, как они сообщают, не получали письменного ответа МЮ в установленные законом сроки, и судились ввиду бездействия должностных лиц. На суде МЮ представляло копию якобы посланного отказного письма, после чего суды выносили решения об отсутствии нарушения закона.

Особняком стоит одно из дел, где жалоба подавалась на МЮ не Азербайджана, а Нахчиванской Автономной Республики, которое в 2008 г. вообще не ответило на запрос регистрации общественного объединения «За здоровое будущее». Была подана жалоба в Нахчиванский городской суд, который тоже не ответил на иск. Даже после  вмешательства Судебно-Правового Совета Азербайджана, горсуд так и не счел нужным ответить заявителям, каков результат рассмотрения (если оно вообще состоялось). Таким образом, местные инстанции не предоставили жалобщику никакого, даже иллюзорного шанса на обжалование его претензий в суде.

После прохождения всех национальных инстанций заявители обратились в Страсбург. В центре всех 46 жалоб было требование признать нарушение свободы объединений, гарантированной статьей 11 Европейской Конвенции по Правам Человека. Еще 9 заявителей пожаловались на нарушение их права на справедливый суд, например, рассмотрением дела в их отсутствии (ст. 6).

Следует заметить, что в большинстве этих дел интересы заявителей в ЕСПЧ представляет известный юрист Интигам Алиев. Однако 8 августа 2014 г. он был арестован, и все папки с его документами, касающимися переписки с ЕСПЧ, были конфискованы.

После двух жалоб в ЕСПЧ, 25 октября 2014 г. документы были возвращены его адвокату. Однако это не отменяет того факта, что почти 2 месяца конфиденциальные материалы переписки с ЕСПЧ находились в распоряжении чиновников того правительства, против которого были поданы эти жалобы. В 25 случаях, заявители поэтому пожаловались и на нарушение права на индивидуальную жалобу (ст. 34 Конвенции).

Направляя властям (коммуницируя) суть указанных жалоб, ЕСПЧ задал сторонам вопрос о том, была ли нарушена ст.11, и если да, то насколько это было необходимо. Были также запрошены все документы, касающиеся регистрации, а также судебные решения. По отдельным делам были заданы специфические вопросы по статьям 6 и 34 Конвенции.

Статья 11, как и большинство других статей Конвенции, гарантирующих права и свободы человека, не является абсолютной. Параграф 2 признает за правительством право наложить на свободу объединений только те ограничения, «которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

Задачей начатого ЕСПЧ процесса коммуникации будет выявление, соответствовали ли отказы в регистрации законодательству Азербайджана и были ли они «необходимыми в демократическом обществе». Весьма вероятно, что выводы будут в пользу заявителей. Ведь на сегодня ЕСПЧ уже принял решения по 12 НПО в похожей ситуации, из которых в 6 делах было установлено нарушение прав, а в 5 — достигнуто мировое соглашение (регистрация в обмен на отзыв жалобы). Выиграно в ЕСПЧ и дело по конфискации жалоб.

Эльдар Зейналов.

Источник: Газета «Эхо»