1701

Сегодня, говоря об изменении геополитических правил игры в мире, часто вспоминают первую за годы Второй мировой войны конференцию «большой тройки» — Сталина, Рузвельта и Черчилля, а иногда и художественный фильм «Тегеран-43». Детектив совместного производства студий «Мосфильм», Mediterranee Cinema, Pro Dis Film, где снялись Ален Делон, Курд Юргенс, Клод Жад, Игорь Костолевский, Армен Джигарханян и  Наталья Белохвостикова, вышел в 1980 году.

Сегодня народная артистка РСФСР, лауреат двух государственных премий СССР Наталья Белохвостикова поделились с «Вестником Кавказа» своими впечатлениями от съемок в Баку о Гейдаре Алиеве, о Сергее Лаврове, об актерской и дипломатической жизни.

— С момента выхода фильма на экраны прошло уже больше 35 лет. Вы помните, как снимали «Тегеран-43»?

— Это был первая советская кинолента, в съемках которой приняли участие актеры разных стран, школ и национальностей. Вместе с Арменом Джигарханяном, Игорем Костолевским и Альбертом Филозовым мы принимали участие в создании сценария. К примеру, я придумала свою героиню – Мари. Когда к съемкам подключились Курд Юргенс, Ален Делон и Клод Жад, то образы героев стали трансформироваться, учитывая национальные особенности этих актеров. Например, когда мы снимали в Париже Делона, моя героиня вдруг заговорила быстрее. А когда я увидела, как Делон надевает плащ, то я стала двигаться по-другому.

В Азербайджане мы снимали фантастические фрагменты с Арменом Джигарханяном. И потом, когда картина уже была смонтирована, и когда наш композитор и автор песни просматривали эти материалы вместе с моими крупными планами, тогда и родилась как раз песня «Вечная любовь», которая звучит сейчас отовсюду.

За время съемок актерский состав стал настоящей огромной дружной семьей. У нас складывалось ощущение, что актер — это национальность. И неважно, где ты родился и учился. Мы все ранимы, все после команды «стоп» кидаемся к режиссеру и спрашиваем: «Ну как? Что было? Получилось, не получилось?». И вот это братство с той картины у меня есть, благодаря замечательному Армену Борисовичу, которым сейчас затевается новая история. Я очень в нее верю, потому что у истоков стоит этот потрясающий, удивительный персонаж.

— Вы упомянули про Азербайджан. Какие впечатления остались от съемок? 

— Я много снималась там, не только в «Тегеране-43». Картина «Законный брак», где я сыграла с Игорем Костолевским, полностью снималась в Азербайджане. Съемки проходили в Гобустане. А тот же «Тегеран» мы снимали в Кале. Мы ездили очень много, и конечно, впечатлений было масса, как положительных, так и порой даже нервных. Например, когда мы с Игорем Косталевским шли в Гобустане по каким-то холмам и кочкам, рядом с камерой стояла медсестра с огромным шприцом. Оказывается, в то время был какой-то опасный период для змей. Она говорила: «Я обязана от вас не отходить. Если вас кто-то укусит, то нужно моментально сделать укол». Мы с Костолевским умоляли ее не делать укол, потому что этот шприц просто устрашал нас, он был настолько огромный. Мы старались обходить все, хотя сделать это было просто нельзя, поскольку эта земля удивительной красоты, фантастические переходы, скалы, с которых на тебя сверху смотрят вараны. Это невероятно красивая земля. Кроме того, должна сказать, что самые гениальные впечатления, конечно, у меня сложились от Азербайджана. На премьере «Тегерана-43» я сидела рядом с Гейдаром Алиевым. Как я волновалась, не передать словами. Но то, что я услышала потом, компенсировало все эти нервы на всю оставшуюся жизнь. Я очень благодарна ему за то, что он и опекал нас, и смотрел с нами эту картину. Это было здорово. Этого не повторить, такого уже не будет никогда.

— Премьера была в Баку?

— В Баку. В колоссальном зале на несколько тысяч человек. Мы сидели рядышком, бок о бок, и это был очень волнующий момент в моей судьбе. Да, и жили мы в резиденции рядом, и общались каждый день. Это были замечательные времена. Я все это вспоминаю с такой нежностью, благодарностью, с ностальгией. Понимаю, что это не вернуть, но было здорово.

— Вы ведь дочь дипломата. Сейчас происходит какое-то общение с нынешней дипломатической элитой Азербайджана? Удается ли вам поддерживать отношения? 

— С элитой Азербайджана, к сожалению, нет.

— Может быть, вы поддерживаете отношения с Дипакадемией? 

— Поддерживаю, но это в Москве. Во-первых, я обожаю Сергея Лаврова, который знал моего отца. Он удивительно умный и мудрый дипломат. Я очень ему верю, потому что он словно продолжение моего отца, который был послом. Конечно, я очень многих знаю. Я бываю в МГИМО, вижу молодых ребят, которые встают на эту тяжелую стезю. Я понимаю, что это непростой мир, который закрыт для всех. Он свой, он особый. Поэтому, придя в актерскую профессию, прожив в ней всю жизнь, я, конечно, остаюсь дочкой посла. Я остаюсь той девочкой, которая выросла в Англии, и у которой, может быть, чуть-чуть другие ценности и представления о мире и жизни, чем у тех, кто вырос здесь.

Не могли бы вы еще поделиться своими впечатлениями о Баку и о встрече с Гейдаром Алиевым?

— Главное, что этот город был ужасно дружелюбен по отношению к нам, потому что мы снимали там не один месяц. Люди, которые пускали нас в свои дома, обязательно должны были накормить нас. Так было на протяжении всего периода съемок. Это безумное море, на которое мы каждое утро выходили и смотрели. И конечно, эти встречи с Гейдаром Алиевичем, которые были не только про кино, но и о жизни. Они были так мудры, они были так проникновенны. У меня все время было ощущение, что встречаются люди, которые очень дружны, которые очень давно друг друга знают. Это особый талант, особый дар. Я понимаю, чем мощнее человек, тем он демократичнее, тем он проще, тем он доступнее. Именно поэтому те многодневные уроки общения, которые я с ним получила, запомнились на всю жизнь. И я благодарна судьбе за то, что они были. Потому что если бы по окончанию той колоссальной работы не было бы такой феерической отдачи совершенно гениального человека, я, наверное, совершенно по-другому расценивала свое участие в этой картине. Я всегда буду помнить слова, которые были мне сказаны, и реакцию зала, который аплодировал стоя минут десять. И это дорого стоит, поверьте.