53294_src

Депутат Милли Меджлиса, политолог Расим Мусабеков дал интервью порталу Day.Az. Минвал приводит это интервью без сокращений.

Когда выборы превращаются в шоу, не стоит удивляться тому, что хороший шоумен получает преимущество над опытным политиком. Подтверждение — избрание, вопреки всем прогнозам и социологическим опросам, Дональда Трампа 45-м президентом США. Его соперник — кандидат Демократической партии Хиллари Клинтон признала поражение и поздравила Трампа с победой. Итоги этих выборов еще будут долго анализироваться и разъясняться, а пока можно определенно сказать лишь то, что американцам, поучающим всех и вся в мире демократии, неплохо бы обратить внимание на явные сбои в электоральных механизмах собственной страны. В США и в других западных демократиях сплошь и рядом выборы и референдумы дают неожиданные результаты, показывающие опасный разрыв между элитными группами и массой рядовых граждан.

Рядовые избиратели, в своей массе, далеки от политкорректности, демонстрируемой многоопытными западными политиками. Им надоели гладкие, маскирующие истинный смысл фразы, публично произносимые искушенными политиками. Люди голосуют в пользу более близкого по психотипу кандидата, который «рубит правду-матку», но часть из них стыдится признаваться в своем выборе, когда их опрашивают социологи. Поэтому наблюдаются расхождения между реальными результатами выборов и данными опросов.

Так, в России ЛДПР и ее лидер, известный мастер политической клоунады Жириновский на всех выборах, как правило, добиваются лучших результатов, чем предсказывают аналитики и опросы. Или, например, итальянская политическая партия Movimento («Движение пяти звезд»), которую основал популярный комик Беппе Грилло, получившая на парламентских выборах 2013 года четверть голосов избирателей.

Хотя Дональд Трамп был на выборах кандидатом Республиканской партии, он остается чужим для республиканского истеблишмента. Большинство видных представителей этой партии предпочли дистанцироваться от Дональда Трампа и даже высказывались в пользу его соперника из Демократической партии.

Как сложатся отношения нового хозяина Белого дома с Республиканской партией, которая завоевала большинство в Сенате и Палате представителей, неизвестно. Также трудно что-либо определенное сказать о том, каким станет американская политика при президенте Трампе. Ведь он никогда не занимался политикой, не занимал никакого государственного поста и известен как крупный строительный магнат, организатор мировых шоу, таких, как избрание «Мисс Мира». Остается верить в то, что государственная машина США сможет справиться с таким вызовом и нейтрализовать возможные риски.

О политике, как внешней, так и внутренней новой администрации США можно будет что-либо говорить, когда станут известными лица, которых Трамп намерен назначить на пост главы Госдепартамента, Пентагона, ЦРУ, других ключевых персон в правительстве и Аппарате Белого дома.

Конечно, когда имеется большая неопределенность вообще относительно внешней политики президента Трампа, любые предположения в отношении политики США на Южном Кавказе и в отношении Азербайджана выглядят слабо аргументированными. Многое в этом смысле будет зависеть от той политической линии, которую Вашингтон изберет в отношении соседствующей с нашим регионом Россией и Ираном. Эти страны занимают гораздо большее место в американских внешнеполитических приоритетах, чем Южный Кавказ.

Из позитивных моментов можно сказать лишь то, что армянское лоббистское влияние на Дональда Трампа не отмечено. Азербайджан всегда находил большее понимание у прагматичной республиканской администрации и республиканского большинства в Конгрессе, чем у идеологизированных президентов и конгрессменов-демократов. Республиканский истеблишмент более чувствителен к интересам нефтяных кампаний, что для нашей страны также важно.

Очевидно одно — следует быстро наладить коммуникации с окружением Дональда Трампа и попытаться заручиться поддержкой новой американской администрации в решении сложных проблем нашего региона и, в первую очередь, в продвижении карабахского урегулирования.