Allahsukur

В религиозной сфере Азербайджана в последние годы произошли серьезные изменения. Хотя некоторые из этих событий были громкими, однако часть осталась в тени. Самый серьезный процесс – это тенденция вмешательства в последние два года государства в религиозные дела. Все началось с начала 2014 года.

В начале 2014 года произошло несколько событий, которые привели к тому, что государство стало предпринимать определенные шаги в религиозной сфере. Во время протестов против запрета ношения хиджабов в 2010 году, арестов и напряженности на религиозной почве, курирующее до того времени религиозную сферу Управление мусульман Кавказа и его глава фактически остались в стороне. Затем правительство сменило председателя Государственного комитета по работе с религиозными образованиями Азербайджанской Республики, после чего государство начало напрямую работать с религиозными общинами. Выяснилось, что госструктуры отныне фактически управляют религиозными процессами без УМК.

Когда в начале 2014 года началась война между исламистскими группами в Сирии, увеличилось число новостей о погибших в этих боях азербайджанцах, реакция в стране показала, что УМК потеряло прямой контроль над религиозной ситуацией. Фетва, изданная УМК в январе в связи с боями в Сирии, оказалась неэффективной и не вызвала никакой реакции. Выяснилось, что шейх может только назначать ахундов в мечети и привлекать полицию, то есть решать вопросы только за счет сил полиции. А это может сделать любая сопряженная структура. Фактически, УМК превратилось в слабую структуру.

Но, естественно, в изменении отношения к шейху и УМК сыграли роль и другие факторы. Формирование клана председателя УМК, приближенность к президенту и прямые возможности влияния, экономическая сила, находящаяся под его контролем или вокруг него – все это привело к росту его соперников. С другой стороны, произошедшее в стране за последние 10 лет показало, что основные общественно-политические процессы в Азербайджане развиваются из-за религиозного фактора, или же этот фактор оказывает влияние. Поэтому такую чувствительную сферу нельзя было доверить только шейху, религия – это не только моральный вопрос, теперь это связано с вопросами политики, экономики и безопасности.

Поэтому по распоряжению главы государства о 28 февраля 2014 года было учреждена Cлужба государственного советника Азербайджанской Республики по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии. Советником президента был назначен профессор Кямал Мехди оглу Абдуллаев. Указом президента от 15 мая 2014 года был создан Бакинский международный центр мультикультурализма. 20 октября 2014 года в Госкомитете по работе с религиозными образованиями при участии ее председателя Мубариза Гурбанлы прошло заседание с группой теологов и представителей различных религиозных конфессий. На этом заседании было объявлено о создании новой комиссии по теологии в Госкомитете.

Примечательно, что обе структуры — Служба государственного советника и Госкомитет по работе с религиозными образованиями – с того года заявили, что будут проводить религиозную просветительскую деятельность. Хоть Служба государственного советника и была создана в тот год, но Госкомитет работал уже 13 лет, но не проводил за этой время религиозную пропаганду и просветительскую деятельность. Потому что, согласно конституции Азербайджана, религия отделена от государства, и проведение госструктурой религиозного просвещения и пропаганды противоречит закону. Но до сей поры это хоть и формально, но соблюдалось.  Начиная с 2014 года, правительство взяло на себя религиозную деятельность, несмотря на то, что по конституции религиозная деятельность государства запрещена. В тот год помощь государства мусульманским религиозным общинам была выделена не через УМК, а через Госкомитет по работе с религиозными образованиями. До этого ежегодно помощь государства немусульманским религиозным общинам выделялась Госкомитету, который затем разделял эти деньги. Мусульманским общинам выделяло помощь УМК. Но в 2014 году это правило поменялось. Кроме того, госорганы в обход УМК отменили организацию «эхсана». Тогда впервые отношения между УМК и правительством дали трещину.

Напряженность на Ближнем Востоке и Центральной Азии волей неволей распространяется и на Азербайджан, напряженность в религиозной сфере делает неизбежным контроль со стороны госорганов. На фоне растущего радикализма и чрезмерной политизации религиозного фактора в регионе видно, что у правительства нет конкретной программы действий, а точнее, эти действия не выходят за рамки традиционных методов. Пока что борьба правительства с религиозным радикализмом заключается только в конфискации религиозной литературы, избавлении от религиозных атрибутов и проведении конференций в каждом районе. Хотя неизвестно, какое влияние имеют эти конференции, проводимые активистами района и работниками госорганов, но виден рост ограничений. В последние годы ужесточаются законы в религиозной сфере, увеличивается число запретов и ограничений. Практически не осталось курсов по изучению Корана и религиозных учебных заведений. В основном они есть в крупных мечетях, или же остались с давних времен. Это показывает, что государство фактически не проводит просветительскую религиозную деятельность, а под видом этого в основном читаются советские лекции по борьбе с радикализмом.

Естественно, в Азербайджане проводится религиозное просвещение, но тайно. То, чему не учат в мечетях, общинах, медресе, тайно учат в домах Корана в частном порядке, то есть тайно. Эта скрытность приносит вред государству.

На всем этом фоне УМК с одной стороны притесняется соперниками, в другой осталось вне процессов из-за бездействия. Можно сказать, что по линии УМК нет никакой религиозной деятельности. На государственные мероприятия на религиозную тему представители УМК приглашаются в качестве гостей. С другой стороны, число пришедших в мечеть «Тезепир» в этом году в день Ашуры показало, что у УМК не осталось даже прошлогоднего авторитета перед верующими.

Естественно, личный авторитет шейха и исторические традиции возглавляемой им структуры играют большое значение для Азербайджана. По этой причине УМК остается, хоть и формально, религиозным управлением, духовным центром. Но фактически, шейх и УМК не могут оказывать серьезное влияние на религиозные процессы.