piontkovskiyВ последний месяц Владимир Владимирович Путин в различных аудиториях как минимум трижды с большим эмоциональным напором и без особого видимого повода возвращался к истории «бостонских взрывателей» братьев Царнаевых. На самом деле, наверное, чаще. Я слышал его историю трижды, хотя урывками смотрю телевизор. Последний раз это было на прошлой неделе на валдайском форуме. На том самом, где отличился король холуёв Федор Луи, своим виртуозным политологическим язычком доставший до простаты августейшего клиента, задав ему нелицеприятный вопрос, каково это ощущать себя самым могущественным самцом планеты.

Но даже самый могущественный самец не свободен от законов человеческой психики, открытых великими знатоками человеческой души. Стремясь вытеснить какое-то опасное воспоминание, мы навязчиво возвращаемся к нему вновь и вновь как Раскольников на место своего преступления. Сюжет о Царнаевых Путин повторял каждый раз слово в слово, ни на шаг не отклоняясь от заученного темничка:

«В 2011 году мы предупредили наших американских партнеров об исламистских связях проживавшего в США Тамерлана Царнаева. Коллеги не восприняли нашу информацию и даже посоветовали нам не лезть в их дела. Ну что ж, я распорядился Бортникову не ставить больше перед американцами этот вопрос. А через несколько месяцев Царнаевы совершили теракт на Бостонском марафоне. Вот видите, они не готовы сотрудничать с нами в борьбе против международного терроризма даже, когда речь идет об их собственной безопасности.»

Гладко излагает и политически очень правильно. Но сознательно опускает самую драматическую и загадочную страницу из истории жизни и смерти Тамерлана Царнаева.

Тамерлана Царнаева действительно допросили в ФБР по сигналу из Москвы, но не сочли возможным задержать, так как никаких конкретных обвинений в его адрес Москвой не было предъявлено. И вот здесь начинается самое интересное, но почему-то не рассказанное участникам валдайского форума.

Итак, Царнаева допрашивали и он понимал, что Москва подозревает его в причастности к исламистскому подполью. Он прекрасно знал, что с такими людьми делают в России, зачастую без всякого суда и следствия. Тем не менее в январе 2012 года он отправляется в Россию. И не какими-то тайными лесными тропами, а совершенно легально, внесенный во все базы данных, прилетает в аэропорт «Шереметьево». Царнаев никогда не решился бы это сделать, если бы не был абсолютно уверен, что в России он будет в полной безопасности.

Естественно, человек, чьей судьбой занимались лично Путин с Бортниковым, оказался с первой секунды его появления в шереметьевском аэропорту под плотным контролем центральных структур ФСБ.

Под наблюдением ФСБ он путешествовал по Кавказу, встречался с активистами исламистского движения. Как подробно рассказывает «Новая газета» в статье «Бостонский взрыватель был заряжен», оперативники дагестанского Центра по борьбе с экстремизмом неоднократно фиксировали его встречи с подозреваемыми в причастности к исламистскому боевому подполью Махмудом Нидалем и Вильямом Плотниковым, старым знакомым Царнаева по Северной Америке.

Оба этих его приятеля были ликвидированы.Один 19 мая, а другой 14 июля. Сразу же после второй ликвидации неуловимый, неуязвимый и официально ни разу не допрошенный Тамерлан исчез. Растворился. Ушел в лес, как предположили провинциальные дагестанские правоохранители.

А на самом деле снова оказался в Москве, откуда беспрепятственно и благополучно вылетел из того же шереметьевского аэропорта обратно в Америку. Навстречу своей судьбе.

Когда же уже после теракта в Москву прибыла делегация сенаторов США посотрудничать с российскими коллегами в деле расследования, коллеги послали сенаторов лесом, заявив им: никакого Царнаева в России в 2012 году не было. А один из американских дипломатов, сопровождавших делегацию, стал жертвой успешной провокации спецслужб: ему обещали передать секретные сведения и затем картинно задержали под телевизионные камеры.

Американское руководство и руководители американских правоохранительных органов наверняка знают правду об организаторах бостонского теракта. Однако они не решаются взглянуть этой правде в глаза – слишком чудовищна она и слишком серьезных потребовала бы выводов и действий.

Ставший затем стандартным темничек «Сотрудничайте с Кремлем, иначе вас будут продолжать взрывать» впервые был полномасштабно отработан путинской пропагандой и ее зарубежной агентурой после теракта на бостонском марафоне.

P.S.
– Так кто же убил?
– Как кто убил ? Вы и убили-с, Родион Романович. Вы-с и некому больше-с.

Оригинал: kasparov.ru